Игры

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Rocita (Флигель-адъютант Хомяков)
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Слэш
Пейринг: Валентин Придд/Арно Сэ
Рейтинг: NC-17
Жанр: Modern-AU PWP
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер:

Все герои произведения совершеннолетние.

Мир и герои принадлежат В. Камше
Аннотация: нет
Комментарий: все герои совершеннолетние.
Предупреждения: Элементы BDSM.

— Эй, приятель, угостить тебя выпивкой? — черноволосый парень, долго оглядывавший зал, наконец, уверенным шагом подходит к барной стойке и садится рядом с Савиньяком.

Арно, подперев голову рукой, задумчиво смотрит в полупустую чашку с кофе, и первый, откровенно оценивающий взгляд он бросает на незнакомца искоса, даже не поворачивая лица. Потом, будто решив для себя что-то, поворачивается к нему всем телом и улыбается:

— Я буду не против.

И распрямляет плечи, слегка потягиваясь. Для парня это движение почти незаметно, но зато очень хорошо видно со стороны.

Следующую четверть часа Савиньяк медленно потягивает через трубочку коктейль с абсентом и наблюдает за тем, как парень пытается его снять. Кажется, тот прилично выпил для храбрости, потому что после признания в том, что Арно пришел сюда один, излишне решительно кладет руку ему на бедро. Савиньяк едва заметно кривит губы, но не пытается сбросить с себя наверняка потную ладонь. Он смеется, запрокидывая назад голову, когда парень пытается похабно шутить, и встряхивает головой, отбрасывая со лба мешающие пряди.

Музыка отдается стуком в висках, и голова начинает немного кружиться от выпитого. Арно совершенно не слушает, что ему рассказывает собеседник, вместо этого воображая себя канатоходцем, идущим по веревке, туго натянутой над бездонной пропастью. Нет, это слишком пошло, просто над каменной мостовой, упав на которую нет ни единого шанса остаться в живых.

Происходящее доставляет Арно какое-то изощренное удовольствие, от которого сердце начинает стучать быстрее, а кожу словно покалывает тысячей острых иголочек. Наверное, нечто похожее чувствует приговоренный к смерти, которому дали последнее слово, а он вместо молитвы рассказывает публике анекдот.

Савиньяку до дрожи в коленях хочется обернуться и поймать взгляд того, кто сидит за столиком на противоположной стороне зала. Именно этот ледяной и острый, как клинок, взгляд заставляет его сердце сладко ныть, именно ради этого взгляда Арно сейчас умело разыгрывает целое представление. Кажется, что под кожей течет раскаленная ртуть вместо крови, сжигая тело изнутри, но Савиньяку нравится играть с огнем.

Когда чернявый парень начинает недвусмысленно звать его «проветриться», Арно отвечает очередной соблазнительной улыбкой и гибким движением соскальзывает со своего стула, направляясь к выходу.

— Он пойдет со мной.

У самых дверей клуба Арно слышит за своей спиной уверенный и слишком спокойный, чтобы не почувствовать в нем угрозу, голос. Он вздрагивает, но не от неожиданности или страха, а от предвкушения, и замирает, задумчиво рассматривая стеклянную дверь в двух шагах перед собой.

— А ты вообще кто такой? — новый знакомый, чье имя Савиньяк не озаботился запомнить, пытается возмутиться. Еще бы, он нашел себе смазливого и, похоже, покладистого мальчика на ночь, потратил деньги ему на выпивку, а теперь какой-то хмырь с рыбьей физиономией заявляет: «Он пойдет со мной».

Но парень очень быстро замолкает, когда слышит совершенно недвусмысленный щелчок предохранителя. «Интересно, — думает Арно, — он сейчас приставил пистолет ко лбу этого идиота, или даже не потрудился вынуть свой любимый кольт из кармана? Но, несмотря на любопытство, он не оборачивается. За спиной раздаются удаляющиеся торопливые шаги, а затем снова спокойный голос Валентина Придда:

— Моя машина за углом.

