Воронье перо

Открыть весь фанфик на одной странице
Загрузить в формате: .fb2
Автор: Mutineer
Бета: Jenny
Гамма: Hellestern
Категория: Джен
Пейринг: Ричард Окделл Рокэ Алва Эстебан Колиньяр Валентин Придд Альберто Салина Робер Эпинэ Константин Манро Арно Савиньяк Август Штанцлер
Рейтинг: PG
Жанр: Drama Crossover AU
Размер: Миди
Статус: Закончен
Дисклеймер: Все права принадлежат В.В. Камше и М. Петросян, я просто взяла поиграться.
Аннотация: Трудно быть новичком — ничего не понимаешь, когда все вокруг уже давно знают какие-то зловещие тайны, которыми не желают делиться...
Комментарий: Кроссовер с "Дом, в котором..."
Предупреждения: нет

Всё началось с пера на подушке.

Дик поднял его двумя пальцами, поднёс к глазам — и как раз в этот момент с верхней койки свесилась черноволосая голова Моряка.

— Ворон был здесь ночью?!

— Ворон? Откуда он мог залететь?

Трудно быть новичком — ничего не понимаешь, когда все вокруг уже давно знают какие-то зловещие тайны, которыми не желают делиться. Дик представил, как в темноте по его подушке шастает здоровенная чёрная птица — и стало неуютно.

— О, он мог, — пробурчал со своего матраса Рыжий. — Тебе что сегодня снилось?

— Ничего, — растерялся Дик.

— Поздравляю, ночью здесь был Ворон и украл твой сон.

Голова Моряка исчезла, наверху что-то зашуршало, и он спрыгнул вниз. Забрал у Дика перо, чиркнул зажигалкой. Дик думал, — сожжет, но он просто закурил и пошлёпал в ванную. Дик растерянно остался сидеть, закутавшись в одеяло. Было холодно, от окна тянуло сквозняком. Интересно, кому-нибудь придёт в голову заклеить щели?

— Кто такой Ворон? — грустно спросил он в пустоту. — Мне снова ничего не расскажут?

Не получив ответа, Дик переполз в коляску и отправился умываться. В ванной воняло жженными перьями, но Моряка уже не было. Включив воду, Дик вгляделся в заляпанное пастой и брызгами зеркало, но не увидел в нём ничего особенного. За неделю пребывания в Доме он не изменился. Совсем.

На плечо ему опустилась рука. Спрут поднёс палец к губам и покачал головой. Дик замер.

— У Дома нет правил, — тихо сказал Спрут. — И, тем ни менее, их нужно соблюдать. Ворон — главный. И это всё, что тебе надо знать.

— Он правда крадёт сны? — почему-то это показалось самым важным.

— Нет. Но если он действительно был здесь, — у него имелась на то веская причина. Возможно, он узнал о существовании новичка и решил присмотреться. Но я думаю, перо подложил кто-то из наших.

— То-то я думаю. Чужой бы не прошел в запертую спальню. Да, Спрут? — Тот не ответил, только тонкие бескровные губы изобразили что-то похожее на улыбку. — Спрут? Это ведь правда? Никто не может войти?

— Ключ есть только у воспитателя.

Это был не тот ответ, который мог успокоить Дика, но Спрут уже развернул коляску и выехал из ванной. Дик остался один на один со своим отражением и запахом жженных перьев. И ему было тревожно. Лучше бы вообще не слышать никаких ответов, тогда было бы куда меньше вопросов!

-2-

Конечно, в столовой никто не соизволил показать Дику Ворона. Дик безрезультатно вглядывался во все лица, пытаясь понять, кто и зачем мог положить ему на подушку перо, но так ничего и не понял. Он уже знал по именам лидеров каждой комнаты, и никого с подобным именем среди них не было.

Он хотел спросить у Спрута, но не решился. Тот, казалось, специально старался не остаться с Диком наедине. Отчаявшись, он отловил в коридоре Моряка и, перегородив ему дорогу коляской, спросил:

— Спрут у нас главный, так?

— Ну, так! — Чёрные глаза южанина нехорошо блеснули.

— А Ворон — главнее всех?

— Ну?

Обычную разговорчивость Моряка как рукой сняло, и Дик понял, что снова безнадёжно. Он поехал дальше — желание прогуляться и изучить Дом, хотя бы второй его этаж, посетило Дика впервые за эту неделю.

Коридор был тёмным и грязным — возможно, из-за многочисленных, наслаивающихся друг на друга надписей и рисунков на стенах. На этих стенах словно была записана вся история Дома, но Дик не читал и не хотел. Ему казалось, что если он узнает хоть малую толику тайн этого места, дороги в Наружность ему уже не видать. Он знал, что остальные обитатели Дома терпеть не могут Наружность и даже слышать о ней не желают, для них это было что-то сродни жизни после смерти, Закату или ещё чему-то такому же ужасному.

Дик не боялся Наружности, а Дом, мрачный и старинный, казался ему неприветливым и злым. Возможно, потому, что сам Дик изо всех сил отталкивал его.

У Перекрёстка Дик остановился. Он увидел в противоположной части коридора Близнецов, главарей Второй. Они тоже не торопились вперёд, потому что по Перекрёстку, от стены к стене, ходил Поэт. Вот уж с кем Дик не собирался встречаться.

