Правила зимы

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Rocita (Флигель-адъютант Хомяков)
Бета: Jenny
Гамма: нет
Категория: Слэш
Пейринг: Валентин Придд/Арно Сэ
Рейтинг: NC-17
Жанр: Romance
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер:

Все герои произведения совершеннолетние.

Кэналлийское — Алве, тюрегвизе — Матильде, касеру — Клементу, героев — Камше, а мы просто играем.
Аннотация: Они потеряли слишком много времени.
Комментарий: Написано на Фандомную битву 2012
Предупреждения: асфиксия, bloodplay

Каждая ночь у них — как последняя. Завтра снова будет беспощадный вихрь кавалерийской атаки, и, значит, сегодня можно отпустить себя, забыться, шагнуть за черту привычного и дозволенного. Так много времени упущено, и они изо всех сил стараются наверстать его. У теньента Сэ вечно торчащие во все стороны непокорные кудри и едва заметные складочки в уголках рта оттого, что он постоянно улыбается. У Арно чуткие, словно у музыканта, пальцы и непокорные губы. Его хочется увезти, запереть, спрятать ото всех и любить сутки напролет.

— Я не отпущу тебя больше, — шепчет Валентин, двигаясь в Арно. Смотрит жадно, гладит кончиками пальцев скулы, целует в переносицу, каждым прикосновением словно ставя нестираемую печать: «моё». Страшно проснуться однажды утром и услышать презрительно-холодное: «Предавший однажды предаст и во второй раз», — страшно вновь получить короткую записку: «Не пишите мне больше». Слишком большая пропасть между торопливыми поцелуями в темных закоулках Лаик и первой, неловкой ночью здесь, в Торке. Придд не спрашивает у Савиньяка, чем было вызвано это ледяное отчуждение между ними, он слишком много думал об этом раньше, когда без устали писал письма, на которые не получал ответов. И потому сейчас он до синяков стискивает запястья любовника, прижимает к постели своим телом, но этого ему кажется мало, и однажды рука сама соскальзывает на горло Арно.

Валентин смотрит в глаза Савиньяка, улыбается, ведя ладонью от подбородка до ямки между ключицами, пальцы неожиданно удобно обхватывают шею, которая кажется сейчас невероятно хрупкой. Найти сонную артерию, погладить подушечками пальцев и слегка надавить рядом с ней. Арно чуть напрягается, и Придд еще немного сжимает пальцы. Савиньяк запрокидывает голову и стискивает его плечи, но лицо у него все такое же спокойное, и, значит, все правильно. Валентин снова начинает двигаться, теперь размашисто и резко, почти полностью выходя из Арно и снова вставляя до упора. По краю сознания проскальзывает мысль, что завтра Савиньяк не сможет нормально сидеть, но это неважно, ничего не важно, кроме того, что сейчас они — единое целое.

В следующий раз Арно сам кладет руки Валентина себе на горло.

Когда-то им казалось, что они очень многое должны сказать друг другу, но здесь и сейчас, посреди затяжной северной войны для слов нет времени. Война предлагает свои правила для любовных игр.

На винтовых лестницах шатаются под ногами ступени, а в узких переходах между башнями пахнет плесенью, стены затянуты паутиной. Арно не вздрагивает, уловив шорох шагов за спиной, и лишь глухо смеется, когда на глаза ложится плотная повязка. Он дожидается, пока узел на затылке будет затянут, и прижимается спиной к стене, облизывает губы нетерпеливо, зовуще.

— Удиви меня, — шепчет он, и это значит: «Угадай, чего я хочу».

Поцелуи — нежно, все остальное — сильно, Валентин давно понял это несложное правило.

Пальцы сжимаются на горле, узкий клинок стилета скользит между бедер.

— Еще?

— Да.

— Я хочу тебя.

— Возьми.

Стоя неудобно, Арно приходится полностью снять штаны, чтобы закинуть ногу на бедро Придду, но ему нравится открытая, беспомощная поза. Он не издает ни звука, но на спине и плечах Валентина остаются красные, чуть кровоточащие следы от ногтей. Как всегда. Впрочем, Савиньяк точно знает, что эта ласка нравится ему больше любых других.

Окружающие об их отношениях не догадываются. Вчерашние почти-враги сегодня стали друзьями? На войне как на войне, нечему удивляться. Только над Савиньяком поначалу посмеивались, когда он вдруг начал носить рубашки фамильного цвета. «На красном не видно крови», — с неизменной улыбкой отвечал Арно, и никому в голову не приходило, что это чистая правда.

Мирный договор с Дриксен был заключен в начале весны, когда сдвинулся лед на реках. Глядя на бурые проталины, Валентин думает, что, когда они вернутся в Олларию, там уже зазеленеют первые деревья. У зимы, как и у войны, свои правила, не применимые к весне.

В дороге они общаются совсем мало — Арно едет вместе с маршалом Лионелем. Валентин размышляет о том, что придется начинать все заново, и мучительно пытается вспомнить, как это. Ему кажется, что с каждым шагом усталой лошади, уносящей его прочь от западных границ, он теряет что-то важное.

Короткую записку герцог Придд получает наутро после устроенного во дворце бала в честь победителей, на котором они весь вечер ловили взгляды друг друга, но так и не смогли остаться наедине. В особняке Савиньяков тихо — мажордом поясняет, что большинство слуг все еще в имении в Эпинэ. «Господин виконт примет вас у себя», — добавляет он, провожая Придда через вылизанную до блеска гостиную.

У виконта Сэ весь пол в спальне застелен толстыми коврами — это все, что успевает заметить Валентин, потому что Арно с улыбкой поднимается ему навстречу и тянет с плеч рубашку. Алую, как кровь.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.