Осенняя история

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Rocita (Флигель-адъютант Хомяков)
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Слэш
Пейринг: Валентин Придд/Арно Сэ
Рейтинг: PG-13
Жанр: Fluff Romance
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: мир и персонажи принадлежат ВВК
Аннотация: нет
Комментарий: нет
Предупреждения: нет

— Да за какие-такие заслуги? Ха! Уж вы мне поверьте, не видать Придду полковничьей перевязи, если бы он не был любовником Алвы!

— Приддов, конечно, много, и запутаться в них немудрено, но любовником Ворона был старший брат нашего полковника.

— Рэми, не будьте таким наивным! Где старший, там и младший. Мне рассказывал приятель из лиловых кое-что о похождениях юного герцога. Хотя тогда еще был жив Вальтер... да собственно, он и подложил обоих сыновей Алве.

Арно сидит в стороне от стола и старательно делает вид, что совсем не слушает эти полупьяные разговоры, хотя после первого же упоминания о Придде ему захотелось вылить на этих сплетников ведро помоев с полковой кухни. Да никогда ни один лиловый ничего подобного не скажет про своего герцога. Адъютанты, Леворукий их побери! Собирают слухи хуже базарных торговок!

Собственно, когда его позвали «посидеть после отбоя за стаканчиком вина» в адъютантскую, Савиньяк совсем не хотел идти, но потом подумал о пустой холодной комнате и согласился. И вот теперь он должен сидеть здесь и выслушивать всякие глупости о человеке, которого... с которым... в общем, о Валентине! Он даже не может заставить их замолчать, потому что кто-нибудь может догадаться, ведь про спор о шляпе всем известно.

— Интересно, когда Алва успевал спать с Приддом? Между королевой и Окделлом? — насмешливо тянет Арно, мысленно прося прощения у Ричарда, — а еще, помню, один придворный шаркун пытался убедить меня, что, Ворон любит поразвлечься с обоими моими братьями одновременно, — заканчивает он с пьяной угрозой в голосе.

— А вы не завидуйте им, виконт! Дорастете до генерала, может и вам удача улыбнется!

Собравшиеся радостно гогочут над шуткой, а Савиньяк краснеет и демонстративно отворачивается. Но так или иначе, цель достигнута, о Придде его собутыльники забыли.

На следующее утро генерал Давенпорт посылает Арно к северу от лагеря, проверить, совпадает ли тамошняя местность с изображенным на карте. На обратном пути Арно останавливается, чтобы подтянуть подпругу, которая, как ему кажется, немного ослабла. Затянув ремни, он решает несколько минут передохнуть, прежде чем ехать дальше. Под старым кленом лежат прошлогодние листья, и Арно досадливо пинает их ногой. Вчерашняя болтовня пьяных теньентов не идет у него из головы. Сколько раз он думал: «А что, если...» Ведь его не было тогда в Олларии, и Валентин ничего не рассказывал о том времени, а сам Арно даже не думал спрашивать.

***

— Что, тоже считаешь меня ни на что не годным? — яростно шипит Савиньяк.

— Я этого не говорил, — отвечает Придд, продолжая что-то писать и даже на мгновение не соизволив поднять головы.

— Но, конечно же, подумал.

— Ты не говорил мне, что умеешь читать мысли.

От этого ровного, с едва заметной иронией, голоса Арно взрывается.

— Герцог Придд, извольте посмотреть на меня, если вы разговариваете действительно со мной, а не со своей чернильницей! — рявкает Савиньяк, подходя ближе.

Придд, наконец, отрывается от своего письма и поднимает на Арно абсолютно спокойный взгляд.

— Я просто хочу побыстрее закончить с делами на сегодня. Но это вовсе не означает того, что я тебя не слушаю, — терпеливо объясняет он.

— Может, еще напомнишь мне о моей шляпе? Хотите, чтобы я съел ее, как только вы покончите с делами, полковник?

— Я не перестаю восхищаться вашими способностями, теньент. Вам даже не требуется придумывать повод для ссоры. Очень ценное умение.

Понимая, что они сейчас действительно разругаются в пух и прах, хотя с момента встречи прошло несколько часов, Арно вылетает в коридор, на прощание хлопнув дверью. У себя в комнате он с размаху падает на кровать и несколько минут бездумно смотрит в потолок. Если Валентин назовет его вздорной барышней, то будет абсолютно прав. А все дело в том, что полковник Придд приехал в ставку с генералом Ариго, который, в свою очередь, должен сопровождать Первого маршала во время объезда Северной армии.

Даже если что-то и было, глупо ревновать к прошлому. Но к прошлому ли?

Все то время, что Придд мотается от полка к полку вслед за Ариго и Алвой, Савиньяк не находит себе места. Он сотни раз представляет себе их встречу, прокручивает в голове разговор, пытается вообразить, какое лицо будет у Валентина, когда он признается в своей связи с Алвой. К концу месяца Арно уже твердо знает, как именно он сообщит Придду о том, что они расстаются. Или вообще ничего не скажет, а просто уедет в отпуск в Сэ, не попрощавшись. Он еще не решил, как лучше.

