Снежная дева

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Симбелин
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Джен
Пейринг: Валентин Придд Джастин Придд
Рейтинг: G
Жанр: General
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: не моё и не претендую
Аннотация: сказка
Комментарий: нет
Предупреждения: нет

Вьюга бьётся в стены, пригоршнями швыряет в окна мелкий колючий снег. Последние дрова в камине догорели, в комнате темно, и кажется, что их двое в целом мире — мальчик, свернувшийся под одеялом, и бесконечная, непроглядная зимняя ночь.

Пока дверь не скрипит тихонько, приоткрываясь.

— Не спишь?

— Нет, — так же, шёпотом, отвечает Валентин. — Ты же обещал мне сказку…

— Хм, — Джастин зажигает свечу, придвигает кресло к кровати брата, устраивается поудобнее — одна нога под себя, вторая на подлокотнике, совсем не так, как следует наследнику герцогской короны. — О чём бы тебе рассказать?

— О зиме.

Зима — это солнце, почти не вылезающее из-за хмурых туч, это простыни, выстывающие к утру, это камень, от которого веет холодом, это постоянная сонливость и не менее постоянный насморк.

Зима — это нелюбовь.

— Ладно. В одном небольшом королевстве, в замке, старом и, конечно же, зачарованном...

— Как наш?

— Издалека не отличишь. Так вот, жил там молодой принц. Был он, как и полагается сказочным принцам, отважным, красивым и умным, и, разумеется, все окрестные принцессы мечтали выйти за него замуж. Когда ему исполнилось... ну, допустим, двадцать лет, отец-король сказал: выбирай любую. Но принц признался, что уже влюблён — в девушку, которую однажды увидел во сне.

Валентин изо всех сил старается не зевнуть — про девушек ему ещё не очень-то интересно, но обижать брата не хочется. В конце концов он умудряется зевнуть, не открывая рта.

— ...У неё было белое платье и длинные волосы цвета светлого серебра. «Ты уверен, что она действительно существует, наяву, а не во сне?» — спросил король. Принц был уверен. Король с королевой тяжело вздохнули, но всё же разрешили сыну отправиться на поиски возлюбленной. Он сел на коня и поскакал вперёд — прочь от своего зачарованного замка.

— А какой у него был конь? Как у тебя?

Джастин ездит на буланом мориске — подарке родителей на четырнадцатилетие. У Валентина есть свой пони, который, конечно, милый, но не идёт ни в какое сравнение с настоящим конём — большим и быстрым, как ветер.

— Примерно. Принц долго странствовал по разным городам и странам, но нигде не мог отыскать девушку из своего сна. В конце концов он оказался на самом севере, там, где не бывает ни весны, ни лета, ни осени, а всегда зима. Он совсем продрог и уже было собрался повернуть обратно, как вдруг заметил среди льдов башенки и шпили дворца, сверкавшие на солнце. Дворец тоже оказался изо льда. В нём и жила избранница принца.

— И ей было не холодно? — младший брат натягивает одеяло до самого носа.

— Об этом дальше, слушай. «Прекрасная эрэа, — сказал наш герой, — я объехал весь мир, чтобы найти тебя. Выходи за меня замуж». «Я бы с радостью, — ответила она, — но ты человек, а я — Снежная дева. Я не смогу жить там, где бывает тепло, а ты в моей стране замёрзнешь до смерти». Опечалился принц, но понял, что она права: за то недолгое время, что он пробыл в ледяном дворце, у него покраснели и чуть не отвалились и нос, и щёки. Прямо как у тебя вчера.

Вчера после обеда они уехали за реку и вернулись, когда уже давно стемнело. Джастин не собирался задерживаться так надолго, но не смог устоять перед сиявшим в детских глазах восторгом от ощущения свободы. Отец не преминул выказать неудовольствие, а наследник — отсутствие должного трепета. Коса заметила вдалеке небольшой, но многообещающий камень.

— Неправда, вовсе не отвалились бы. Я проверял.

— Это когда же? И чего я ещё о тебе не знаю?

— Лучше расскажи, что было дальше, — Валентин упрямо раскрывает слипающиеся глаза.

