7 Days to the Wolves

Открыть весь фанфик на одной странице
Загрузить в формате: .fb2
Автор: Shelby
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Слэш
Пейринг: Валентин Придд/Арно Савиньяк Лионель Савиньяк Эмиль Савиньяк
Рейтинг: R
Жанр: AU Angst Crossover Drama
Размер: Миди
Статус: Закончен
Дисклеймер:

Все герои произведения совершеннолетние.

Мир и герои принадлежат В. Камше
Аннотация: Написано на ОЭ-фест - Второе исполнение заявки "Валентин Придд, Арно Савиньяк. Техно-АУ, Придд - робот нового поколения. Инструкции к применению, список функций - на усмотрение автора. Можно юмор."
Комментарий: нет
Предупреждения: нет

Часть первая: The wolves, my love, will come

***

Арно Савиньяк сердито тряхнул головой, смахивая прилипший к капюшону снег. Еще пара часов и снегопад прекратится – по крайней мере, так обещал Лионель – но пока что снег валил, и пробираться через зимний лес по такой погоде не доставляло Арно никакого удовольствия. Леворукий бы побрал эту охоту, но Лионель не может уходить далеко и надолго – без него Эмиля не успокоить, если разревется, а Арно теперь достаточно взрослый, чтобы охотиться самому, и его дома не удерживает близнец-рунт. И не удержит. Сестра погибла еще при рождении, а сам Арно либо станет рунтом, если его заберут, либо обойдется, и Выходцы придут уже после того, как он перейдет рубеж девятнадцати лет.

— Доброе утро, — ровный, лишенный выражения голос раздался над ухом, заставив Арно вскрикнуть и чуть не упасть в сугроб. – Мне уже можно выходить?

— Тьфу ты, не мог появиться погромче? – возмутился Савиньяк. – Чего подкрадываешься?

Валентин, робот-посыльный (со многими другими функциями), слегка склонил голову к плечу, недоуменно глядя на Арно.

— Я не подкрадывался, — спокойно сказал он. – Я просто шел за тобой, как мы и условились, и вышел, когда ты и просил – если повернешься налево, то увидишь раздвоенный пень. Ты сказал ждать тебя у него и выйти, как только подойдешь. Я вышел.

Снег оседал на каштановых волосах Валентина, но его это не беспокоило, так же как и холод был ему ни по чем. Арно кутался в меховую дубленку из оленьих шкур, в то время как Валентин был одет всего лишь в тонкий лиловый свитер и выцветшие джинсы. Арно уже знал, что скрывается под свитером – на груди Валентина находилась маленькая металлическая табличка:

СЕВЕРНЫЙ ЦЕНТР ПОЗИТРОНИКИ

ПРИ УЧАСТИИ

ПРОМЫШЛЕННОЙ КОМПАНИИ ЛаМЕРКА

ПРЕДСТАВЛЯЕТ

ВАЛЕНТИН

Назначение: ПОСЫЛЬНЫЙ (много других функций)

Серийный № ПРИДД-30457-ТИН-99

Что эта табличка означает, Арно так и не удосужился узнать – почему-то робел. Да и не привык он к тому, что Валентин – железяка, оставшаяся от Древних. Слишком он похож на человека, на обычного девятнадцатилетнего юношу. Если не брать в расчет его вечное равнодушие и спокойствие, так же как и то, что ему не было жарко, холодно, голодно… и то, что с годами он совсем не менялся.

— Ли уже перестал за мной следить, — буркнул Арно. – Так что выходи.

— Благодарю. Нетерпение твоего старшего брата ко мне порой приносит некоторые неудобства, — если бы не равнодушие в голосе Валентина, Арно бы, может быть, и поспорил, но что толку говорить роботу о том, что брат просто переживает за него.

