Счастье для всех

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Prydderi
Бета: Jenny
Гамма: нет
Категория: Джен
Пейринг: Елена Урготская Марсель Валме Рокэ Алва
Рейтинг: G
Жанр: Drama Crossover
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: Кэналлийское — Алве, тюрегвизе — Матильде, касеру — Клементу, героев — Камше, а мы просто играем.
Аннотация: Некоторые киборги похожи на людей. Или же это люди на них похожи?
Комментарий: Написано на Фандомную битву 2012; кроссовер с фильмом «Бегущий по лезвию»
Предупреждения: Future-Au, OOC, частичный ретеллинг фильма «Бегущий по лезвию», аллюзии на «Сталкера»

Туман низко стелился по влажным полутемным улицам. В призрачном свете сине-красного неона смог казался живым существом, многоликим изменчивым зверем, на мягких лапах пробирающимся средь пестрой и шумной толпы. Обманчиво безобидным, но исподволь отравляющим самим фактом своего существования.

Марсель вздохнул, угнетенный необходимостью преодолеть десяток метров до служебного электрокара и при этом, по возможности, миновать прорывающиеся из вентиляционных решеток столбы зловонного пара. Закованный в подземный бетонный панцирь Данар щедро делился со столичными жителями испаряющимися частичками себя.

Валме негромко помянул Леворукого, поднял воротник плаща и выдвинулся из подъезда. На светлое плечо незамедлительно села и расползлась ядовито-зеленым пятном сконденсировавшаяся капля.

Оллария. Город проклятых, покинутый богом на произвол судьбы и влачащих сомнительное существование людей. Временами, но каждый раз он упорно гнал от себя эти мысли, Марселю казалось, что Создатель ушел не от безысходной усталости, а вполне удовлетворенный созданными условиями. Таков был план жестокосердного бога, который он с энтузиазмом и тщанием воплотил в жизнь.

Впрочем, нынче место стародавнего бога занял новый, возможно, не столь всеобъемлющий во вселенском масштабе, но не менее могущественный здесь, в Кэртиане.

Навязчивые рекламные вывески Y.o.u.R. GOD Inc. сопровождали парящий птицей электрокар на всем протяжении пути до головного офиса корпорации. Хотя, когда он последний раз видел птицу? Не искусственную, созданную узкоглазыми и смуглокожими умельцами на Холтийской улице, а настоящую. Марсель не помнил.

Угловой кабинет старшего специалиста отдела дознания. Негромкий щелчок датчика движения, и помещение наполнил мягкий рассеянный свет. Он сглаживал и смягчал грубые углы практичной и массивной мебели, но был не в силах разогнать тьму за огромным, в стену, окном. На поляризационном пластике компания экономила, и даже ведущим сотрудникам приходилось довольствоваться неприглядными городскими пейзажами.

На столе двумя аккуратными серыми стопками высились дела. В первой, высокой — обычные досье беглых репликантов, основной статьи дохода корпорации. Y.o.u.R. GOD Inc. поставлял киборгов на разнообразные нужды не одной планеты. Зачастую искусственные люди бунтовали, срывались с мест, стараясь скрыться от зоркого взгляда надсмотрщиков и владельцев. Задачей таких дознавателей, как он, было найти, опознать и обезвредить.

Вторая стопка не смогла бы похвастаться толщиной, зато гордо щеголяла пометкой «совершенно секретно». Эту витиевато изгибающуюся строчку в компании позволено было видеть от силы нескольким служащим. Узнаваемый почерк Елены, свидетельствующий, что дело взято под ее личный контроль…

Умная и непонятная фигура наследницы много… миллиардного? бизнеса — на этом сбивались все аналитики — порождала массу противоречивых слухов. Елена словно возникла из ниоткуда лет пять назад, стремительно ворвалась в официальную жизнь компании (говорили, за это время она не пропустила ни одного заседания директоров) и возглавила проект «Возвращение». А затем, когда начались проблемы — и отдел расследований.

Лениво разбирая и сортируя папки, Марсель прокручивал в уме недавнее прошлое.

Пять лет назад. Пять утомительных долгих лет назад каждый интерактивный бигборд в городе, каждый экран в доме, каждая реклама на транспортных средствах денно и нощно вещала, шептала, верещала и уговаривала. «Они возвращаются… любимые, близкие… Снова с вами. Прошлое не умирает».

Шуму случилось много. Активисты-правозащитники распекали корпорацию, а заодно и местные власти, за незаконное использование сканов коры головного мозга и записей памяти. Священнослужители протестовали против грубого вмешательства в дела божии. Врачи всерьез опасались за психическое здоровье населения.

Все без толку. Идея воскрешения, пусть в искусственном, ненастоящем состоянии, всецело захватила общество. Возможность вернуть себе частичку утраченного оказалась слишком заманчивой. Счастье любой ценой. И для всех.

Радость поутихла спустя полгода, когда оказалось, что, как и прочие репликанты, «выходцы» (внутрикорпорационный сленг живо перекочевал в народ) — не способны выражать эмоции. Тогда же случились первые пропажи. Идеальные роботы в один не прекрасный для своей семьи день покидали обжитые квартиры и устремлялись за пределы обитаемого пространства. Туда, где заканчивалась городская черта и начиналась выжженная радиоактивная алая пустыня. В правительственных документах — Зона.

