Королева и ее рыцари

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Rocita (Флигель-адъютант Хомяков)
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Гет
Пейринг: Валентин Придд/Катарина Ариго (Оллар)
Рейтинг: R
Жанр: Angst
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер:

Все герои произведения совершеннолетние.

Мир и герои принадлежат В. Камше
Аннотация: нет
Комментарий: все герои совершеннолетние.
Предупреждения: нет

— Ваше Величество...

— Встаньте, граф. Я вижу, вы сегодня пришли со своим оруженосцем. Граф Васспард, вы можете встать. Позвольте поздравить вас, вам оказал честь один из достойнейших дворян Талига.

У нее дрожащий высокий голос. И вся она похожа на хрустальную вазу, грозящую разбиться. Хрустальные вазы звенят, когда к ним прикасаются.

— Благодарю вас, Ваше Величество, — склоняя голову, необязательно опускать взгляд. У королевы красивые тонкие пальцы, но она так сильно сжимает стебель цветка, что он вот-вот переломится. У Ее Величества скверная привычка ломать то, что подвернется под руку, даже не замечая этого.

— Я полагаю, Ваше Величество, что этот юноша через три года станет достойным рыцарем, и я постараюсь для этого сделать все от меня зависящее.

Генерал Рокслей постарается сделать все, чтобы через три года сохранить дружеское расположение сына королевского супрема, поэтому его оруженосец волен распоряжаться собой, как ему угодно.

— Граф Васспард, я вижу на вашей шляпе траурную ленту. В вашей семье случилось несчастье? — теперь хрусталь дрожит немного взволнованно.

— Это траур по моему брату, погибшему год назад, Ваше Величество.

— Вы любили брата?

— А вы? — но этот вопрос лишь мысленно.

— Да, Ваше Величество.

— Мои соболезнования. Поверьте, я знаю, что значит потерять близкого человека.

***

— Чем могу служить, Ваше Величество? Этой встречей вы оказываете мне большую честь.

— Не называйте меня так, прошу вас. Я слышу это обращение так часто, что рискую забыть сове имя, — какой трагический наклон головы, — зовите меня просто Катари.

— Как вам будет угодно, эрэа, — преклонивший колено рыцарь — прекрасный довершающий штрих к картине.

— Вы позволите мне называть вас Валентин?

— Конечно, Катари.

Юстин говорил, что даже в постели, особенно в постели называл ее «моя королева». Ее Величеству это нравилось. Никакой фамильярности, королева остается королевой, даже раздвигая ноги перед любовником.

***

— Кто здесь? Ах, это вы, Валентин. Что вы здесь делаете? Вам разве не нравится бал?

— Я немного устал и решил выйти на воздух, Ваше... Катари.

— Признаться, я тоже.

Она зябко обхватывает себя за плечи и подходит к перилам балкона, оказываясь на пару шагов впереди.

— Я так давно вас не видела. Расскажите мне что-нибудь о себе.

— Боюсь, мне нечего вам рассказать.

Как удачно было взять с собой плащ.

— Нынче ночи прохладные, вы можете простудиться, — встать за спиной и немного слева и накинуть плащ на ее плечи, убрав руки чуть позже, чем этого требует этикет.

— Вы похожи на вашего брата, Валентин. Он был для меня... многим.

Это и принесло ему смерть.

Интересно, почему Юстину так нравилось целовать эти тонкие губы? Сейчас это совсем нетрудно проверить, нужно лишь снова чуть-чуть сжать пальцами плечи Ее Величества, и она сама откинет голову на плечо своему новому рыцарю, в чем она уже не сомневается. Наверное, это красиво, когда женщина так подставляет губы для поцелуя. Интересно, а если при этом задрать ей юбку, как уличной девке?

Юстин пил вино бокал за бокалом и рассказывал. Ему нужно было выговориться, и он захлебывался словами, перебивал сам себя, описывая их с королевой ночи. Рассказывал такие подробности, от которых впору бы покраснеть. Почему-то именно они прочнее всего врезались в память.

У королевы родинка на внутренней стороны левого бедра, и ей нравится, когда любовник целует это место. При этом Ее Величество Катарина всегда заливается краской стыда и протестующее вскрикивает. Впрочем, эти возгласы довольно быстро переходят в сладострастные стоны.

Еще королеве нравится, когда ее грубо берут на столе. В этом она, конечно же, тоже не признается. Наверное, ей нравится чувствовать себя беззащитной жертвой.

— Валентин, о чем вы задумались?

— О вас, Ваше Величество.

Она вздрагивает и поворачивает голову еще больше, демонстрируя точеный профиль. Продолжать стоять, не замечая этого — почти дерзость. Дерзить королеве не менее весело, чем подвешивать к потолку штаны капитана Арамоны.

— Вы же обещали звать меня по имени.

— Да, моя королева.

Она вздрагивает снова. Это неудивительно, ведь у сыновей Вальтера Придда похожие голоса.

— Валентин, вы...

Упасть в обморок совсем не страшно, если рядом есть рыцарь, готовый поддержать свою королеву.

— Ваше Величество, вам дурно?

Осторожно усаживая королеву на скамейку, Валентин Придд с некоторым любопытством размышляет, попросит ли она ослабить корсет, и кого Ее Величество соблазняет сейчас, сына супрема, или неопытного юношу, по ее мнению, имевшего неосторожность влюбиться в нее.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.