Арно сам не помнил, когда и зачем он начал общаться с местной «Заразой», как Валентина называли жители Сэ. Сколько он себя помнил, Валентин околачивался в пределах Сэ, никогда не выходя за него. Всегда одинаково аккуратный и вежливый, готовый помочь, если его просили… и предупреждающий о следующем налете Выходцев.

Арно трясло при мысли, что Выходцы придут в то время, когда его еще можно будет забрать. Он не говорил об этом вслух и скрывал свои мысли, чтобы не рассердить Лионеля, но самому себе он признавался в том, что предпочел бы смерть, нежели вернуться из Гальтары таким, как Эмиль. Арно передернул плечами, пытаясь выбросить подобные мысли из головы.

Одну вещь Арно скрывал ото всех, даже от Валентина: с тех пор как он подрос достаточно, чтобы осознавать, кто такие Выходцы, и что означает их появление, он всегда носил с собой маленький кинжал на случай, если они застанут его врасплох. Арно надеялся, что у него будет несколько мгновений, прежде чем они сцапают его, и он сам закончит все раньше, чем Выходцы сделают из него тупого, неспособного даже самостоятельно одеться увальня.

Валентин бодро зашагал рядом с Арно, без труда продираясь сквозь снег и голые ветви деревьев. Жители Сэ относились к нему с равнодушной неприязнью, впрочем, Валентин им свое общество и не навязывал. Он просто был частью пейзажа для них, непонятным наследием непонятного прошлого, и люди предпочитали держаться от него подальше. Кроме случаев, когда Валентин сообщал дату следующего прихода Выходцев. К этому в Сэ прислушивались очень внимательно. Потому что Валентин никогда не ошибался.

Откуда Валентин знал о приходе Выходцев, было непонятно, но еще ни разу робот не ошибся, назвав время. Возможно, поэтому брат Арно, Лионель, ненавидел Валентина – каждый раз видя его, он вспоминал тот день, когда лишился близнеца. Лионелю было пятнадцать, когда Выходцы приходили в прошлый раз, на два года меньше, чем сейчас Арно. Валентин с тех пор совсем не изменился, а вот Лионель теперь уже совсем взрослый. И он так и не перестал ненавидеть. И, возможно, так и не простил себе того, что Выходцы забрали не его…

Арно же считал робота своим другом. Ему как-то раз показалось, что Валентин выглядит слишком одиноким, и он решил заговорить с ним. И попал. Потому что вещи, которые рассказывал Валентин, оказались настолько интересными, что Арно не мог не слушать, затаив дыхание, и не мог не просить еще историй. Да и сам Валентин, несмотря на каменную физиономию, казался хорошим. Арно не мог объяснить этого себе, но ему нравился Валентин, и он хотел с ним общаться и дружить, даже несмотря на запреты брата. Лионель «Заразе» не верил, как и большинство жителей, и относился к нему крайне отрицательно. Если бы он знал, что Арно пошел на охоту не один, а с «железякой», то просто не отпустил бы его никуда.

— Я думал, ты будешь проваливаться в снег куда глубже, — Арно недоверчиво покосился на следы Валентина. – Ты же, э-э-э, не человек.

— Я вешу шестьдесят пять килограмм при росте сто семьдесят три сантиметра, — отчеканил робот. – Поэтому мои следы примерно на уровне твоих по глубине. Я сделан по подобию человека, и моя модель максимально приближена к реалистичности.

В ответ Арно пробурчал что-то невразумительное. Валентин уловил «самодовольная железяка» и, кажется, что-то про Древних, и куда им следовало запихать свои «высочайшие технологии».

— Рассвет скоро? А то надоело шариться в потемках, — недовольно покосился на небо Арно. – Я следов зайцев и других животных не увижу, если снег продолжит валить.

Валентин окинул взглядом темное, затянутое тучами небо. Внутри него раздался еле слышный щелчок – Арно уже привык к таким, это означало, что он обрабатывает информацию. Может это означало и еще что-то, но Арно не запомнил – Валентин редко говорил о себе, а если и говорил, то крайне мало и непонятно.

