Замок Васспард

Открыть весь фанфик на одной странице
Загрузить в формате: .fb2
Автор: Симбелин
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Слэш
Пейринг: Валентин Придд/Арно Сэ
Рейтинг: R
Жанр: Romance
Размер: Миди
Статус: Закончен
Дисклеймер:

Все герои произведения совершеннолетние.

не моё и не претендую
Аннотация: написано после «Шара судеб», постканон; несколько вольное обращение с мистической стороной матчасти; имеются персонажи, в прямом смысле слова павшие жертвой фантазии автора, за что автор приносит им свои извинения и заверяет, что и сам не радовался этому факту.
Комментарий: На эпиграфы раздраконена песня БГ «Я не могу оторвать глаз от тебя».
Все герои совершеннолетние.
Предупреждения: нет

Пролог

— Это приказ, господин генерал?

— Нет, капитан, это просьба, — глаза Райнштайнера были холодны и спокойны, как всегда. — Герман перед смертью попросил меня присмотреть за полковником Приддом, что я и делал по мере сил, пока полковник не подал в отставку.

— И теперь за ним нужно присматривать всю оставшуюся жизнь? — не выдержал Арно. — Извините, господин генерал.

— Иными словами, вы отказываетесь?

Было что-то такое в тоне бергера, отчего Савиньяк почувствовал себя последней свиньёй.

— Нет. Но я бы хотел понять, почему… — он замялся, подыскивая слова.

— Желание понять, безусловно, похвально. Я тоже хотел бы понять, почему полковник покинул армию после победы над Бруно.

«И хвала Создателю, туда ему и дорога», — подумал Арно, но на этот раз не вслух.

— Придд не производил впечатления человека, верх стремлений которого — похоронить себя в старом замке наедине с фамильным хламом. И тем не менее именно это он и сделал, — Райнштайнер неодобрительно покачал головой: ох уж эта молодёжь, никакой логики в поступках!

— Он же собирался доказать делом, что не является врагом Талига. Доказал — и хватит.

— И вам — доказал? Вы ему верите?

Несколько секунд мучительной тишины, наконец неохотное:

— Не знаю, господин генерал.

Это был чёрный вечер, наверное, самый чёрный в жизни Арно. Когда погиб отец, он, семилетний, был ещё слишком мал, чтобы понять, что такое настоящая беда. В двадцать, потеряв Эмиля, он понял это сразу — и до конца.

Он приканчивал, кажется, уже третью по счёту бутылку, захлёбываясь вином пополам со злым, мутным отчаяньем, пытаясь проглотить мешавший дышать комок в горле, когда на пороге нарисовался Спрут.

— Прекрасно, просто прекрасно, — с ходу заявил тот, прислонясь к дверному косяку. — Если завтра дриксы пойдут в атаку, полагаю, они будут счастливы от того, что сегодня один теньент так упоённо себя жалел.

Арно не ответил — просто встал со стула, чуть покачиваясь, но ещё довольно уверенно, и засветил мерзкой твари по морде. Вернее, попытался засветить. Тварь не поддалась, но инерция перехваченного удара свалила их обоих на пол. У Придда было лучше с координацией движений, зато Арно придавала сил лютая, бешеная ярость. И он таки достал Валентина до того, как прибежавшие на шум Катершванцы растащили их по разным углам.

Оставшись один, виконт Сэ…то есть уже граф Лэкдеми позорно разрыдался. И от этого действительно стало легче, на самом-то деле: боль по-прежнему была воздухом, но теперь — более-менее пригодным для дыхания.

Атаки дриксов на следующий день не воспоследовало, зато вечером, проходя по коридору, Арно услышал знакомый голос.

— …Я знаю, что это такое, и пусть лучше ненавидит меня, чем… — Спрут с генералом Ариго вывернули из-за угла, и Валентин, на скуле которого красовался синяк, успевший приобрести фамильный оттенок, раздосадованно умолк. Они дежурно поздоровались и разошлись.

Не стоит считать, что всякий случайно услышанный обрывок разговора касается тебя; Савиньяк так и не считал. Обычно. Но здесь уж слишком складно всё выходило: и старший брат у Придда тоже погиб, и кто его ещё ненавидел, кроме Арно? Ну, по крайней мере в Западной армии получалось, что никто…

Он не забыл об этом случае, но вскоре вспоминать стало некогда.

— Вы отвезёте письмо с просьбой принять вас в замке Васспард, — Райнштайнер протянул футляр. — Я также подписал приказ о вашем двухнедельном отпуске. Если вдруг понадобится задержаться, можете это сделать.

— Слушаюсь, господин генерал, — щёлкнул каблуками Савиньяк и направился к двери.

— Стойте. Спасибо.

Выйдя на улицу, Арно безо всякого удовольствия вдохнул морозный воздух. Будучи южанином, он никак не мог привыкнуть к северным зимам, хотя сразу почувствовал себя своим в Торке. А вот в Катерхаус наверняка ещё холоднее, так что Катершванцам такая погода не страшна.

Вопреки предположению, он застал близнецов не на плацу, а в их комнате. Собирающимися в дорогу.

— Мы есть рады, что ты зашёл, — расплылся в улыбке Йоганн. — Генерал дал нам отпуск, и мы завтра выезжать в родные места.

