Жертва

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Rocita (Флигель-адъютант Хомяков)
Бета: Jenny
Гамма: нет
Категория: Гет
Пейринг: Селина Арамона
Рейтинг: NC-17
Жанр: PWP
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер:

Все герои произведения совершеннолетние.

Кэналлийское — Алве, тюрегвизе — Матильде, касеру — Клементу, героев — Камше, а мы просто играем.
Аннотация: Как из приличной девочки воспитать мазохистку?
Комментарий: Написано на Фандомную битву 2012
Предупреждения: нет

— Проходите, господин генерал! — барон Капуль-Гизайль низко склоняется перед гостем. — Вина?

— Нет, благодарю вас. У меня слишком мало времени.

— В таком случае прошу, — понимающе улыбается барон, — она ждет вас.

Селина вздрагивает, слыша, как открывается дверь, а затем привычно улыбается вошедшему. Барон говорит, что у нее очень красивая улыбка, что мужчинам нравятся такие, как она, и Селина не спорит.

Гость уходит часа через три. На прощание он пожимает руку барону и произносит:

— Я в восхищении! Она сама невинность. Просто святая Октавия во плоти!

Селина часто слышит это от разных мужчин и обычно смущенно опускает глаза или шепчет: «О, вы так добры ко мне, сударь…» Она не понимает, о какой невинности они могут говорить после того, как она без тени смущения раздевается перед ними донага, берет в рот их мужское достоинство, позволяет выплескивать семя на свое лицо. Но добрый барон Коко говорит то же самое, а барону Селина привыкла верить, хотя и не всегда понимает, о чем он ей говорит. Вот, например, несколько дней назад он велел сшить для нее очень закрытые рубашки вроде тех, в которых благородные эрэа принимали своих мужей. Когда Селина удивленно спросила, к чему это, ведь эти рубашки уродуют и скрывают тело, барон пустился в объяснения:

— В таком наряде, моя дорогая, ты выглядишь слабой жертвой, приведенной на заклание. Увидев тебя, любой мужчина, даже беспомощный старик, ощутит себя диким воином, обуянным жаждой насилия. Простота возбуждает желание лучше пестрых шелков, поверь мне! Ведь ты не канарейка, не павлин, ты — белоснежная голубица, желанная добыча коршунов. Тебе нет нужды привлекать внимание мужчин искусственной яркостью, кокетничать с ними, приманивая к себе. Напротив, тебе достаточно лишь едва слышно прошептать: «Прошу вас, не надо!», — и они не смогут забыть тебя. Образ жертвы, который так легко удается тебе, недоступен большинству женщин, гордись же этим!

Селина не переспрашивает, чтобы барон не счел ее дурочкой, но старательно выполняет все его указания и советы, ведь это совсем нетрудно. Например, один офицер из королевской гвардии любит брать ее как мальчика, в задний проход. Он делает это довольно грубо, и Селина плачет от боли, целует его пальцы и просит сквозь слезы:

— Пожалуйста, прекратите! Не надо, пожалуйста!

Но офицер зажимает ей рот рукой и начинает двигаться быстрее, отчего Селине становится еще больнее. Когда же он чувствует приближение разрядки, он приказывает девушке опуститься перед ним на колени и раскрыть рот. Торопливыми движениями он ласкает свой толстый, перевитый синеватыми венами клинок, почти тыкая влажно блестящей головкой в нос Селине, и затем, излившись, удовлетворенно похлопывает девушку по забрызганной семенем щеке.

А один дворянин засовывал в нее бутылку от вина и все время спрашивал:

— Тебе больно? А так?

Селина комкала простыню и едва слышно отвечала:

— Да, сударь…

Узкое горлышко проскальзывало легко, но затем начинало больно давить на что-то внутри, а широкая часть безжалостно растягивала лоно, и Селине хотелось кричать. Хвала Создателю, что мучитель озаботился тем, чтобы смазать бутылку маслом, иначе он просто порвал бы ее.

Потом она вспомнила, что иногда нужно сопротивляться, потому что мужчин это возбуждает, и попыталась отстраниться. Тогда дворянин отбросил бутылку и, обозвав Селину потаскухой и еще каким-то словом, которого она не знала, приказал Селине взять в рот его член.

Еще один господин всегда избивает ее хлыстом, пока Селина не начинает захлебываться слезами, а затем приказывает ей лечь исполосованной спиной на постель и развести ноги. Сам же он встает перед ней на колени и начинает вылизывать ее лоно, больно прикусывая чувствительный бугорок плоти.

Но таких гостей, со странными желаниями, мало. Большинство удовлетворяются обычным соитием, даже не слишком грубым, и требуют только, чтобы Селина молила их о пощаде и называла своим повелителем, когда они сопят над ней и толкаются в ее лоно. Конечно, Селина выполняет их приказы, но едва не зевает со скуки и вспоминает тех, других.

«Голубица в когтях коршуна», — позже повторяет она, с удовольствием разглядывая в зеркале свое тело и находя на нем отметины настоящей страсти. Ей нравится быть жертвой.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.