Путь на темную сторону

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Rocita (Флигель-адъютант Хомяков)
Бета: Jenny
Гамма: нет
Категория: Слэш
Пейринг: Валентин Придд/Арно Сэ
Рейтинг: NC-21
Жанр: Crossover Action/Adventure
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер:

Все герои произведения совершеннолетние.

Кэналлийское — Алве, тюрегвизе — Матильде, касеру — Клементу, героев — Камше, а мы просто играем.
Аннотация: Что сделает юный джедай Валентин Придд, узнав, что Темный лорд Дарт Вальтер — его отец?
Комментарий: Написано на Фандомную битву 2012, кроссовер со "Звездными войнами" непосредственно отсылки к эпизоду 5
Предупреждения: нет

Все больше времени проходит с того дня, когда Валентин Придд навсегда покинул планету Татуин, и все чаще ему кажется, что его знакомство с Арно Сэ не было случайностью. Вернее, это была случайность, кем-то тщательно спланированная, так же, как и многие другие события в его жизни. На первый взгляд они отличались друг от друга столь же разительно, как эвок и хатт. Не видевший ничего дальше своих испарителей юный фермер, неожиданно для себя оказавшийся носителем таинственной Силы, и галактический контрабандист, не мыслящий своей жизни без рискованных авантюр и не верящий в сказки. В школьных учебниках пишут, что противоположные заряды притягиваются. Кому-то было нужно, чтобы именно эти противоположные заряды притянулись друг к другу.

Во время первого совместного полета они готовы были убить друг друга. Интересно, как Гирке удавалось каждый раз растаскивать их по разным углам? Наверняка использовал какие-то джедайские штучки.

— А название для этого, с позволения сказать, корабля, ты сам придумывал? «Тысячелетняя шляпа»… звучит невероятно поэтично. Но почему не «Эпохальный ботинок», к примеру? — Валентин скептически оглядывал корабль, на котором им предстояло лететь.

— Тебя, сопляка, забыл спросить, — презрительно отозвался капитан этого летающего корыта, хотя сам выглядел ненамного старше Придда. Немного помолчав, он соизволил пояснить, причем не без гордости в голосе, — это наша семейная легенда. Один из моих предков, живший примерно тысячу лет назад, был великим воином. Однажды он поклялся, что накормит собственной шляпой одного из злейших врагов и, разумеется, исполнил эту клятву. В память об этом подвиге я и назвал корабль.

Позже, когда Валентин учился обращаться с сабером, Арно не упустил возможность подколоть его в ответ:

— Этим, действительно, можно сражаться? Больше похоже на игрушку для самоудовлетворения.

Помощник капитана, вуки с загадочным именем Непарный Катершванц, что-то проревел, видимо, оценив шутку, и Валентину стоило некоторых усилий продолжить тренировку, не попытавшись наглядно продемонстрировать этим двоим, что можно делать световым мечом.

Но вскоре им стало не до взаимных подначек. Операция по спасению Ирэны, разведывательные рейды (разумеется, они оказались в одном экипаже), атака на Звезду Смерти — привыкнув прикрывать друг другу спину, они могли бы остаться просто соратниками, но почему-то стали лучшими друзьями. А через непродолжительное время на Валентина снежным комом обрушилось знание того, что дружба, сильная и искренняя, для джедая — зло.

«На Темную сторону привязанности ведут. Освободиться от них джедай должен, соблазну чтобы не поддаться» — говорил мастер Сильвестр, задумчиво вычерчивая трехпалой лапой какие-то символы на земле, и Валентин действительно старался следовать этому правилу, ведь он обещал Гирке, своему первому учителю, что станет настоящим джедаем. Благородная цель отомстить убийце отца заслоняла собой все прочие желания. И в начале ему удавалось не думать о том, кому он был обязан жизнью во время зимовки на Хоте, о тех часах, когда он не находил себе места в ожидании того, как вернувшийся из разведки Арно без стука войдет в кубрик и с деланным равнодушием произнесет: «Встретил парочку имперских крейсеров, пришлось повертеться». Но затем Придд все чаще стал видеть вместе Арно и Ирэну. Большую часть времени они ругались и бросали друг на друга испепеляющие взгляды, но не понять, к чему эти бесконечные ссоры приведут в самом скором времени, было невозможно. Из них получилась бы пара в лучших традициях любовных романов: отважная принцесса Ирэна, лидер повстанческого движения, и героический капитан Сэ, хоть сейчас снимай агитационный ролик. Каждый раз, когда Валентин наблюдал за тем, как Арно, облокотившись на спинку кресла, шепчет что-то на ухо сидящей за монитором Ирэне, ему хотелось уронить на этих двоих что-нибудь тяжелое, например, Звезду Смерти. К привязанности добавлялось еще одно чувство — ревность.

