Пари

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Ортанс
Бета: Jenny
Гамма: нет
Категория: Преслэш
Пейринг: Ричард Окделл Рамиро Алва
Рейтинг: PG-13
Жанр: Drama
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: Мир и герои принадлежат В. Камше
Аннотация: В душе юного оруженосца Шарля Эпинэ переплелись и злость, и желание отомстить, и интерес к своему кровнику.
Комментарий: нет
Предупреждения: нет

Подслушивать Рамиро не любил, считая это дело низким и подлым, но эти двое орали так, что слышно было на хорны в округе. Оставалось только радоваться, что палатка Первого маршала стоит на отшибе, и возле нее нет никого, кроме него.

Сначала голоса звучали вразнобой, пытаясь перекричать друг друга, но потом Шарль Эпинэ рявкнул «Молчать!» тем голосом, каким отдавал приказы на поле боя, и его собеседник смолк, а далее зазвучали тихие, четкие слова. Они падали, как каменные глыбы, и Рамиро стало казаться, что человек, которому они адресованы, уже погребен под ними. А маршал все говорил и говорил, пока голос у него не стал хриплым и каким-то жалким. Тишину, которая наступила после, можно было назвать могильной. Рамиро невольно вздрогнул и поежился, даже боясь себе представить, что происходит сейчас там, в палатке. Неожиданно её полог откинулся и наружу вышел Ричард Окделл. Глянув на него, Рамиро невольно вспомнил слова своей старой няньки: «краше в гроб кладут».

Окделл огляделся вокруг с видом человека, который не понимает, где он очутился и как, медленно наклонился, набрал рукой горсть снега и стал яростно тереть себе лоб, скулы, шею, как будто хотел содрать кожу.

Рамиро не сводил с него глаз, стоя почти рядом, но кровник не замечал его. Закончив «умывание», Окделл медленно разжал руку, позволив растаявшему снегу стечь на землю тонкой струйкой воды, небрежно отряхнул ладонь, огляделся, мазнув по лицу Рамиро застывшим взглядом, и медленно пошел прочь.

Можно было бы торжествовать: его кровник если не сломлен, то явно надолго выбит из колеи, но почему-то делать этого не хотелось.

— Что это с нашим прославленным воином? — поинтересовался возникший неизвестно откуда Лоренс Колиньяр, младший сын маршала Себастьяна. — Герцог Эпинэ огорчил своего любимчика?

— Не знаю, — огрызнулся Рамиро. — Мне не долфожили!

— Не доложили, так не доложили! — Лоренс весело улыбнулся. — А пари как? В силе или отступишься?

— Не отступлюсь, — зло бросил Рамиро.

Перед глазами стояло застывшее лицо Ричарда Окделла с припорошенными пеплом глазами.

— Алва! — Шарль Эпинэ выглядел, пожалуй, не лучше своего племянника. — Вы мне нужны.

— Так смотри, если боишься, не надо. А то, говорят, Первый маршал гайифских страстей не одобряет! — торопливо бросил ему в спину Лоренс, но Рамиро лишь передернул плечами и шмыгнул в палатку.

— Вы хотели, Рамиро, участвовать в боевых действиях, — хмуро бросил Первый маршал своему оруженосцу. — Я готов исполнить ваше желание. Пойдете с отрядом барона Окделла.

— Я не желаю идти с ним! — с вызовом ответил Рамиро.

— Не забывайтесь, Алва! — рявкнул Эпинэ. — Это вам не дворец с придворной шушерой, а войска, и вы тут не пасынок короля, а мой оруженосец. Если вас это не устраивает, то милости прошу, я отправлю вас под охраной в Олларию, на балах павану танцевать и с дамами любезничать. Это и безопасно, и увлекательно!

— Эр Шарль, но это же Окделл!

— Окделл — один из самых лучших моих командиров, он сумеет сберечь вашу буйную голову, не дав бравому дриксу отделить её от тела. Отправляйтесь к нему, и без вашей няньки, рея Венкесласа, я найду ему занятие.

Рамиро строптиво вскинул голову, но, встретившись со взглядом светло-карих глаз, молча кивнул. Шарль Эпинэ удовлетворенно хмыкнул и кивком головы указал на кувшин вина в углу на походном столике.

— Твари закатные, что за день сегодня, — пробормотал он. — Один желает к святошам в Агарис, другой не желает в боевой отряд.

— Я желаю, — буркнул Рамиро. — Давно желаю!

— Вот и иди! — рявкнул снова Шарль. — Мозги тебе, дворцовому мальчишке, там вправят!