Савиньяк все же поворачивается и усмехается как можно нахальнее, глядя в глаза Валентину.

— Я хотел провести этот вечер в свое удовольствие, и ты в моих планах не значился.

Вместо ответа Придд прижимает его к стене и тихо произносит:

— Мы обсудим это позже.

Арно безумно хочется чуть-чуть податься вперед и провести языком по плотно сжатым губам Валентина, но вместо этого он снова улыбается и спрашивает:

— А если я не хочу?

— Меня это мало интересует, — он резко толкает Савиньяка к двери.

Через минуту Арно оказывается на переднем сидении серебристого спортивного «Порше», припаркованного у обочины. Сползает по кожаной спинке, устраиваясь поудобнее. Валентин, не говоря ни слова, срывает машину с места. Только когда автомобиль вылетает на центральную магистраль, он сообщает, не отрывая пристального взгляда от дороги:

— Мне начинает это надоедать.

— А почему это должно волновать меня? — притворно удивляется Арно.

— Может быть, поэтому? — Придд, вдруг резко, так, что в ушах противно отдается скрип тормозов, останавливает машину и достает из-за пояса пистолет. Поворачивается к Савиньяку и стволом приподнимает его подбородок, прищуривается, словно прицеливаясь, и проводит пистолетом по скуле. Арно облизывается, а потом чуть-чуть поворачивает голову и обхватывает ствол кольта губами, с вызовом глядя в глаза по-прежнему невозмутимому Спруту. Второй раз за вечер глухо щелкает предохранитель, и Савиньяк усмехается, не выпуская при этом ствол изо рта. Лицо Придда остается подобным каменной маске, и Арно сильнее сжимает губы, слегка вытягивая их, словно делая минет. Он абсолютно точно знает, насколько бесстыдно это выглядит, насколько... обещающе. Но вот никаких обещаний он давать не собирается. Савиньяк резко отклоняется назад и с самым беззаботным видом закидывает руки за голову и словно бы устало прикрывает глаза. Через несколько секунд он слышит, как поворачивается ключ в замке зажигания.

Арно не обязательно смотреть на дорогу, чтобы знать, куда они едут. Через полчаса, когда «Порше» останавливается, он продолжает делать вид, что дремлет, и открывает глаза лишь тогда, когда его не слишком вежливо выдергивают с сидения.

В лифте Арно пристально наблюдает за Приддом, пытаясь заметить на его лице след хоть каких-нибудь эмоций. Ничего, −273 градуса по Кельвину. Но Савиньяк очень хорошо знает, что может скрываться за этой идеальной холодностью.

В квартире Валентин, не глядя, бросает пиджак на светлое кожаное кресло и поворачивается к стоящему в паре шагов Арно.

— Мне не нравится эта игра.

— Да неужели? — Савиньяк поднимает брови, а потом подходит ближе и произносит в самые губы Валентина, — тогда отомсти мне.

Проводит языком по подбородку, а потом соскальзывает по телу Придда вниз. Расстегивает ремень на его штанах и поглаживает напряженный член, наблюдая за выражением лица Валентина, а потом обхватывает губами головку. Слизывает выступившие капельки влаги, несколько раз проводит по чувствительной коже кончиком языка и, когда слышит сдавленный хриплый выдох, резко поднимается и отступает назад.

Натыкается на стол и садится на него, опираясь на отведенные назад руки. Пальцы натыкаются на что-то холодное, и Арно подносит к лицу кинжал старинной работы. О, он хорошо знает об этой страсти Валентина к оружию. «Если, конечно, спруты вообще способны испытывать страсть», — мысленно ухмыляется он. Савиньяк вынимает кинжал из ножен, медленно проводит языком вдоль лезвия и насмешливо произносит:

— Никакой разницы!