Очень быстро Придд начал ненавидеть свою более удачливую соперницу, посмевшую встать между их дружбой. Да, он еще долго идентифицировал свои чувства как чисто дружеские. Ровно до того момента, пока не застал Ирэну и Арно целующимися прямо посреди коридора, ведущего из аналитического центра в штаб. Оба были полностью увлечены процессом и вообще походили на пубертатных подростков, в первый раз целующихся за школой, поэтому шагов Придда они не услышали. А он, оставшись незамеченным, отступил за переборку и смотрел на них. Просто смотрел и думал о том, как ему хочется сдавить шею Арно пальцами, поднять его в воздух и трясти до тех пор, пока обычное самодовольное выражение в его глазах не сменится сначала непониманием, затем яростью, страхом, и, наконец, рабской покорностью. Эта мысль заставила Придда улыбаться, не вполне осознавая, что делает, он протянул вперед руку, словно сдавливая пальцами чье-то невидимое горло. Только, когда Арно отпихнул от себя Ирэну и зашелся в мучительном приступе кашля, Валентин пришел в себя.

Пожалуй, этот случай заставил его испугаться. Анализируя ситуацию, он решил прибегнуть к медитации, порой помогающей найти ответы на незаданные вопросы. Это было хорошее умение и, по крайней мере, ради него стоило просидеть несколько месяцев в болотах Дагобы, выслушивая занудствования ушастого магистра.

Выгнать из головы все мысли было несложно. Покой и тишина, ощущение прикосновения к Вселенной… Валентин привычно позволил Силе свободно течь через свой разум, но, стоило ему попытаться сконцентрироваться на образе Арно, ощущения резко переменились. Словно вырвавшаяся на свободу буря, яростная страсть заполнила собой все. Придду казалось, что он слышит собственный голос: «Я хочу нагнуть тебя и трахать сабером, долго и сильно, чтобы ты орал от этого, хочу засунуть его в тебя поглубже и включить… Впрочем, нет. Это развлечение я приберегу для Ирэны. Я сделаю это у тебя на глазах. Сначала заставлю ее полностью раздеться, чтобы ты лучше видел, и начну трахать эту суку. А когда она потечет, нажму на кнопку… Жаль только, что она не почувствует боли, когда световой клинок прожжет ее кишки, легкие, достанет до самого мозга. Интересно, она еще будет жива, когда я вытащу сабер из ее разъебанной дырки и отсеку ей ноги? И будет ли вонять горелым мясом? Я буду кромсать ее на части, а ты будешь на это смотреть. Голову я оставлю себе на память, а для тебя, милый, постараюсь вырезать сердце. Вряд ли это получится с помощью светового меча, придется поработать руками... Потом у нас будет много долгих ночей, когда ты будешь кончать подо мной и просить еще. Я буду с тобой нежен, обязательно, но в первый раз я сделаю это сабером, чтобы ты навсегда запомнил, что ты — джедайская собственность, моя собственность…»

Такие желания ненормальны для джедая. Особенно для джедая. Валентин старательно пытался понять, что происходит. Он наблюдал за Арно, Ирэной, и однажды ему в голову пришла мысль: «Ради чего вообще я воюю? Я сидел на своем Татуине, мечтал пойти учиться на пилота, но однажды пришел Гирке, старая крыса, и сказал, что я последний джедай в Галактике и обязан спасти мир. А зачем? Смотреть, как эти двое сосутся у меня на глазах? Да к хаттам такой мир!»

Поняв, что все больше запутывается, Валентин решил посоветоваться с Сильвестром, благо, у того в его болоте был голопередатчик. Выслушав завуалированный и путанный рассказ Придда о том, что он, кажется, испытывает некоторую симпатию к одному человеку и не знает, что с этим делать, Сильвестр вздохнул и глубокомысленно произнес: «Темная обманчива сторона. Погубила твоего отца она, и начался путь с того, что забыть не мог мать юный падаван. Ее найти хотел он и от опасности защитить, чего делать не следовало. Пусть уроком для тебя послужит это…» На этом Валентин просто выключил передатчик. Для него, выросшего без родителей, эти слова звучали бредом выжившей из ума зеленой обезьяны. Ему стало ясно, что рассчитывать на чей-то совет бесполезно.

Услышав произнесенное врагом: «Я твой отец», Валентин рассмеялся бы, если бы ему не хотелось орать от боли. Отрезанная рука действительно воняла паленым мясом. Впрочем, вряд ли он в тот момент осознавал, что на самом деле значат его слова. Лишь значительно позже, когда медицинские роботы пришивали ему искусственную кисть, Валентин подумал: «А ведь это правда». Его отец был жив, он звал его и предлагал настоящую свободу. И что с того, что он на Темной стороне? Если Светлая сторона заставляет отвергнуть самых близких людей, то к хаттам такой свет. Плевать на восстановление Талигской республики, на Галактическую империю Дриксен вместе с ее императором-ситхом. Валентин мысленно повторил слова отца: «Император Фридрих предвидел, что ты можешь убить его, исполни же предначертание. Мы будем властвовать над миром вместе как отец и сын». Это, определенно, было неплохой идеей.