— Дальше... «Но как же я расстанусь с тобой? — спросил принц. — Я так долго мечтал об этой встрече, что если уйду, у меня, наверное, сердце разорвётся». Ничего не ответила Снежная дева, только подошла к нему и поцеловала в лоб. И принц почувствовал, что сердце его покрывается тонкой коркой льда, а боль от грядущей разлуки стихает. Тогда он попрощался с возлюбленной и вернулся в своё королевство, где женился на соседней принцессе, и жили они долго и даже, наверное, счастливо.

— И всё?

— Всё. Вот теперь ты уже точно спишь, — старший брат задувает свечу.

— Джастин...

— Да?

— А как зовут настоящую Снежную деву? Ну, ту, которая не из сказки.

Граф Васспард усмехается в темноте. Вот же догадливая зараза растёт!

— Спи, — он пересаживается на краешек постели и расправляет завернувшееся одеяло. — Я посижу с тобой.

* * *

Вьюга бьётся в стены, пригоршнями швыряет в окна мелкий колючий снег. Последние дрова в камине догорели, в комнате темно, и кажется, что он один в целом мире — юноша, прислонившийся лбом к холодному стеклу.

Воздух стал ядом. Воздух стал болью, стал горечью — такой, что сводит скулы, стал пеплом и дымом, расплавленным свинцом и мириадами острых игл, впивающихся в лёгкие с каждым вдохом, но он, как ни странно, ещё дышит.

Валентин не услышал отголосок выстрела — услышать было невозможно, — почувствовал. Время запнулось, остановилось на секунду, словно в растерянности, и раскололось на «до» и «после». «До» осталось предчувствие беды, неприкаянно бродившее по коридорам старого замка, напряжённое молчание за столом, попытки понять, что можно сделать, чтобы предотвратить катастрофу, и гнетущее ощущение собственного бессилия. «После» стало кошмаром, пропиталось ложью, окрасилось в различные оттенки красного: пурпурные цикламены, алые и малиновые азалии, ещё какие-то цветы от тёмно-розовых до кроваво-бурых — весь зимний сад герцогини Придд, словно сговорившись, лёг вокруг её старшего сына огненным ореолом. Лиловые парадные одежды резали глаз пронзительным диссонансом; Джастин наверняка предпочёл бы чёрно-белый мундир — и вообще предпочёл бы не умирать! — но и то, и другое решили за него.

И ещё он хотел, чтобы младший брат жил и был счастлив.

Но как это возможно — теперь?

Воздух становится... да нет, просто исчезает. Валентин отодвигает тугой засов, в кровь сбивая костяшки пальцев о тяжёлые рамы. Вьюга врывается в комнату, белой пеленой по-хозяйски оседает на комоде, кровати, кресле, морозный ветер обжигает лицо. Луна, с трудом выглянув из-за низких туч, освещает призрачные стены замка, шпиль домовой церкви, снежные вихри, кружащиеся перед окном...

И складывающиеся в женскую фигуру.

Она действительно красива настолько, что Валентин понимает принца из сказки, которой не найдёшь в книгах, как ни ищи. Ослепительно красива. И столь же ослепительно холодна. Её губы касаются его лба лишь на мгновение, но этого хватает, чтобы ощутить, как замерзает кровь в жилах. Как руки и ноги немеют и перестают слушаться — совсем, а свет дробится и переливается в глазах, словно в кристаллах хрусталя.

Это продолжается всего несколько пропущенных ударов сердца, а потом луна снова скрывается за тучами, Снежная дева пропадает, будто и не было, а тело возвращается к своему обычному состоянию. И воздух теперь — просто воздух. И боль действительно проходит, сменяясь холодным спокойствием; не исчезает полностью, но отступает, укрывшись за ледяным панцирем, выросшим под кожей.

Валентин почувствовал бы облегчение — если бы мог ещё что-то чувствовать. Он закрывает окно, стряхивает снег с покрывала, раздевается и ложится. Тепло от натопленного камина сгинуло, растворившись в метели, но это неважно. Сегодня он уснёт.

Сердце бьётся тихо и ровно.
© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.