Плен

Открыть весь фанфик на одной странице
Загрузить в формате: .fb2
Автор: Mutineer
Бета: айронмайденовский
Гамма: Hellestern
Категория: Джен
Пейринг: Арно Савиньяк Валентин Придд Жермон Ариго Руперт фок Фельсенбург Ротгер Вальдес Бруно Зильбершванфлоссе Ойген Райнштайнер Вольфганг фок Варзов
Рейтинг: PG
Жанр: AU Drama
Размер: Макси
Статус: Закончен
Дисклеймер: Мир и герои принадлежат В. Камше
Аннотация: После битвы на Мельниковом лугу Арно попадает в плен.
Комментарий: нет
Предупреждения: нет

Арно выделили отдельную палатку. Это могло означать много чего: например, его узнали. Или он единственный теньент среди тех, кого угораздило попасться дриксам. Или же у «гусей» теперь много свободных палаток. В это верилось охотнее всего, беда была в том, что у талигойцев, надо полагать, дела обстоят совершенно так же.

«Главное, — подумал Арно, — чтобы вам хватило часовых!» Роптать на взбрыкнувшую задом судьбу он пока не собирался, а делить тюрьму с таким же невезучим талигойцем не хотелось.

Да и вообще, смотреть в глаза своим было нестерпимо стыдно. Савиньяк — и так попался! Бросился, как дурак, к спасению, даже не подумав, что Болотный уже несколько часов в руках дриксов! «Толку с тебя! Гусиного офицера вытащил, Кана вытащил, а сам угодил в плен, как петух в бульон!» Арно тихо выругался (не хватало ещё, чтобы «гуси» услышали!) и опустился на лежак. Тот ещё хранил крепкий солдатский дух и знать не знал, что его настоящий хозяин больше не вернётся.

Но как же обидно, Разрубленный Змей! Надо было так глупо влипнуть! Что теперь скажут братья? Главное, чтобы не узнала матушка! И генерал Ариго наверняка сейчас поминает бестолкового адъютанта недобрым словом.

Стыд так и норовил смениться отчаянием, и, чтобы не поддаться ему, Арно вскочил с койки и принялся мерить палатку шагами. Впрочем, там негде было особенно развернуться: четыре шага туда и обратно. Жаль, что стенка из ткани: с одной стороны, и не саданёшь по ней кулаком от злости, с другой — слишком тонкая преграда между тобой и свободой — не считая «гусиных» солдат, конечно! Хотя ночью в лагере наверняка не слишком светло, можно было бы прорезать дыру и сбежать... Так нет же: всё острое отобрали, даже пояс с удобной пряжкой. И сковали руки — спасибо хоть, цепь тонкая и достаточно длинная; от веревок затекли бы кисти. Так милосердно со стороны «гусей», чтоб им всем в Закат провалиться!

Арно улёгся на живот и не без труда приподнял нижний край одного из парусиновых полотнищ — всего на ладонь, больше не получилось. Но хватило и этого, чтобы увидеть небо, низкое, осеннее, с тяжёлыми прилизанными облаками. Близился рассвет. Арно поднялся сначала на колени, потянулся — заныла затёкшая спина — и встал.

И конечно, тут же захотелось спать! Три шага до койки — и рухнуть на неё прямо в сапогах. Падения Арно уже не почувствовал.

***

Бруно молчал, уткнувшись породистым носом в карту. Арно тоже молчал и, за неимением карты, изучал самого фельдмаршала.

«Гусиный» принц был стар, сед и, пожалуй, внушал бы уважение, но Арно сейчас Устричное море было по колено. Хотелось сказать какую-нибудь колкость, и едва доставало сдержанности не начинать разговор первым.

— Добрый вечер, виконт Сэ. — Принц оказался на ногах с неожиданной стремительностью, заставив Арно отшатнуться. — Рад, что мои люди не ошиблись, и это действительно вы. Надеюсь, наше гостеприимство не покажется вам навязчивым.

Нужно было отвечать, но Арно сумел только сжать кулаки. «Не покажется навязчивым!» Век бы вас не видеть, гусиные рожи!

— Я понимаю, что вы не настроены на светскую беседу, — сказал Бруно. — Однако приглашаю вас сесть.

Он первым опустился в кресло, грузно, совсем не так, как поднялся. Арно не осталось ничего другого, кроме как последовать его примеру. Посетителям здесь полагался обыкновенный стул с жёсткой спинкой.

Проспав полдня, Арно чувствовал себя разбитым из-за одолевавших его кошмаров. Да и действительность была не намного лучше... Он умылся ледяной водой из заботливо поданного кувшина, но это не слишком помогло. Скорее наоборот: выйти с мокрой физиономией на ветер было ошибкой. Оставалось лишь надеяться, что дриксы не спишут горящие щёки на страх или смущение. Вот уж чего Арно не испытывал совершенно!