Корабль управлялся автопилотом, поэтому ничего ужасного не произошло, когда капитан вдруг захрипел, схватившись за горло, и очень быстро обмяк, несуразным мешком свалившись на пол. Ирэна в изумлении обернулась к нему, но невидимый удар швырнул ее в стену. Валентин, стоявший на пороге рубки, несколько секунд полюбовался выражением ее лица, а затем включил сабер.

— Что ты делаешь? Ты с ума сошел? — завизжала Ирэна и попыталась отползти, когда он направился к ней, но Придд с помощью Силы вздернул ее на ноги.

— Сейчас ты все поймешь, — мягко произнес он и едва уловимым движением отсек ей несколько пальцев на правой руке.

Ирэна закричала от боли, и ему пришлось ждать около минуты, пока она успокоится.

— Видите ли, принцесса, я решил сменить сторону, — проговорил Валентин.

— Что? Это Дарт Вальтер? Он заставил тебя? Валентин! — она несла какую-то чушь, и Придд пожалел, что не может отрезать Ирэне язык.

— Ну что вы, меня никто не заставлял, — чтобы эти слова звучали убедительнее, он в несколько ударов отсек Ирэне руку до локтя. Обугленные куски плоти упали возле ее ног.

Она снова заорала, и Валентин немного придушил ее, чтобы заткнуть, а затем подсек сабером под коленями. Ирэна нелепо свалилась на пол, дергая обрубками ног, запах горелого стал совсем невыносимым, и Придд решил, что пора с этим заканчивать. Аккуратно отделив голову неудавшейся революционерки от тела, он поднял ее за волосы и заглянул в мертвые глаза, подумав: «Пожалуй, я мог бы остаться с тобой, отец, но это было бы глупо. Ирэна ведь тоже твоя дочь, а нет ничего глупее, чем оставлять за спиной сильного и умного врага. Хорошо, что я никогда не принимаю поспешных решений».

Бортовой компьютер рассчитывал курс на Татуин, дроид-стюард тихо жужжал, наводя порядок в рубке, а Валентин размышлял о том, как все удачно вышло. Что-то подсказывало ему, что разнести гнездо контрабандистов и вытащить оттуда замороженного в карбоните Арно гораздо проще, нежели просто уговорить его отправиться в гости на имперский флагманский крейсер.

«Операция по спасению» заняла чуть больше суток, а дальше все было совсем просто. Не нужно было летать между планетами в надежде наткнуться хоть на какой-нибудь имперский корабль, уж тем более не нужно было лететь к Набу, где базировался флот Дарта Вальтера. Надо было просто прикоснуться к Силе и позвать, а, почувствовав ответ, произнести: «Я согласен».

Дарт Вальтер явился лично встречать его. Он стоял на краю посадочной площадки в сопровождении двоих офицеров, и Валентин, выйдя из корабля, помедлил секунду и направился к ним. Поймав себя на том, что неосознанно старается печатать шаг, он усмехнулся и пошел более свободно. В одной руке он нес завернутый в ткань круглый предмет, и не нужно было использовать Силу, чтобы понять, что охрана Дарта Вальтера держит его на прицеле, но сейчас это не имело никакого значения. Валентин подумал мимоходом, что от него сейчас, вероятно, ждут короткой прочувствованной речи или принесения клятвы верности, но вместо этого он, замерев в трех шагах от отца, молча бросил перед ним голову Ирэны.

Сознание медленно, но верно возвращалось. Арно попытался разлепить веки, но тут же снова зажмурился — свет показался нестерпимо ярким. Он попробовал шевельнуть руками, но их что-то удерживало. Осторожно приоткрыв один глаз, Сэ разглядел, что силовые наручники надежно приковали его к кровати. Он мысленно выругался, но тут же уцепился за эту мысль. Кровать? Проклятый хатт не стал бы заботиться о его комфорте. Арно решил рискнуть и негромко позвал:

— Эй! Есть тут кто?

Он испытал невероятное облегчение, когда до боли знакомый голос Придда ответил ему:

— Ну наконец-то. Врачи обещали, что ты проснешься сразу после разморозки, а ты провалялся в бессознанке два часа.

— Где мы? И нахрена меня приковали? — задавать вопросы, не открывая глаз, было не слишком приятно, но ждать, пока зрение восстановится, у Арно не было никакого желания.

— В безопасности. А наручники — единственный способ удержать тебя на месте хоть какое-то время. Тебе прописаны сутки абсолютного покоя, — отозвался язвительный голос Придда. Арно готов был поклясться, что наручники были его личной идеей.

— Отдыхай. Я зайду позже, когда окончательно придешь в себя, — добавил Валентин уже без издевки в голосе и слегка пожал ладонь Сэ. Ни сил, ни желания спорить у того не было.

Несколько секунд Придд задумчиво смотрел на Арно, а затем направился к выходу. Уже у самой двери он оглянулся назад и машинально сжал сабер.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.