Валентин подходит к нему и отнимает кинжал. На нижней губе Арно остается маленькая царапина, а Придд, впервые за вечер усмехнувшись, спрашивает:

— Даже так?

Вцепляется пальцами в волосы Савиньяка, резко дергает вниз и целует открытое горло. Арно хрипло и коротко смеется, когда Придд сжимает зубами кожу на его шее, и насмешливо произносит:

— Уже лучше.

Затем обхватывает ногами талию Валентина, отклоняется назад, насколько это позволяет рука в волосах, и с вызовом в ставших абсолютно черными глазах смотрит на Придда. Тот дергает ворот рубашки Арно, но плотная ткань не поддается, и Валентин вспоминает о кинжале, который все еще держит в руках. Он просто вспарывает узким клинком рубашку, и теперь на груди Савиньяка появляется длинная и тонкая царапина. Воздух впивается в кожу острыми кошачьими коготками, и Арно напряженно облизывает губы, ощущая на них привкус собственной крови.

Невидимый метроном отсчитывает удары: раз, два... Придд проводит кончиками пальцев по груди возле пореза, и кажется, что от этого прикосновения между их телами возникает разряд тока. Нет, еще не пора. Три. Ведет ладонью ниже... Шумно выдохнуть и слегка податься навстречу. Четыре. Наклоняется, чтобы поцеловать, снова смотрит в лицо. Поймать взгляд, отклониться до боли в позвонках. Пять. Все.

Савиньяк опускает ноги на пол и резко толкает Валентина в грудь, отстраняя от себя. Поднимает с пола испорченную рубашку и холодно бросает:

— Я ухожу.

Он почти доходит до двери, когда его останавливает резкий рывок за руку.

— Мы не закончили разговор.

Арно уже собирается откинуть голову на плечо Валентину и прошептать с демонской улыбкой на губах: «Что-нибудь еще, милый?», но короткий, точно рассчитанный удар врезает его в дверь так, что у Савиньяка перехватывает дыхание, и он понимает, что игра больше не подчиняется его правилам. Но Арно привык оставлять последнее слово за собой и потому не упускает возможности голосом проститутки, соблазняющей клиента, протянуть:

— Да, я был плохим мальчиком, накажи меня... детка.

— Пожалуй, это хорошая идея, — негромко произносит Валентин в затылок Арно, и Савиньяку на мгновение кажется, что счет снова в его пользу.

Лишь на мгновение, потому что в следующую секунду Придд заламывает ему руки и связывает чем-то гладким, судя по всему, своим чертовым галстуком, и Арно кривится от резкой боли в суставах. После этого Валентин почти нежно обнимает его за талию, но только за тем, чтобы расстегнуть на Савиньяке штаны. Придд сдергивает их вниз вместе с бельем, а Арно сам освобождается от ботинок и перешагивает через спущенные штаны. Не для того, чтобы помочь раздевать себя, а чтобы не упасть, запутавшись в собственной же одежде.

Когда Придд разворачивает Арно к себе лицом, Савиньяк видит по-прежнему спокойную и сосредоточенную физиономию, и это выводит его из себя. Арно подается вперед, сминая губы Валентина своими, но поцелуй почти сразу же прерывается, а Арно шипит, как рассерженный кот, потому что Придд наматывает на руку его волосы и дергает голову Савиньяка назад.

