For The Heart I Once Had

Открыть весь фанфик на одной странице
Загрузить в формате: .fb2
Автор: Shelby
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Слэш
Пейринг: Валентин Придд/Арно Савиньяк Альберто Салина Йоганн Катершванц
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance Modern-AU
Размер: Миди
Статус: Закончен
Дисклеймер: Мир и герои принадлежат В. Камше
Аннотация: Написано на ОЭ-фест - Первое исполнение заявки "Приддоньяк. Делать друг другу подарки, трудности выбора."
Комментарий: нет
Предупреждения: нет

От: Валентин Придд

Кому: Арно Савиньяк

Дата: Пятн, 2 декабря 2011 г., 21:36

Тема: без темы

Здравствуй, Арно,

благодарю за письмо и за пожелания. Концерт прошел удачно. Следующий будет через две недели, а потом на Рождество в Карнеги-холле. Как учеба? Надеюсь, ты не забросил ее?

Валентин

***

Арно, хмурясь, закрыл письмо Валентина. Такое же вежливо-холодное, как и все остальные его письма. С этим пора было кончать. Но как? Прошло три года, но в эти три года вместилась целая жизнь, и мир перевернулся с ног на голову. По крайней мере, для Валентина.

Они знали друг друга с четырнадцати лет, когда оба поступили в престижную школу в Лондоне. Несмотря на то, что Арно приехал из Франции, а Валентин из Германии, они почти сразу сдружились, чему весьма поспособствовали две драки, за которые их чуть не исключили в первом же классе. После скандала, прогремевшего на всю школу, и после звонка родителей, который оказался куда хуже любого директорского выговора, оба притихли, как-то незаметно сошлись, и вот уже шесть с лишним лет были лучшими друзьями.

В общежитии при школе они жили в одной комнате, а поскольку английским оба владели в совершенстве, проблем при общении не возникало. Со стороны было интересно наблюдать, как вечерами оба, уткнувшись в свои ноутбуки, непринужденно болтают с семьей по скайпу на французском и немецком языках. Арно обычно говорил с мамой и изредка, если заставал их дома, с двумя старшими братьями-близнецами. Валентин говорил исключительно со своим старшим братом, и, как Арно понял, из всей семьи близко он общался только с Джастином.

Беда случилась в предпоследнем классе школы. Тогда, при невыясненных обстоятельствах, Джастин погиб. Отец Валентина сообщил ему, что это был несчастный случай. После этого известия Валентин кардинально изменился. Он и раньше не являлся образцом разговорчивости и общительности, но после смерти Джастина полностью замкнулся в себе и превратился в настоящий айсберг – хотя до этого с Арно он общался нормально и даже тепло, и они ездили на каникулы в гости друг к другу. Арно знал Джастина, и сам общался с ним, когда гостил у Валентина. Ему нравился веселый и добрый брат Валентина с необычными сине-лиловыми глазами, который всегда улыбался, и с которым можно было поболтать о чем угодно. Поэтому Арно мог понять силу удара, обрушившегося на его друга.

Валентин же, вместо слов, предпочел выразить свою боль по-другому. Кроме школы, он с детства учился игре на фортепиано, и в свои семнадцать играл отменно… и не только играл. В память Джастину Валентин написал виртуозный реквием, под шокирующим названием «Dead Boy's Poem», чем обеспечил себе не много не мало, а поступление в Джуллиард.

Да, в ту самую знаменитую нью-йоркскую школу.

Когда Арно увидел на столе Валентина готовые заполненные анкеты Джуллиарда, он потерял дар речи.

— Ты серьезно? – спросил он в тот день Валентина. – Штаты?

Валентин молча кивнул.

— Надолго?

— Навсегда.

Слово обрушилось на Арно тяжестью в несколько тонн. Он потрясенно замолчал и лег на свою кровать, переваривая информацию и стараясь унять бурю эмоций, которая разбушевалась в его сердце после осознания того, что постоянно рядом Валентина уже не будет, что школа заканчивается, и вскоре начнется совсем другая, почти взрослая жизнь.

Не будет совместных пробуждений по утрам и сетований, что лень идти на занятия и хочется поспать еще хотя бы пять минут.

Не будет списывания домашних заданий и беззаботного смеха в ответ на ехидные вопросы, как он вообще собирается учиться, если ленится и постоянно списывает все и вся.

Не будет посиделок на траве в школьном парке и обсуждения книг, музыкальных групп, и других, интересных и понятных только мальчишкам, тем.

Не будет волшебной игры и музыки, которая срывается с пальцев Валентина, заставляя сердце сжиматься и звенеть натянутой струной – Валентин иногда брал Арно с собой в музыкальную школу, и Арно зачарованно слушал, как Придд занимается, отрабатывая очередной этюд или пьесу.

Не будет… ничего не будет.

Валентин улетит в Нью-Йорк, а Арно… а что Арно. Вернется во Францию, да и все. Куда-нибудь поступит, на кого-нибудь выучится. А Валентин в это время будет за океаном, и прежнего уюта от его присутствия рядом Арно лишится навсегда.

