Омуты и мели

Загрузить в формате: .fb2
Автор: tigrjonok
Бета: Каррьярист
Гамма: нет
Категория: Слэш
Пейринг: Олаф Кальдмеер/Ротгер Вальдес кэцхен/Ротгер Вальдес
Рейтинг: R
Жанр: Romance
Размер: Драббл
Статус: Закончен
Дисклеймер:

Все герои произведения совершеннолетние.

Мир и герои принадлежат В. Камше
Аннотация: нет
Комментарий: Написано на Фандомную Битву 2016.
Предупреждения: нет

У Олафа глаза цвета штормового северного моря. В них сверкают особенно яркие на фоне темного неба молнии, и солнечные лучи редко пробегают по воде цветными радужными бликами, а потому слепят только сильнее, и закаленные суровыми северными ветрами волны надежно хранят свои тайны. Глубинные течения, прячущиеся под живым переливающимся слоем таких вод, бывают еще опаснее иных — и кажутся еще притягательнее. Омут — банальное сравнение, но Вальдес даже в юности не писал сонетов и ронделей, зато, сколько себя помнил, всматривался и в соленые, и в пресные волны, пытаясь угадать расположение тех точек, где мертвая земля уходит особенно далеко, сдаваясь напору самой непокорной, самой необузданной стихии. Недостижимая, а для большинства и нежеланная цель, приближаться к которой запрещено законами бытия — и страшно до щемящего сладкого ощущения в солнечном сплетении.

У Олафа худое угловатое тело. Его локти и колени способны оставить синяки даже на обожженной морскими ветрами коже, а ребра кажутся острыми, как рифы, что вырастают из ночной темноты смертоносной неизбежностью. Этого Вальдес не знает, разумеется, — только предполагает. Он иногда задумывается над тем, насколько близки к реальности воплощения кэцхен, — и радуется, будто получивший желанный подарок мальчишка, когда замечает знакомую родинку в вырезе рубашки или шрам на обнаженном закатанным рукавом предплечье или узнает очертания и изгибы тела под натянувшейся тканью. Наверное, фантазия все-таки не должна походить на реальность — или, во всяком случае, не должна походить на нее слишком сильно, — но Вальдесу нет дела до писаных и неписаных правил.

Кэцхен приходят почти каждую ночь. В их глазах не клубится густой темный туман, и молнии не вспыхивают ослепляющим светом, лишь на мгновение позволяющим поймать линию горизонта. Только шалые, знакомые отблески хексбергских костров, что горят маяками, напоминающими, на каком Вальдес находится свете. В реальности его наконец-то найденный омут закручивает свои водовороты двумя этажами выше, снова не позволяет приблизиться на желанное расстояние, как будто сговорившись с ненавистными правилами и предписаниями. Впрочем, почему «как будто»? Но в ночном мороке, что просто притворяется сном, остаются рифы. Вальдеса, словно в глубине души жаждущего наказания преступника, непреодолимо тянет к острым прибрежным скалам и речным мелям. Еще одна самоубийственная фантазия — под стать той, в которую он погружается ночами. Когда гладит выступающие ребра, почти удивляясь тому, что на руках не остается царапин. Когда целует трогательную родинку над ключицей, о существовании которой в реальности все-таки узнал, — и другую, чуть выше пупка, в наличии которой ему вряд ли придется убедиться. Когда гладит старые шрамы, что, подобно штрихам на карте, проводят непреодолимые границы. Когда обхватывает губами головку, дразнит языком, впускает глубже напряженную плоть — и от осознания, что это не просто стремление доставить удовольствие партнеру, а его собственное обжигающе-возбуждающее желание, кровь в висках стучит так, что грозит разорвать кожу. Когда подается навстречу жестким грубым толчкам, приветствуя тонущую в наслаждении боль, которая доказывает, что все происходящее — не сон. Когда кончает, сильно сжимая внутри чужой член, и почти верит в реальность своей иллюзии.

Олларианцы говорят, что моряков к омутам и мелям тянут жаждущие погубить человека демоны, голос которых нельзя заглушить, но надо стараться не слушать. Странно, что клирики вообще выделили подобной теме хотя бы одно нравоучительное утверждение, но это не имело бы значения даже в том случае, если бы Вальдес хоть немного верил длиннополым идиотам. Этот соблазн знаком любому, кто ребенком совал руку в огонь, дабы убедиться, что тот и в самом деле жжет, как предостерегала мама. Стремление изведать все, что может предложить жизнь, попробовать на зуб каждый элемент бытия, прикоснуться к каждому кусочку той мозаики, что составляет смысл твоего существования. Запретные зоны морей и полноводных рек, темные пятна на лице стихии, которой живет и дышит Вальдес, манят, как тот самый огонь, ожог от которого до сих пор заметен на ладони. И они же — так уж случилось — проступают в лице и теле человека, который слишком хорошо научился не слушать своих демонов.

Если глаза — это зеркало души, то тело — это ее голос. Олаф прячет свои рифы под пеной сдержанности, скрывает омуты певучим журчанием воды ненужных слов. Эта столь же самоубийственная цель кажется столь же недостижимой в реальности этого существующего по законам разума мира, как настоящие омуты и мели. Но Вальдес все сильнее ощущает, — не столько кожей, хранящей следы ночных поцелуев, сколько сердцем, днем все чаще путающим ритм, — что прилетающих с кэцхен сладких зимних фантазий однажды станет столь же недостаточно, что и снов, в которых он растворяется в глубинных течениях достигнутого омута. И возвращение Олафа в Дриксен уже ничего не изменит.

Навигация в опасных районах — азбука давно оставшегося позади ученичества. Но тому, кто с ранней юности повенчан с ведьмами, известно, какие не доступные воображению ученых мужей сюрпризы могут преподнести волны и ветер. И когда они снова забрасывают Олафа в его жизнь, подобно старому дрейфующему кораблю, что выплывает из тумана навстречу потерпевшим кораблекрушение и, разумеется, держит на борту парочку кровожадных призраков, которым придется дать бой, — вот тогда Вальдес отчетливо понимает цену всем своим самоубийственным мечтам. Ему ведь никогда не доводилось выходить в море в одиночестве. Но если на корабле нет команды, за которую ты в ответе, можно рискнуть и проверить, каковы на ощупь запретные зоны стихии, что стала его домом. Пусть даже вероятность опровергнуть общеизвестное ничтожно мала, — но до этого омута он сумеет добраться.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.