Царапина на груди Арно все еще довольно заметно кровоточит, и Валентин проводит по ней рукой, стирая кровь. Ладони у него против обыкновения горячие, и Савиньяк невольно прогибается в спине, сводя лопатки и медленно и глубоко дыша. Он почти явственно ощущает на языке острый и холодный вкус опасности, а под ногами снова появляется тонкий ненадежный канат. Когда Придд нажимает испачканным в крови большим пальцем на нижнюю губу Савиньяка, Арно окончательно понимает, что его игра закончилась. Он открывает рот, впуская в рот пальцы Валентина, и проводит по ним языком, оглаживая подушечки. У опасности соленый вкус, как он раньше не догадался. Арно расширившимися глазами наблюдает за дьявольски спокойным Приддом, и сердце у него заходится в бешеном стуке. «Он может отыметь меня, используя в качестве смазки мою собственную кровь, или просто свернуть мне шею... или трахнуть этим своим кинжалом», — почти с упоением думает Савиньяк. У него уже давно стоит, и теперь возбуждение становится почти болезненным, а чертов Придд по-прежнему не торопится, похоже, наслаждаясь его беспомощностью.

Валентин вынимает пальцы изо рта Арно и поглаживает его по щеке. Савиньяк, зажмурившись и до боли закусив губу, трется об его ладонь.

— Хочешь меня выебать? — хрипло выдыхает он распухшими губами и вскидывает на Придда глаза. В этом взгляде очень легко прочитать: «Я хочу, чтобы ты меня выебал».

Валентин медлит с ответом, и в течение этих нескольких секунд Арно снова кусает губы, чтобы не превратить вопрос в просьбу. А потом Валентин вдруг убирает руку от его лица и коротко отвечает:

— Нет.

Наклоняется, чтобы вытащить ремень из лежащих на полу штанов, а потом разворачивает Арно лицом к стене. Савиньяк пьяно смеется, собираясь сказать что-нибудь про подходящее наказание для провинившихся мальчиков, но первый удар, пришедшийся по пояснице, заставляет его замолчать и вжаться в стену. Не от боли, а от проклятого возбуждения, сводящего с ума. От хлестких ударов начинает звенеть в голове, и Арно почему-то очень хорошо представляет, как выглядит со стороны: со связанными руками, трогательными золотистыми волосами и маленькой упругой задницей, покрасневшей от ударов. Он оборачивается через плечо, стараясь разглядеть выражение лица Придда, но мешаются волосы, падающие на лицо. Тогда он просто спрашивает, сквозь зубы, но все еще насмешливо:

— Нравится?

— Да.

И от этого очередного односложного ответа Савиньяк не сдерживает короткий стон. Прогибается в пояснице, подставляясь еще больше. Кусает губы, ненавидя себя за слабость, и прижимается лбом к шершавой стене, поджимая ягодицы от каждого удара ремня. Вскоре кожа начинает гореть, и Арно крепко стискивает зубы, не позволяя себе вслух сказать Придду все, что он думает об этой ледяной твари, но, когда все внезапно прекращается, он почти готов умолять, чтобы Валентин наконец взял его. Впрочем, в этом Спрут точно не собирается ему отказывать. Он сжимает пальцами бедра Савиньяка, дергая его на себя и заставляя наклониться, коленом раздвигая ему ноги, а через несколько секунд Арно всхлипывает, чувствуя, как Придд входит в него до самого конца. Валентин трахает его короткими сильными движениями, насаживая на себя, и Савиньяк морщится от каждого прикосновения к раздраженной коже, но это слишком хорошо, чтобы чувствовать боль. Кажется, что это будет продолжаться бесконечно, или пока они оба окончательно не сойдут с ума, но Придд вздрагивает и кончает, со сдавленным стоном прижимаясь к спине Арно, одновременно обхватывая рукой его член. Несколько движений, и на его пальцы выплескивается горячее и липкое, а Савиньяк чувствует, что ноги у него предательски подгибаются. Помедлив пару секунд, Валентин развязывает ему руки и отходит.

Арно медленно сползает по стене, пытаясь отдышаться, и разминает онемевшие пальцы. Когда он поднимается на ноги, Придд уже сидит в кресле, держа в руках бокал с коньяком.

— Можешь идти, — не оборачиваясь, бросает он Арно.

— Но ты хочешь, чтобы я остался, — ухмыляясь, произносит Савиньяк, замечая на столике второй бокал.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.