***

Вот уже полчаса Савиньяк сидит в приемной маршальского кабинета, явно раздражая своим присутствием дежурного адъютанта. Но сказанное надменным голосом «Я должен передать пакет Первому маршалу лично в руки» пока избавляет его от дальнейших расспросов. Наконец, источенная жучками дубовая дверь открывается, и из кабинета выходит Жермон Ариго. Один. Арно торопливо опускает взгляд, чтобы не выдать себя, и не замечает усмешки, мелькнувшей на лице генерала. Ариго уходит, а дверь снова закрывается. О чем он с ним говорит? Что-то, не предназначенное для ушей Ариго? Арно мнет в пальцах перо на шляпе, неотрывно глядя на дверь, и совершенно не обращает внимания на дежурного, который косится на него уже с нескрываемой насмешкой. А может, они там... Савиньяк кусает губы, отгоняя навязчивые видения, соревнующиеся между собой в непристойности.

Когда ему кажется, что прошла уже целая вечность, дверь, наконец, открывается, пропуская Валентина Придда. Арно демонстративно не поднимает головы, старательно разглаживая поля шляпы, но, как только хлопает дверь, ведущая из приемной в коридор, мгновенно поднимается с места. Валентина он догоняет уже на улице.

— Полковник, вы ничего не хотите мне сказать? — не считая необходимым поздороваться, начинает Савиньяк.

— Возможно. А что именно вы ожидаете от меня услышать?

Придд не может не издеваться! Впрочем, если он хочет закончить их отношения дуэлью, то Арно с радостью предоставит ему такую возможность. Глубоко вздохнув, Савиньяк собирается начать свою много раз отрепетированную речь, но Валентин опережает его.

— Ты как-то говорил о том, что был бы рад, если бы я поехал в Сэ вместе с тобой. Только что я проявил чудеса дипломатии, заставив Первого маршала подписать мое прошение о трехнедельном отпуске, которое Ариго отклонял уже дважды. Если ты все еще этого хочешь, мы можем поехать вместе.

Все это Придд произносит со своей вечной невозмутимостью, доводящей до бешенства, и Арно уже собирается язвительно поинтересоваться, каким именно способом Валентину удалось достичь желаемого, но в этот момент что-то мягко касается его волос, а затем Савиньяк видит ярко-желтый кленовый лист, неторопливо планирующий к его ногам.

— Кажется, вы что-то уронили, — говорит Придд, изящным жестом поднимает упавший лист и заправляет его Арно за ухо.

— Три недели, — совсем тихо добавляет он, улыбаясь и глядя Савиньяку в глаза.

И Арно начинает смеяться, безудержно и звонко, из-за этого кленового листа, так несоответствующего серьезному лицу Придда, из-за своих дурацких фантазий, из-за того, что все по-прежнему хорошо. А Валентин все так же улыбается своей непонятной полуулыбкой, и в глазах у него искрится нежность.

***

— Ну и как тебе, понравилось быть в свите Первого маршала? — с притворным безразличием спрашивает Арно.

— Ты не поверишь, но там был наш непарный Катершванец.

— Ульрих-Бертольд? — округляет глаза Савиньяк.

-Да. Можешь себе представить масштабы бедствия. Ни один человек, если он не бергер, не способен выдерживать его общества более часа.

— А ты не человек, ты Спрут! — смеется Арно и бросает в Придда ворохом листьев, которые он до этого старательно подгребал к себе.

Они сидят на поваленном дереве на лесной поляне уже два часа, совершенно не обращая внимания на осенний холод.

— Извольте извиниться, господин олень, — церемонно произносит Валентин, и вдруг надевает Арно на голову целый венок из листьев, который оказывается велик и сползает на одно ухо. «Когда только умудрился сплести, мерзавец!» — возмущенно думает Арно.

— Да ты! Да я тебя... — негодующе начинает Савиньяк, но закончить фразу не успевает.

— На дуэль вызовешь? — шепчет Валентин, покрывая поцелуями лицо Арно.

— Ага... — довольно откликается Савиньяк, жмурясь и подставляя губы. Ему безумно хочется упасть на ковер из желтых листьев и уронить на себя Придда, расстегнуть на нем колет, запуская руки под рубашку... И целовать-целовать-целовать! Чтобы губы потемнели и опухли от поцелуев... И чтобы Придд за ужином чувствовал себя неуютно под внимательным взглядом Арлетты, мстительно усмехается про себя Арно.

***

— Теньент Сэ, просыпайтесь! Генерал Давенпорт приказал вам немедленно явиться.

Стук в дверь неприятно отдается в висках, Арно недовольно трет глаза и думает, зачем он понадобился генералу в такую рань. Соседняя подушка пуста и давно остыла — видимо, Валентин ушел еще до рассвета. Из-под одеяла не хочется вылезать просто мучительно, зимний холод с легкостью проникает сквозь стены. Арно поворачивается к окну, за которым уже образовался небольшой сугроб, чтобы посмотреть, высоко ли солнце, и с удивлением замечает на столе яркий желто-красный букет. Кленовые листья. Зимой, в Торке. Савиньяк утыкается в подушку и тихонько смеется, а потом беззвучно шепчет: «Я тебя тоже».

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.