По какой-то неведомой причине некоторые из «выходцев» объявлялись снова. Неповрежденные, не накачанные до самой последней микросхемы смертоносным излучением, и — другие. Хотя возможно ли применить маркировку «иной» к тому, кто изначально по сути своей отличается от человека?

Старший инспектор Валме старался не слишком задаваться этим вопросом, монотонно зачитывая свежеотловленному «выходцу» опросник Адриана-Левия. Тест на сочувствие ни обычный киборг, ни возвращенный «выходец» пройти не в состоянии.

К полудню, ничем, впрочем, не отличавшемуся по виду от полуночи, Марсель успел разделаться с первой партией бумаг, выпить бодрящий настроенческий коктейль «Морисское зелье» — только самые лучшие консерванты, никаких подделок и дешевых заменителей, и готовился приступить ко второй стопке. В отличие от беглых реплик, которые после идентификации сразу отправлялись на уничтожение, за каждым выходцем лично являлись из проектной лаборатории.

— Я могу войти? — скорее утверждение, чем вопрос, оторвало Валме от сортировки документов.

Холеная внешность Елены, своего рода глянцевая, пластиковая: русые пряди стянуты в тугой узел — волосок к волоску, припухшие розовые губы, стройная фигура с приятными округлостями — притягивала взгляд. Наследницу легко было бы принять за одну из высококлассных моделей корпорации, если б не маленький изъян — выступающие вперед зубки. Он добавлял ей несовершенное очарование жизни, но не прибавлял и толики тепла к общему впечатлению.

— Отложите дела. — Елена не удосужилась подождать формальной ответной реплики. — Необходимо провести тест с одним чело… выходцем.

— Это так срочно? — Первые происшествия поставили всю компанию на уши. Со временем ажиотаж и паника поутихли, уступив место ленивому однообразному разбору дел. В общем и целом ничего не менялось.

— Разумеется. — Казалось, Елена была удивлена не столько вопросом, сколько самой вероятностью того, что в ее словах позволили усомниться. — У вас есть два часа на расширенный вариант теста.

— Вводные данные? — Он справился с изумлением, и теперь гадал, чем же вызвана подобная спешка.

— Они вам не понадобятся. — Если бы слова были бритвой, несомненно, они бы рассекли воздух на множество равных частей, столько звенящего металла было в голосе. — Все, что нужно — имя. Рокэ Алва.

Пронзительные синие глаза, слишком утонченное для мужской особи бледное лицо, черные волосы. Можно было понять того или ту отчаявшуюся, кто захотел вернуть в мир этого красавца.

Второй час отведенного времени подходил к концу, Марсель ощущал, как под рубашкой стекает по спине липкий пот напряжения, но результаты тест показывал самые противоречивые. Точнее не так. Результаты были вполне однозначные. Реакции испытуемого никак нельзя было назвать человеческими. Способностей к эмоциям, сопереживанию у «выходца» замечено не было. Но яркий блеск глаз, насмешливый ироничный тон, в котором Рокэ давал ответы, заставляли что-то в душе Марселя противиться окончательному вердикту. Какая-то частичка мозга, или то, что зовется интуицией, вопила и отказывалась признавать Алву искусственно созданным существом, понукая Валме вновь и вновь ходить по заколдованному кругу опросника.

Возможно, и Марсель неожиданно поймал себя на этой мысли, ему просто нравилась беседа, и он подсознательно оттягивал финал, избегая смотреть на кнопку интеркома.

— Еще один вопрос, — последний, совсем последний. Потому что на него не отвечал никто. Память о причинах бегства была начисто вырезана из головы «выходцев». И никакой тест, никакое сканирование не помогало.

— Давайте. — Рокэ вальяжно развалился на стуле, словно это был не крайне утилитарный отброс дизайнерской фантазии, а уютное и роскошное старинное кресло.

— Зачем вы отправились в Зону?

— За счастьем.

— Для всех? И даром? — Марсель не удержался и иронично вздернул бровь.

— Что-то вроде того. Это сложно объяснить.

— Но…

— Довольно. — Елена умела, если хотела, появляться незаметно. И сейчас стояла в дверях, излучая одновременно недовольство и любопытство. Первое было привычно, второе — невероятно. — Ваши выводы, Марсель.

— Тест Адриана-Левия показывает, что Рокэ никак не человек, но общий свод реакций заставляет усомниться в подобных выводах. И… он, кажется, помнит… — Марсель смотрел на начальство, но краем глаза успел заметить, как поползла по лицу Алвы кривая сардоническая ухмылка. — Необходимо провести еще тесты, это может стать настоящим прорывом.

Почему-то ему было важно договорить, довыспрашивать, настолько, что он упорно не хотел замечать, как сильнее хмурится Елена, как шире улыбается рассевшийся в своем воображаемом кресле Алва.

— Это уже не вашего ума дело.

— Но он… сами видите… Рокэ Алва — особенный, — Марсель сделал последнюю попытку оттянуть время.

— Да, особенный. Но вы не понимаете, Валме, — голос Елены был сух, как раскаленный песок. И столь же неприятно скрипел на зубах. — Это прототип.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.