— Солнце появится примерно через час, — ровным голосом сообщил робот. – Снегопад также скоро должен прекратиться. Правда, сколько этот самый час будет длиться, не могу сказать, — Валентин криво усмехнулся, переводя взгляд светлых глаз на Арно. – Мир сдвинулся, и время – не та измерительная единица, на которую стоит полагаться.

— Сколько тебе лет? – неожиданно полюбопытствовал Арно.

Валентин медленно покачал головой.

— Я не могу ответить по тем же причинам, по которым не могу сказать, сколько длится один час. Мир сдвинулся. Древние могли создать меня несколько тысяч лет назад, а могли, — робот внезапно дернулся, в его теле раздался громкий щелчок, он продолжил механическим голосом, остановившись и уставившись в никуда. – Директива Девятнадцать. Вы не имеете права доступа к данной информации. Введите пароль.

— Какой пароль? – растерялся Арно. – Валентин, что с тобой?

— Пароль неверный, — продолжил вещать механический голос. – У вас еще две попытки. Если хотите продолжать, скажите «продолжить», если хотите отменить данную операцию, скажите «отмена».

— Отмена, — растерянно сказал Арно и вздрогнул.

— Прошу прощения, — голос Валентина вернулся к своим обычным интонациям, то есть отсутствию таковых. – Я напугал тебя?

— Не то слово, — Арно продолжал опасливо коситься на робота. – Что с тобой было? И стряхни ты этот дурацкий снег!

Арно подошел к Валентину и сам стал отряхивать его от налипшего снега.

— Мне не мешает, я водонепроницаем, — заметил робот.

— Мне мешает, — огрызнулся Арно. – У меня и так гармония мира нарушается, когда ты в такую метель в одном свитере шастаешь. Еще в сугроб ходячий превратиться не хватало – тогда меня Ли точно к тебе на пушечный выстрел не подпустит. Что с тобой было? – Арно закончил отряхивать каштановые пряди от снега и отступил, с удовлетворением оглядывая дело рук своих. – Так-то лучше, — хмыкнул он.

— Директива Девятнадцать, — Валентин виновато улыбнулся краешком губ.

— Что такое Директива Девятнадцать?

— Я не могу отвечать на все твои вопросы, — Валентин покачал головой и неожиданно добавил. – Иногда мне жаль, что те, кто создали и запрограммировали меня, давно мертвы.

— Почему? – опешил Арно.

— Потому что временами мне хочется убить их самому, — признался Валентин.

После этого они продолжили путь в тишине.

***

Арно, пыхтя, затащил самодельные сани-носилки из срубленных в лесу веток во двор. Лионель, вышедший к нему навстречу, удивленно приподнял брови и присвистнул.

— Ничего себе улов.

Арно с гордостью поднял голову, широко улыбаясь. Добыча на этот раз и правда служила поводом для гордости – целый олень и несколько зайцев! Конечно, оленя поймал Валентин, потому что Арно стало жалко убивать самому, и он попросил робота сделать грязную работу за него… но все равно, это его улов! Арно подавил желание восхищенно покачать головой, когда вспомнил, с какой легкостью и грацией Валентин пронесся мимо него и кинулся на оленя. Это было охотой и тем же убийством, но каким великолепным и зрелищным! Арно усилием воли заставил себя вернуться в реальность и снова улыбнулся брату.

— Повезло! Он просто выскочил на нас из чащи, такой большой, я думал не смогу его сам, ну, ты понимаешь, а тут…

— Подожди, — Лионель поднял руку, пресекая поток речи, и Арно внезапно понял, что оговорился.

Он мысленно застонал и дал себе пинка, но было поздно.

— Выскочил на «нас»? – ледяным тоном переспросил Лионель. – На кого на «нас»? Арно, ты взял с собой эту мерзкую железяку?

Арно опустил голову, отворачиваясь.

