Во сне и наяву

Загрузить в формате: .fb2
Автор: tigrjonok
Бета: Jenny
Гамма: нет
Категория: Гет
Пейринг: Курт Вейзель/Юлиана Вейзель Курт Вейзель/кэцхен Ротгер Вальдес
Рейтинг: NC-17
Жанр: Romance PWP Humor
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер:

Все герои произведения совершеннолетние.

Кэналлийское — Алве, тюрегвизе — Матильде, касеру — Клементу, героев — Камше, а мы просто играем.
Аннотация: «Бывают обстоятельства, в которых добродетель, сама о том не подозревая, попадает в лапки к пороку». (с) В. Камша, «Из глубин».
Комментарий: Написано на Фандомную битву 2012
Предупреждения: секс втроем, вуайеризм

«Бергеры чудовищно добродетельны. Взять хотя бы моего дядюшку. Представляешь, он ни разу, повторяю, ни разу не изменил тетушке. По крайней мере, он так полагает». (с) Ротгер Вальдес

В. Камша, «Из глубин»

Вообще-то, Вальдес не собирался подсматривать.

Хотя нельзя сказать, что за портьерой он очутился совершенно случайно. Ему было очень любопытно, о ком же грезит добродетельный бергер, который всегда отмалчивался, когда речь заходила о дамах, а то и просто демонстративно удалялся из комнаты. Не то чтобы Вальдес совсем не верил в добродетельных мужчин — еще бы ему не верить, после стольких-то лет знакомства с дядюшкой Вейзелем, — но отменить фантазии не сможет никакая добродетель. В общем, как только Вальдес ощутил присутствие в доме кэцхен и понял, к кому именно они направляются, он не удержался.

К месту боевых действий Вальдес подоспел как раз вовремя. Вейзель спал, как убитый. «Сном праведника», — мысленно съехидничал Вальдес. Но две ведьмы уже забрались в широкую постель, губами и осторожными прикосновениями рук выдергивая приглянувшегося мужчину из сна, мягко, аккуратно, так, что не сразу поймешь, где кончается сон и начинается явь, та явь, что бывает куда ярче самых диких и необузданных фантазий. Вейзель что-то неразборчиво пробормотал и открыл правый глаз. Одна из ведьм сразу притянула его к себе и впилась в губы долгим, обещающим поцелуем, а когда отстранилась, вместо нее рядом с дядюшкой Вейзелем сидела тетушка Юлиана. Вальдес разочарованно крякнул и тут же зажал себе рот ладонью. «Ш-ш-ш, — напевно говорила кэцхен. — Ты звал ее. Она здесь, она с тобой. Она для тебя». Другая ведьма между тем целовала шею Вейзеля, одновременно стягивая с него ночную рубашку. Сотканное из ветра и шелеста листьев крылатое создание, она почему-то не спешила меняться. Но, наконец, выбор, похоже, был сделан: посветлели волосы и округлились, налились соком плечи. Видимо, Вейзель и в самом деле предпочитал полных блондинок. Вальдес вытянул шею, пытаясь рассмотреть ее лицо. И обомлел. На секунду зажмурился, тряхнул головой. Открыл глаза. Но фантасмагоричная картина и не думала исчезать. Рядом с Вейзелем на кровати сидели две абсолютно одинаковые женщины. Хотя Вальдес знал совершенно точно, что у тетушки Юлианы сестры-близняшки не было.

Оторвавшись от губ первой ведьмы, Вейзель чуть повернул голову назад и на секунду замер. Кэцхен смеялись; ничуть не смущенные его замешательством, они продолжали ласкать уже освобожденное от одежды тело. Но, вопреки общей суеверности бергеров, сбить этого конкретного человека с пути истинного оказалось не так-то просто.

— Я сплю, — уверенно сообщил потолку Вейзель. И потянулся ко второй ведьме.