Как впоследствии понял Арно, Валентин уже все тогда для себя решил. Он изначально не собирался возвращаться домой после произошедшего с Джастином, и школа Джуллиард оказалась своевременным предлогом уехать за океан ото всех. Валентин был готов уцепиться за что угодно, чтобы остаться в Нью-Йорке, и Арно мог понять его в этом.

Вот только жаль, что это «уехать ото всех» включало, в том числе, и Арно.

Впрочем, Савиньяк не растерялся. Он не хотел потерять связь с Валентином, поэтому настоял на обмене всеми возможными контактами, и часто писал ему по электронной почте. Сразу Валентин отвечал не всегда – сказывалась занятость в школе, и его замкнутость давала о себе знать. Но он отвечал. И Арно продолжал ему писать.

Он не мог объяснить себе, почему ему настолько важен именно Придд. Он всегда был общительным ребенком, и найти друзей для Арно не составило бы никаких проблем. Тем не менее, вместо того, чтобы завести новых друзей, он предпочел вновь и вновь биться о лед Валентина – просто потому что. Вот хотел и все. Также как хотел, чтобы Валентин выбрался из своей скорлупы и стал таким, каким был до гибели Джастина. Правда, возможно ли это, Арно не знал.

За два года учебы Валентин так и не удосужился выбраться из Штатов, хотя Арно знал, что его приглашали на концерты в Европу. Но Валентин отказывался, аргументируя тем, что, прежде всего, хочет окончить Джуллиард и сосредоточен на учебе. Валентин продолжал сочинять музыку, и его произведения уже стали известны на мировом уровне. Знаменитый реквием с момента написания прозвучал в сотнях концертных залов всего мира, и продолжал быть одним из самых популярных у любителей классической музыки. Двадцатилетний виртуоз и композитор – неудивительно, что Валентин прославился. Впрочем, как раз об этом он мало писал, Арно большей частью собирал информацию о нем в различных газетных заметках и в интернете.

Арно для себя уяснил еще в школе, что музыка является для Валентина способом выразить чувства, которые словами он никогда бы не решился, или попросту не мог сказать. Валентин «сбегал» в музыку, как иные сбегают в другие города, страны, миры, книги… чтобы забыть о реальности, хотя бы на мгновение. Чтобы вдохновение во время написания очередной композиции захлестнуло, опьянило и дало хотя бы мимолетную передышку от памяти и идущей с ней рука об руку боли. В свое время Валентин хорошо поднатаскал Арно в музыкальной теме, и Савиньяк неплохо разбирался в концертах, сонатах, фугах, повторяющихся мотивах и темах… Он понимал многое, и именно поэтому, слушая музыку Валентина, Арно не мог не заметить, что во всех его произведениях проскальзывает один и тот же лейтмотив. «Dead Boy's Poem» не отпускал Валентина, или, может, Валентин и не хотел освободиться от тени Джастина?

Арно в свою очередь поступил в архитектурный университет в Париже, где жил в общежитии. Его соседом по комнате стал неунывающий и неугомонный испанец Альберто Салина, и они быстро нашли общий язык – оба очень любили море. Арно был родом из Ниццы, и море всегда являлось важной частью его жизни. Когда они еще учились вместе, Валентин приезжал к нему пару раз, и эти летние дни навсегда запомнились Арно, как одни из самых ярких в его жизни. На зимние каникулы они ездили к Валентину в Ганновер, где катались на коньках и резвились на рождественских ярмарках вместе с Джастином, который всегда покупал им сладости и имбирные пряники.

Арно и теперь приглашал Валентина к себе на каникулы, но Придд все также вежливо, но твердо отказывался перелетать океан. Неужели смерть брата оставила на нем настолько неизгладимый след? Но не может же это продолжаться вечно! С Валентином явно необходимо что-то сделать, или он попросту погребет себя заживо, пусть и в музыке, но погребет.

Арно помотал головой, заставляя себя вернуться в реальность из накативших воспоминаний.

— Что-то плохое? – поднял голову от подушки Салина, заметив выражение лица соседа.

— Не плохое, — задумчиво произнес Арно. – Скорее… неопределенное. Берто, что бы ты сделал, если бы твой друг внезапно стал непробиваемой ледышкой?

— В каком смысле?

— В прямом, — нетерпеливо тряхнул волосами Арно. – Есть один близкий мне человек, который сейчас находится очень далеко. После… трагедии в семье, он полностью ушел в себя, и я никак не могу достучаться до него. Хотя и не оставляю попыток. Что делать?

— Этот человек тебе очень важен?

— Разумеется, — Арно сердито оттолкнул незаконченную часть макета, который клеил, до того как прочитал письмо Валентина, на край стола. – Стал бы я иначе думать обо всем об этом!

Альберто хмыкнул и иронично изогнул бровь.

— Тогда в чем проблема? Надо ехать к нему и так дать по башке, чтобы лед сразу раскололся!

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.