— Мое дело с кем и куда я хожу.

— Ну уж нет.

Лучше бы он кричал. Когда Лионель разговаривал так – тихим и холодным голосом, Арно становилось страшно, руки покрывались мурашками, и он хотел забиться в какой-нибудь укромный уголок, чтобы его никогда не отыскали.

— Пока тебе не исполнится девятнадцать, пока ты не будешь вне опасности – это мое дело, куда и с кем ты ходишь, — продолжил Лионель. – И я уже повторял тебе не раз, что запрещаю тебе говорить с… этим!

Арно глубоко вдохнул, стараясь унять эмоции и не вспылить. Резкие слова, вспыльчивость и горячность, эффекта на Лионеля не оказывали, скорее, распаляли его лед, если можно было так выразиться, и доводили до крупных ссор и последующего наказания. Арно, предварительно посоветовавшись с Валентином, решил сегодня избрать другую тактику.

— Его зовут не «этот», а Валентин, — спокойно поправил он брата. – И я знаю его много лет. Он не желает мне зла.

— Ты не можешь быть в этом уверен.

— Могу.

— Где доказательства?

— Я столько раз оборачивался к нему спиной, что, если бы он хотел всадить мне в спину нож, возможностей у него было предостаточно, — Арно вскинул голову, упрямо глядя на Лионеля. – Тем не менее, раз за разом Валентин предпочитал меня спасать и помогать, если требовалось, а не делать что-либо плохое. Заметь, это он убил тогда змею, которую я не заметил в пять лет, а она была ядовитой. Это он тогда вытащил меня, когда я в десять лет умудрился забрести в лесу в болото. Это он защитил меня тогда, прошлой зимой, когда я не справился со стрелой, промазал, и кабан кинулся на меня. Если бы не Валентин, я был бы тысячу раз мертв и без «помощи» Выходцев.

Надо же, а новая политика поведения действует! Лионель не шлет его к кошкам и не наказывает, а слушает и отвечает! Мысленно восхитившись умом Валентина и пообещав себе поблагодарить его при следующей встрече, Арно продолжил.

— Ли, пожалуйста, выслушай меня. Я знаю, что ты беспокоишься обо мне, и я знаю – почему. Но я действительно очень хочу продолжить общаться с Валентином.

— Почему именно с ним? – устало спросил Лионель, и Арно понял, что выиграл эту битву. – В Сэ столько людей примерно твоего возраста: Ричард и Айрис, Норберт и Йоганн, Паоло и Альберто… А ты предпочитаешь их обществу общество железяки. Ты понимаешь, что он – не живой?

— Для меня Валентин – живой, — возразил Арно, вспоминая редкие полуулыбки Валентина и то, как он иногда откидывал с лица каштановые пряди.

— Он действительно настолько важен для тебя?

— Да.

Лионель поджал губы и бросил взгляд в сторону дома. Сквозь освещенное окно была видна светлая голова Эмиля – он, как обычно, сидел в углу и тихо гудел себе под нос, играя с набитыми соломой игрушками. Невыразимая боль на мгновение исказила красивое лицо Лионеля, но тут же вернулась его обычная непроницаемая маска.

— Будь по-твоему, — сказал он тихо. – Я хочу попросить тебя лишь об одном.

Арно вопросительно вскинул брови, стараясь подавить неуместное желание прыгать от радости.

— Пожалуйста, береги себя, — попросил Лионель, и Арно разом ощутил себя неблагодарной свиньей. – Я не хотел бы лишиться еще одного брата.

Арно молча шагнул вперед и обнял Лионеля, уткнувшись ему лицом в грудь.

— Прости, Ли.

Лионель потрепал его по волосам и улыбнулся.

— Все нормально. Тебе помочь с добычей?

— Давай, — охотно согласился Арно. – Сделаем сегодня Эмилю его любимый суп и гуляш из зайчатины, чтобы он порадовался?

— Обязательно.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.