Зеркало

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Revive Revival
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Слэш
Пейринг: Валентин Придд/Арно Сэ
Рейтинг: PG-13
Жанр: Angst
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: мир и герои принадлежат В.В. Камше.
Аннотация: нет
Комментарий: написано по заявке с Кэртианского хот-феста.
Предупреждения: нет

Темная гладь зеркала, словно перелив шелка. И отсветы, отблески, и не знаешь, кого ты видишь. Кажешься себе скованным, уставшим, хочется вернуть ощущение внутренней свободы, которое смутно помнишь. Когда это было — два года назад, три? Или в детстве?

Он слышал звуки за окном, ржание коней, окрики, обычная вечерняя суета. День за днем одно и то же, и сны — скучные, банальные, бессмысленные. Жизнь кажется театральной постановкой, повторяющейся многократно — отточенные паузы, монологи, только антрактов нет — потому что не было зрителей, и актеры, как заводные игрушки. К чему разговоры? Зачем он позвал этого человека, не сочтут ли его сумасшедшим? Но Жермон Ариго... Кто, если не он?

— Как вы считаете, не является ли навязчивый страх чего-то ужасного хуже, чем то, чего ты боишься? Когда страх навязчивый, когда ты веришь в страдания, и в этих страданиях нет никакой утонченности.

— Людям свойственно бояться, виконт.

— Я сделаю предположение.

— Конечно.

— Сознательно или нет, вы пытаетесь понять наши отношения.

— Вы проницательны.

— Вы иронизируете?

— Отчасти. Я пока не вижу причины за вас беспокоиться — вы так ничего и не сказали, а беспокойство разрешить несложно — у нас каждый день что-то случается. Достаточно вызываться добровольцем. Что вы имели в виду, говоря об утонченности страданий?

— Он — часть меня. Мне нравится наблюдать за ним, хотя мы друг друга ненавидим. Так легко говорить о ненависти, не правда ли? Кажется, то ты поглощен ею. Кажется, что это детский спор, упрямство. Считается, что только дураки могут любить драться, постоянно унижать друг друга — так все и выглядит со стороны. Но все глубже, гораздо глубже. Драка, дуэль, стычки — утонченная форма контакта. Удар — ура, у нас был физический контакт. Иногда я представляю себе его, и мне от этого страшно. Но грубость, удовольствие, одержимость — можно ли эти чувства считать утонченными?

— Что вы представляете?

— Он ходит по комнате, а я стою у зеркала. Он подходит ближе, и смотрит на мое отражение. И улыбается. Я оборачиваюсь. У него очень белая кожа. И на шее она должна быть особенно нежной и тонкой. Я достаю кинжал и приставляю ему к горлу, он продолжает улыбаться. Я представляю, какой красной будет кровь. Вена пульсирует.

— Вы знаете, что если перерезать яремную вену, кровь будет повсюду? На вас, на стенах. Кровь очень сложно отмывать, это вы должны знать. Он еще некоторое время будет жив, и за это мгновение вы, возможно, успеете пожалеть о сделанном.

— Он — всегда во мне. А я в нем, я понимаю его, хотя мы так поступаем друг с другом. Я чувствую, когда ему плохо. Мне хочется прижать его к себе, чтобы он нашел меня, а я — нашел его. Но мы оба не хотим становиться взрослее или умнее — поэтому деремся, делаем друг другу больно, пытаясь что-то доказать. У нас одно сердце на двоих. Может быть, это не страдания, а простое безумие?

— Вы чувствуете себя несчастным?

— Я ничего не чувствую — и несчастья, и счастья тоже. Я словно не живу, а вижу сон. В детстве я был очень беззаботным ребенком, мне нравились сады в Сэ, нравилось играть с братьями. Когда я видел их, в моем детском сердце что-то вздрагивало — и я временами смотрел в зеркало, пытаясь увидеть в отражении что-то, отличное от меня. Я и сейчас могу смотреть, но теперь я знаю, что это, отличное, существует. Я смотрю на свой рот, руки, и не верю увиденному. В отражении — соединение плоти, крови, нервов и костей, а во мне — два несовместимых человека. В одном — мечта о близости, мягкость, обаяние, легкость — позвольте мне отбросить скромность. Желание забыть себя и быть с ним. В другом — жестокость и страх. Мечты бывают чрезмерно прекрасны, а в наказание жизнь наказывает нас, когда мы меньше всего этого ждем. Я чувствую, что он ощущает то же самое. Вам когда-нибудь хотелось плакать?

— Если вам хочется, не отказывайте себе в этом. Наш разговор останется между нами.

— Такая странная манера плача. Он постепенно переходит в рев от отчаяния и безнадежности.

— Что вы хотите от меня услышать?

— Можно ли мне помочь?..

— Вам стоит поговорить с ним. Так же, как сейчас со мной.

День за днем — звуки вечерней суеты за окном, мутная пелена, сквозь которую смотришь на мир. Но предчувствие антракта, который вот-вот произойдет, где-то поблизости. Ты подходишь к зеркалу, а Валентин стоит у тебя за спиной. И улыбается.
© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.