Ранее Вальдес честно собирался ретироваться после этого момента, но теперь буквально прирос к месту. Ведьмы гладили и целовали Вейзеля, но тот не оставался в долгу: его руки, казалось, были везде, двигались быстро и в то же время вдумчиво, каким-то непостижимым образом успевая ласкать, ублажать обеих женщин. Кэцхен больше не смеялись. Их прикосновения становились все жарче, все требовательнее. Наконец одна из ведьм опустилась ниже, наклонила голову к паху, вбирая в рот возбужденный член. Вейзель приглашающе приподнял бедра и зарылся рукой в светлые волосы, не притягивая, а поглаживая, пропуская через пальцы тяжелые пряди.

— Люблю тебя, — простонал он и завел вторую руку за спину, на ощупь, но безошибочно дотрагиваясь до второй ведьмы, лаская ее живот и бедра. Пальцы зарылись в волосы на лобке, не пытаясь углубить движение, а просто поглаживая, надавливая на какие-то точки. Этого хватало, чтобы вырывать у ведьмы стоны, становившиеся все более и более голодными.

«Вот так, господин вице-адмирал. Никогда не стоит недооценивать значение многолетнего опыта», — мысленно сыронизировал над собой Вальдес. Он отчаянно боролся с подступающим возбуждением: дрочить на то, как дядюшка Вейзель занимается любовью со своей женой — это уже слишком. Пусть даже в таких… пикантных обстоятельствах.

Между тем Вейзель, как-то очень яростно сбросив на пол мешающую подушку, полностью опустился на кровать и позвал:

— Иди ко мне. Как тогда…

Кэцхен поняла. У них свои пути и свои способы. Вейзель отнял руку от волос продолжающей ласкать его член ведьмы и с жадным стоном подхватил под бедра другую, удерживая ее над собой, лаская языком ее лоно. Ведьма тихонько вскрикивала, подаваясь навстречу этим ласкам. А ее подруга выпрямилась и, мягко и как-то одобрительно проведя руками по животу Вейзеля, опустилась на его член. Вейзель выгнулся, толкаясь в горячее, жаркое тело, но — судя по стонам — ни на секунду не прекращая ублажать свою вторую партнершу.

Вальдес сдался и запустил руку в штаны. Перед глазами, вместо привычных образов, крутилась какая-то ерунда. Он почему-то вдруг вспомнил Бергмарк и тетушку Юлиану, как она вечерами сидела у камина с шитьем, слушая болтовню молодежи и время от времени бросая на супруга веселые взгляды. Он вспомнил, как Вейзель временами в ответ на их болтовню о дамах возводил очи горе, задумчиво поглаживал — словно лаская — ручку кресла или стенки бокала. Он много чего вспомнил, на что раньше не обращал внимания и что сейчас было, пожалуй, все-таки не особо к месту, хотя и не мешало. Мысли текли параллельно, двигавшаяся в унисон троица на кровати и так в достаточной мере разгоняла кровь, а возбуждение и без того достигло такой силы, что помешать ему мог разве что сигнал о нападении на Хексберг неприятеля. Вальдес двигал рукой все быстрее и, наконец, кончил, зажмурившись и зажав себе рот ладонью.

Открыв глаза, он понял, что за собственным оргазмом пропустил момент, когда угомонилась троица на кровати. Но нельзя сказать, чтобы он об этом жалел. Любопытство отступило, то ли удовлетворенное, то ли пристыженное.

Ведьмы растянулись рядом с сонным, но не прекращавшим поглаживать их Вейзелем, явно настроенные на второй раунд. Вальдес усмехнулся, вытер руку о портьеру — то-то сплетен будет наутро в людской — и тихонько ретировался.

***

Утром Вальдес столкнулся с Вейзелем на лестнице и не смог удержаться от ехидного:

— Как спалось, дядюшка?

Он ожидал чего угодно, но не того, что Вейзель широко, как-то непривычно улыбнется и ответит:

— Благодарю вас, Ротгер, замечательно. Однако… Признаться, я не думал, что так сильно соскучился по дому.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.