— Слушаю монсеньора! — Оруженосец вытянулся в струнку

Что ж, раз так тянет воспитать или, ещё чего доброго, примирить, получите! Рамиро зло прищурил глаза. Затея с пари не казалась уже такой неподобающей, как полчаса назад. Подливая эру вино, он мстительно думал о том, что Первый маршал сорвался и поведал наконец племяннику правду о том, что в действительности произошло в день взятия Кабитэлы войсками Оллара. То, о чем он сам узнал перед Лаик. Он помнил свое состояние тогда: ужас, отчаяние от нелепости произошедшего и бешенство. Бешенство от бессилия что-либо изменить, от лжи, которой его кормили все эти годы, от того, что человек, лишивший его отца, ушел в Закат уверенным в правоте своих действий. Алана не достать, но его сын жив. Что ж, если рассказ Эпинэ дополнить выигранным пари, то можно будет сказать, что он рассчитался.

— Ступай, — приказал Эпинэ, жестом руки отпуская оруженосца. — И убери это.

Рамиро торопливо кивнул, подхватил бутылки и вышел, оставив эра маяться угрызениями совести за свою несдержанность.

В своей палатке он стремительно бросился в угол, где среди прочих вещей хранилась небольшая черная резная шкатулка. Отбросив крышку, он стал торопливо перебирать мешочки и флакончики, пока не нашел требуемое. Встряхнув склянку темного стекла, он неторопливо вылил её содержимое в бутылку, запечатал её вновь и выпил прямо из горлышка содержимое фиолетового флакона. Теперь можно было действовать!

По дороге к месту расположения отряда Ричарда Окделла он весело улыбался, вспоминая историю возникновения пари.

Лоренс объявился в расположении войск с месяц назад. В отличие от старшего брата, готового спать в седле, он совсем не был в восторге от бивуачной жизни. Младший сын маршала Колиньяра отчаянно скучал и мечтал о возвращении в Олларию, к беспечному придворному существованию. К тому же аскетичный Первый маршал совсем не принимал во внимание то, что его подчиненные — молодые мужчины с определенными потребностями организма. Маркитанткам было запрещено следовать за войском, на отдых чаще всего останавливались вдалеке от поселений, ну а когда все же выпадал счастливый случай и какие-то отряды ночевали в деревнях, то доходило чуть ли не до драк за внимание местных красоток. Стоило ли удивляться тому, что в армии ярким цветом расцвел интерес к молодым и красивым юношам.

Лоренс посмеивался над этим, но сам не терялся, часто проводя ночи в чужих палатках. Рамиро, который в Олларии был избалован вниманием как женской, так и мужской части придворного общества, лишь ухмылялся, утверждая, что спать с крестьянками и солдатами пошло.

— А ты не с ними, ты с тем, на кого смотришь во все глаза! — огрызнулся однажды маршальский сынок.

— Это ты про кого? — настороженно спросил Рамиро.

— А то сам не знаешь, — хмыкнул Колиньяр. — Все говорят, что он — нераспечатанный, только с бабами дело имел, ну а стать у него — на диво. Разве тебе не хочется?

— Ты с ума сошел? — тихо спросил Рамиро. — Просто он излишне высокомерен для своего положения.

— Так опусти, пусть знает свое место!

— Тебе надо, ты и опускай!

— Мне не подобраться. А ты — оруженосец Первого маршала, вы часто общаетесь.

Рамиро хмыкнул. Вряд ли это можно назвать общением. Ричард Окделл был предельно вежлив с ним, когда они встречались в палатке Эпинэ или Рамиро отвозил барону приказы командующего. В другое время он его просто не замечал, смотрел сквозь, хотя не забывал вежливо кивать головой при встрече. Они друг другу двух слов не сказали вне служебной надобности!

Хотя Лоренс угадал. Окделл его интересовал. Сначала он думал, что это оттого, что тот — сын убийцы, а потом понял — нет. Ему просто приятно было наблюдать за его высокой фигурой, ведь он был почти на полголовы выше своих сослуживцев, слушать голос, излишне твердо проговаривающий согласные, смотреть на скупую улыбку и сумрачные глаза.

— Да вижу же я все! Переспишь — твой будет, вот все рты пораскрывают! Решайся, что он, каменный?

Рамиро резко огрызнулся тогда, но через пару дней, отмечая день рождения Лоренса у него в палатке, выпил лишку, и они ударили по рукам. В случае победы Рамиро получал пистолеты Колиньяра, в случае проигрыша — отдавал свой кинжал.

И вот теперь представилась возможность выполнить задуманное.

Отряд Окделла располагался у опушки леса, рядом с небольшим оврагом, поросшим кустарником. Справившись у солдат у костра, где их командир, и получив ответ, что тот находится в палатке, Рамиро стремительным шагом направился туда.

Барон сидел перед жаровней и пил. Пустая бутылка валялась рядом.