— Я надеюсь, с вами обращаются соответственно вашему положению? Я знал вашего отца и высокого мнения о ваших достойных братьях, поэтому лично проследил, чтобы вы не испытывали никаких лишений. К сожалению, я вынужден несколько ограничить вашу свободу, что же касается всего остального — большими удобствами сейчас не обеспечены даже высшие офицеры.

— Разумеется, понимаю: война, — кивнул Арно. — Не беспокойтесь, господин фельдмаршал, я неприхотлив.

Арно давно решил, что обращаться к Бруно будет по званию. Конечно, он ему такой же фельдмаршал, какой и принц, но если он называл лейтенантом Руппи и адмиралом Кальдмеера, какой смысл делать исключение для «гусиного» главнокомандующего?

Впрочем, Бруно улыбался так радушно, будто они встретились на светском приёме, и это раздражало неимоверно.

— Скажите, виконт, вы не будете возражать, если у вас появится сосед?

— Неужели у вас так много пленных? Или так мало охраны?

— Вовсе нет. Мною движет лишь желание немного развеять скуку, которая непременно придёт к вам в скором времени. Я рад, что вы не возражаете.

Уточнять, что согласия не давал, Арно посчитал ниже своего достоинства.

— Благодарю за заботу, господин фельдмаршал. Однако у меня тоже есть вопрос. Впрочем, вы, наверное, и так знаете, какой.

— Письма вашим братьям будут отправлены в течение ближайших дней, — сказал Бруно, и Арно похолодел от того, что при этих словах промелькнуло в светлых глазах дрикса. Чего он может потребовать от главнокомандующих двух огромных армий?! Впрочем, это неважно, им хватит решимости, в случае чего, пожертвовать младшим. Матушка поймет... должна понять!

— Вы не угадали, — холодно сказал теньент. — Мне хотелось бы узнать исход сражения, после которого я был... после которого я оказался здесь. Насколько я могу судить, сегодня боевые действия не велись. Почему?

Бруно покрутил в пальцах перо, поглядел на карту, затем вновь поднял взгляд:

— Буря несколько смешала наши планы в то время, когда победа была почти у нас в руках. По общему соглашению с главнокомандующим войсками Талига мы заключили перемирие на два дня — луг не пригоден для дальнейшего боя, повторять Ренкваху не желает ни одна из сторон.

Это был не совсем тот ответ, который Арно хотел услышать, но очевидно, что большего ему не скажут. Ни количество раненых и погибших, ни имен других «везунчиков», угодивших в плен. И живы ли фок Варзов, Ариго, Райнштайнер, Валентин... Впрочем, о последнем Бруно неоткуда узнать. Да, пожалуй, ему и не нужно.

Но даже знал бы — не скажет. Светская обходительность простирается до определённого предела, и ни шагом дальше. Например, когда он начнёт задавать настоящие вопросы. Арно знал, что отвечать не станет ни на один, что бы с ним ни делали. Даже если придётся сполна ощутить на своей шкуре настоящее дриксенское «гостеприимство».

— Благодарю за разговор, виконт. Был рад встрече, надеюсь, она не последняя.

Что? А как же... А как же допрос? Хотя, конечно, сам фельдмаршал этим заниматься не будет, у него хватает других дел, кроме как разбираться со всякими теньентами! Отдаст кому-нибудь чином пониже, кто не боится запачкать чистенькие манжеты! Вот теперь главное, как с лошадью, не показывать страх. Дашь слабину — и всё, конец тебе.

Арно шёл в сопровождении троих конвоиров, высоко задрав подбородок, но когда его втолкнули в палатку, понял, что ноги его не держат. И всё-таки странно! Неужели Бруно действительно не о чем у него спросить? Посчитал какого-то теньента, пусть и высокородного, дурачком, которому неизвестно ничего, кроме имён непосредственного начальства? Да нет, он не может не понимать, что такие вот теньенты часто знают куда больше, чем им положено по званию!

А может, информация фельдмаршалу не нужна вовсе? Он уверен, что всё знает и так? Но это глупо, а фельдмаршал Бруно меньше всего походил на дурака. Тогда... неужели среди высших офицеров Западной армии есть предатель?!

Следующие несколько часов Арно потратил на то, чтобы перебрать всех, хоть сколь-нибудь достойных внимания. Одна фамилия посещала его мысли чаще других, но... Однажды он уже поверил без доказательств, и второй раз на это не поймается, тут хоть бы одну шляпу съесть наконец. А две — это уже ни в какие ворота не лезет.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.