— Мой пень подрублен, остались щепки, — грозным шепотом декламировал Поэт, брызжа слюной. Его глаза были совершенно безумными, и Дик на всякий случай отъехал назад. — Кора источена, осыпались листы. Вокруг шумят дубы, качая ветки, и понимаешь, как несчастен ты...

Дика отчётливо затошнило. В этот момент Близнецы заметили его и Младший жестом подозвал Дика к себе. Пришлось подъехать, стараясь слиться со стенкой. Уже достаточно потемнело, и Поэт, к счастью, не заметил, что кто-то посмел нарушит его одиночество.

— Ты ведь новенький? Как тебя зовут?

Младший Близнец не казался злым, несмотря на то, что чёрные глаза горели каким-то диким, нездешним огнём. Его спокойный и надменный брат пугал Дика куда сильнее.

— Дик.

— Странное имя. Это тебя Королева так назвала?

Он кивнул. При воспоминании о крёстной в сердце что-то сладко затрепетало.

— Надеюсь, ты не пишешь стихов? — спросил Старший.

Дик покачал головой. Соврал, конечно — кто не пишет стихов... Но Близнецы остались довольны разговором и больше не обращали на него внимания.

Дик поехал дальше. Это нельзя было посчитать разумным решением — уже отчётливо темнело, осенние вечера быстрые и безжалостные, не успеешь моргнуть, как окажешься в полной темноте. Но Дик просто не мог заставить себя вернуться назад мимо Поэта.

Возле лестницы коридор поворачивал и уходил куда-то тёмным провалом, а в конце горел свет и играла музыка. Дик быстро поехал туда и увидел открытую дверь; внутри, приклеенные воском к партам, горели свечи, пахло благовониями, на наваленных на полу матрасах сидели Дикари. Дик решил, что ему не стоит показываться им на глаза, и в этот момент его втащили в комнату.

— Новенький из третьей! — восхитился кто-то незнакомый, при свечах его лицо казалось желтыми тенями. — Садись. Зачем искал нас?

Музыка была странной. От гула тамтама сразу начала болеть голова. От благовоний заслезились глаза.

— Я не искал, — слабо возразил Дик. — Я гулял.

Его усадили на матрас.

— Гулять по ночам так далеко от спальни — вполне в духе маленького Дикаря. Именно так мы все и встретились.

— Я не Дикарь, — сказал Дик твёрдо. — Я просто хотел исследовать Дом. Мне надо дальше.

О Дикарях рассказывали разное, и Дик слышал эти рассказы краем уха. Что они все ненормальные, что они могут перерезать горло, если ты им не понравишься, что они по ночам уходят из Дома в Наружность, что у них не всё в порядке с мозгами и в карманах всегда полно наркоты.

Он обернулся — его коляска одиноко стояла в дверях и он подозревал, что не успеет добраться до неё и уехать.

Кто-то бросил ему на колени самокрутку.

— Я не...

— Это тебе от Франта, — шепнули в ухо, опаляя горячим табачным дыханием.

Дик послушно сунул самокрутку в рот, ему тут же подсунули под нос зажигалку. Он затянулся и закашлялся. В табаке определённо было что-то намешано, но отказать страшному главарю Дикарей он не мог. Франта боялись все. Он был прекрасен и опасен, как притаившаяся змея. Дик несколько раз встречался с ним в коридоре — и вжимался в стену. Ему казалось, что главарь Дикарей невзлюбил его — наверное, действительно казалось.

Музыка стала громче. Дик подумал, что это странно — Франт и Дикари. Как эта надменная змея может проводить время в компании патлатых сумасшедших? Хотя при свечах они все здесь одинаково сумасшедшие, лиц не разглядеть.

Дик снова затянулся — и решил, что с него хватит, комната окончательно поплыла перед глазами.

— Не боишься ночью кататься по коридорам?

— Ещё не ночь, — возмутился Дик слишком громко. — И нет, я не трус!

— Совсем ничего не боишься? — насмешливый голос он узнал. Франт! — А как же выходцы?

— Кто это?

— Ну вот, видишь, даже не знаешь, а уже такой смельчак!

— Они выходят по ночам, — сказал кто-то прерывающимся шепотом. — И забирают.

— Куда?

Ему не ответили. Они никогда не отвечали на самые главные вопросы.

— "Зелёный свет" или "Шестнадцатую ночь"?

— Ночь.

Дику в руки сунули дымящуюся чашку. Пахло кофе и травами, и ещё немного чем-то алкогольным. Разум подсказывал ему, что лучше не пить что попало в логове Дикарей, но тогда бы он наверняка показался трусом. Дик сделал маленький глоток — вкусно и пряно, душисто, обволакивает горло. Он сделал ещё глоток — на этот раз его изнутри словно обожгло жидким огнём и перцем. Задыхаясь, Дик осушил чашку и она выпала у него из рук.

— Наш гость устал, я его провожу, а то как бы не случилось чего, — сказал Франт.

Дика подняли и усадили в коляску. Свечи кружились вокруг, тамтам лютовал, ритм стал невыносимым. Дик закрыл глаза и заткнул уши.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.