«Пей, — мысленно усмехнулся Рамиро. — Тебе можно, а мне было шестнадцать, и вино мне не полагалось. Пришлось переживать так».

— Что вы хотите, герцог? — в его сторону Ричард не смотрел, он упорно рассматривал тлеющие на подносе угли.

— Первый маршал приказал мне отправиться к вам, чтобы принять участие в вылазке.

Окделл повернулся к нему всем корпусом

— Нас ждет не прогулка, а, возможно, настоящее сражение. Это опасно.

— Герцог Эпинэ уверил меня, что вы — тот человек, кто убережет мою голову от опасности. Вот! — Рамиро поставил перед Окделлом бутылку вина. — Он приказал передать это вам и велел выпить за будущую победу!

В серых глазах появилось некое подобие удивления.

— Выпить? Ещё скажите, что с вами.

— Со мной! — нагло заявил Рамиро. — Он сказал, что нам вместе идти в бой, а поэтому о распрях следует забыть. Хотя бы на время.

Конечно, не услышь он тот разговор, он не решился бы так отчаянно врать. Но теперь, после откровений Шарля Эпинэ, его слова выглядели правдоподобно. Скалы виноваты и должны искать примирения.

— Что ж, — губы Окделла скривились, — посуда — там!

Видно, он был действительно пьян.

Рамиро разлил вино. Окделл пил, глядя на угли застывшими глазами, и молчал. Допив кубок, он поморщился и провел рукой по лицу, словно пытаясь что-то снять.

— Идите, найдите Бассетта Эйса. Он вас устроит, а завтра поговорим. Прошу меня извинить, я устал.

Он поднялся с места и сделал шаг, но ноги подвели его и он грузно опустился на колени, растеряно посмотрев сначала на пол, а потом — на Рамиро.

— Что это значит?

Рамиро пожал плечами.

— Ничего. Возможно, вы просто перебрали. Пить ведь тоже надо уметь.

Из серых глаз ушло безразличие, теперь они смотрели с яростью и злостью. Рамиро очень захотелось сбежать, но гордость не позволила, и он просто смотрел, как Ричард протянул руку, взял принесенную им бутылку, понюхал.

— Пей!

Рамиро отшатнулся, но в руках барона тонкой иглой блеснуло лезвие.

— До двери ты не дойдешь. Мне, как тебе известно, терять нечего.

Рамиро принял из его рук бутылку и сделал несколько глотков.

— Это не яд!

— А что же ты туда подлил?

— Смесь холтийского перца, муската и аринеи. Афродизиак.

— Леворукий! — Ричард посмотрел на него и вдруг засмеялся, отбрасывая волосы со лба. Рамиро не представлял себе даже, что тот умеет так смеяться: легко, от души, щуря вдруг ставшие серебристыми глаза. — Зачем тебе это?

Рамиро помялся. Но вот такому, ранее не виданному им Ричарду Окделлу, врать не хотелось.

— Поспорил.

Он думал, что тот его сейчас убьет, но Ричард лишь сверкнул глазами.

— Дурак. Впрочем, не ты первый. Как ты решился?

Рамиро вздохнул и, как будто прыгая с обрыва, признался:

— Вы очень сильно кричали, там, в палатке. Я подумал, что после такого вы явно будете не в себе.

— Ты слышал? — Лицо у Ричарда потемнело.

— Слышал. Но я знал раньше, мне сказали перед Лаик. Правда, напиться, как вы, я не мог. Но я рад, что вы теперь знаете.

Окделл молчал так долго, что Рамиро стало не по себе.

— Я не знаю, что должен сказать вам, герцог Алва, — очень тихо произнес он. — Наверное, что-то о том, что сожалею. Но я не могу. Сейчас не могу. Я должен привыкнуть, смириться с тем, что узнал. Простите меня.

— Я понимаю, — тихо сказал Рамиро. — Вы тоже извините меня. Это было глупо и подло.

— Это было по-детски. Но вас зовут Рамиро Алва, и вы уже выросли.

— Я понял. Я могу идти?

Ричард положил руки ему на плечи и притянул к себе. Несколько мгновений он внимательно смотрел в синие глаза, а потом, слегка улыбнувшись, наклонился и прижался губами к полуоткрытым губам. Поцелуй вышел долгим и глубоким, у Рамиро перехватило дыхание и закружилась голова, и он вцепился в куртку Окделла. Но тот легко отстранил его от себя.

— Ступайте.

— А продолжение? — дерзко спросил Рамиро. — Будет?

— Завтра будет война. Постарайтесь для начала на ней уцелеть.

Рамиро широко улыбнулся. На душе почему-то было легко и спокойно, впервые за многие годы.

Он выскочил из палатки и отправился отыскивать Бассетта Эйса, чтобы устроиться на новом месте.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.