— Похоже, Райнштайнер тоже решил отдохнуть, — Савиньяк опустился на стул, заботливо придвинутый поближе к камину, — в тишине и покое, избавившись от надоедливых подчинённых. Потому что и я завтра еду, жаль только, что в другую сторону.

— О, в таком случае передавай наши низкие поклоны графине Арлетте, — проявил куртуазность Норберт.

— Да я не домой. Я в Васспард. Ариго перед смертью успел перепоручить Райнштайнеру Придда, а генерал углядел что-то странное в спрутьей отставке и, поскольку сам он покинуть армию сейчас не может, попросил меня удостовериться, всё ли в порядке. Собственно, я поэтому к вам и зашёл, и, как вижу, удачно, — усмехнулся Арно при виде появившейся на столе бутылки с кэналлийским.

— Я тоже думаю, что Валентин был неправ, когда уехал, — покачал головой Норберт, разливая «слезу». — Он мог пойти дальше нас. За хорошую дорогу!

Граф Лэкдеми благодарно кивнул и пригубил прозрачное ароматное вино. Ставни вздрогнули — ветер усиливался.

— Будет метель, — Йоганн беспокойно посмотрел за окно. — Удачно, если к утру закончится.

— И все дороги не заметёт, — проворчал Норберт. — Арно, ты сказал, что зашёл к нам, потому что будешь ехать к Валентину.

— Да, я хотел спросить… помните вечер того дня, когда… — Савиньяк вдохнул, собираясь с духом, — погиб Эмиль?

Близнецы синхронно кивнули. Миль и Ли тоже часто делали что-то одновременно и чувствовали друг друга на расстоянии.

— Это самая большая боль… — начал было Йоганн, но замолчал, поймав взгляд брата.

— Я сегодня тоже вспомнил и подумал — вы же тогда жили в другом крыле, как вы оказались под моей дверью?

— Мы идти посмотреть, в порядке ли ты.

Арно кивнул и опустошил бокал. Логично. Он и сам бы в такой ситуации не оставил бы друга наедине с бедой.

— Не совсем так, — Норберт разлил остатки вина. — Мы действительно шли к тебе, но встретили Валентина. Он сказал, что сам к тебе зайдёт, и попросил нас вмешиваться, если что.

— В принципе, я что-то такое и предполагал, — вздохнул граф Лэкдеми. — Тогда я был не в состоянии это заметить, но… он меня не бил. Только удерживал. И что я теперь должен думать? Придд вёл себя как сволочь, но это-то как раз нормально. Хуже то, что он специально вёл себя как сволочь. Нарочно.

— Он хотеть тебе помочь.

Ничего себе помощь!

Но это сработало. Можно или задыхаться от тоски, или ненавидеть всеми силами души; сразу два настолько всепоглощающих чувства — это слишком для одного человека.

— …Условия пари можно трактовать и так, что я не только должен принять участие в сражении, но и остаться до конца года подданным Талига. У шляпы виконта Сэ еще есть время.

У шляпы время было. У всех остальных — нет. Уже к середине лета им всем стало не до дурацких пари: оставив обречённый Доннервальд, Западная армия, периодически пытаясь огрызаться, отошла к Пирольнесту, затем к Аконе, где встретилась с подоспевшими на подмогу полками старшего-младшего Савиньяка. Там и состоялось сражение, во многом определившее исход войны и унёсшее жизнь маршала Эмиля.

Следующие несколько месяцев Арно помнил плохо. Они наступали, отступали, щедро поливая кровью землю Южной Марагоны, потом откуда-то взялся Лионель, и снова — изматывающие переходы от стоянки к стоянке, большие и маленькие бои, отбитые города, капитанская перевязь, алый лёд Хербсте, поймавший свою последнюю — восьмую — пулю Ариго…

Победу праздновали в приграничном Лауссхене. Туда и прискакал гонец с вестями из столицы, превратив радость в кошмар, Лионеля Савиньяка — в Первого маршала, а Рудольфа Ноймаринена, уже окончательно, — в регента Талига.

В Торку, на место своей постоянной дислокации, Западная армия вернулась изрядно поредевшей. Едва ли две трети от прошлогодних шестидесяти тысяч перешло под командование Энтони Давенпорта — маршал Запада Вольфганг фок Варзов подал в отставку.

Как и полковник Валентин Придд. Но на фоне всеобщей растерянности это событие осталось почти незамеченным.

Арно вышел на крыльцо. Метель, обещанная Йоганном, не замедлила вцепиться колючими мелкими снежинками в лицо, пробраться под подбитый мехом плащ. Всего лишь месяц Осенних Молний, а уже настоящая зима. В Савиньяке ещё шуршат под ногами опавшие листья, ветви деревьев плетут свои чёрные с позолотой кружева на фоне ослепительно голубого неба, по утрам тает первый робкий лёд на лужах, а на склонах собирают подмёрзший виноград, чтобы сделать сладкое «ледяное вино», стоящее дороже кэналлийского. Здесь же — белая равнина, свистящий в ушах ветер, тёмные тени вместо домов и людей…

Прогоняя невесть откуда взявшуюся меланхолию, Арно энергично помотал головой и быстрым шагом направился к себе.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.