Шаг вперед

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Сказочка.
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Фем
Пейринг: Катарина Ариго (Оллар)/Айрис Окделл
Рейтинг: PG
Жанр: Romance
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: Мир и герои принадлежат В. Камше
Аннотация: нет
Комментарий: нет
Предупреждения: нет

Катари Ариго привыкла к опущенному взгляду, и к темным платьям, и к юнцам с пылающим взором.

В шестнадцать лет Катари уехала из Эпинэ, и нет, ни разу больше не вспоминала о солнечных лугах и высоком небе. Башни Олларии, что знамена — есть куда подниматься.

Когда Катари шла по узкому проходу к Фердинанду, она видела и Эгмонта Окделла, и Мишеля Эпинэ, и Рокэ Алву. Но Катари шла к трону. Хрупкие пальцы ее сжали парчу в реверансе, но не дрогнули.

Быть королевой — скучная работа. Катари неинтересно воспитание наследников или заговоры с кинжалом в руках. Когда кансилльер впервые заговаривает с ней о Людях Чести, на секунду становится сложно сдержать усмешку. Но Август Штанцлер смотрит с отеческой опекой, и в словах его звучит покровительство. Вряд ли он замечает тень, мелькнувшую в глазах склоненной королевы. Спустя десять лет он так и не может быть уверен в том, что значил тот легкий кивок. Август Штанцлер принимает правила.

Рокэ Алва никогда не был врагом для Катари. С ним честность ее не оборачивается хрупкими руками, сжимающими молитвенник. Ей нравится спать с ним, нравится подыгрывать на Высоких Советах и нравится верить, что Рокэ знает цену глухим нарядам и туманным речам.

Катарина Ариго не любит Рокэ Алву. И вряд ли во всем Талиге есть еще хоть один человек, кто верит в это. Иногда Катари кажется, что любовь к Первому Маршалу давно стала таким же обязательством, как, к примеру, придворный этикет или родовые цвета.

Катари любила когда-то Мишеля Эпинэ. Он был немного запутавшимся человеком, обожал солнечные дни и глупые шутки. Мишель не умел убивать, но умел смотреть так, что хотелось улыбаться.

Катари любит Фердинанда. Ему не важно, что говорят в гостиных, и тонкому хрусталю он всегда предпочтет глиняную чашку. Фердинанд — король мирного времени. Он играет с детьми, любит вкусно поесть и не имеет ничего против бездомных кошек, поселившихся в парке за замком.

Катари могла бы полюбить Джастина Придда. Джастин не верил в мятежи, интриги и шпаги. Он краснел на балах и на вопрос о здоровье отца начинал увлеченно рассказывать о последнем визите лекаря и беспокойстве матери.

Катарина Ариго любит свою страну и умеет играть по правилам.

Впервые увидев Ричарда Окделла, Катари действительно вспоминала об Эгмонте. Высчитывала, сколько тому было лет в день ее коронации.

Ричард Окделл не такая уж и важная фигура в политике Талига, и Катари было вовсе не обязательно так усердствовать в их первую встречу. Но Джастина она когда-то не полюбила, Джастину она когда-то дала шанс полюбить, и полюбить не её. Когда Катари вспоминает об этом, она думает, что Джастин мог быть жив. Пять лет назад этот аргумент не стал для нее ключевым, пять лет назад она еще прочитала не все сохранившееся в библиотеке родословные списки.

Катарина Ариго предпочитает обходиться без лишних жертв, и как бы ни ужасно было предательство — это право на жизнь. Катари не сомневается в Рокэ Алве и знает, что он тоже учится на своих ошибках. Но взгляд Дика обжигает, запястья у него тонкие и незачем лишний раз испытывать твердость характера герцога Алва, и незачем лишний раз проверять силу гальтарских преданий.

Катари Ариго знает, что нет ни сильных, ни слабых. Но те, кто крепче держит меч в руках или крепче сжимает дрожащие пальцы под темной шалью, любят непохожих на себя людей.

Все, что она знает об Айрис Окделл — досужие сплетни Двора и запись из домовой книги рода Скал. После личного знакомства картина становится яснее — Айрис Окделл любит убийцу собственного отца, не разбирается в реверансах, а в улыбке ее видны чуть заостренные и не совсем ровные резцы.

У Айрис громкий голос и упрямый нрав. Она не боится падать, а значит и поднимается быстро. Глаза Айрис — серые и глубоко посаженные. Яркие на солнце и меркнущие в пыльных залах. У Айрис Окделл острые локти и отсутствие музыкального слуха.

Катари играет на арфе после полуденного чая, и взгляд ее задерживается на вздернутом подбородке, но нота не срывается. Шаг в сторону, шаг назад — Айрис Окделл защищает свою королеве, Айрис Окделл понимает свою королеву, Айрис Окделл верна своей королеве.

Айрис не знает закрытых дверей и полутонов. Айрис может наброситься на брата с кулаками. Глупая Айрис? Смелая Айрис?

— Туже — говорит Катари служанке, и корсет стянут до последнего дюйма.

Узкая дворцовая зала, и бледные пальцы легко и случайно касаются открытой кожи. Катари не помнит, чтобы у нее были такие горячие ладони. Айрис вздрагивает, смотрит на нее. Опущенные взгляды — оружие, но и прямые далеко не слабость.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.