Драбблы про маршала Эпинэ

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Мика*
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Гет
Пейринг: Робер Эпинэ Марсель Валме Марианна Капуль-Гизайль Рокэ Алва
Рейтинг: PG
Жанр: Humor Romance
Размер: Мини
Статус: В процессе
Дисклеймер: Персонажи и вселенная принадлежат В.В. Камше
Аннотация: нет
Комментарий: Драбблы 1-3 написаны на одноимённые ключи либо соответствующий пейринг, драббл 4 – на заявку Хот-феста
Предупреждения: нет

1. Жизнь бьёт ключом

Грохот, храп, ржание со двора и отпущенные на чью-то свадьбу конюхи. Ожидался всего-то Валме с визитом, почему так похоже на внеочередной конец света? Да, ещё вопли. Не судьба чинно дождаться гостя в кабинете, хозяин выскакивает из дому как ошпаренный.

— Это — просто прекрасно! Жизнь забила ключом...

Гость встрёпан и обескуражен, но мужественно подпирает ворота конюшни, высаживаемые изнутри, и зачем-то орёт. Засов на честном слове, Дракко за какими-то кошками неистов как четыре мориска. Долго не удержит, придётся помочь.

— Валме, что произошло?

— Представьте себе, ничего сверхъестественного. Я спешился и подвёл свою лошадь к конюшне. И тут началось.

Караковая линарская красотка нервничает, переступает с ноги на ногу, но далеко не отходит.

— Жизнь, говорите?..

Следовало отвесить комплимент куртуазности гостя, но тут Дракко развернулся и саданул задними ногами так, что вежливые кавалеры разом подавились заготовленным красноречием.

— Уведите... свою... кобылу... За домом есть... старая коновязь... Не туда... обойдите с подветренной стороны...

— Эпинэ... а может быть, мне не стоит её уводить?

— Уверены? В таком случае, расседлайте.

— Господа сводники! — Смех Марианны застаёт мужчин врасплох, — если счастье ваших лошадей вам дороже обеда, я попрошу, чтобы обед подали позже.

2. Рубашка на скамейке

Маршал Эпинэ приехал домой ненадолго, но живым. Его встретили, просто замечательно встретили. Настолько замечательно, что проснувшись на следующее утро, он сразу обрадовался, обнаружив себя в собственной спальне и не в одиночестве, но потом озадачился, не обнаружив поблизости своей одежды. Точнее, обнаружив, но не всю. Стараясь не шуметь, натянул имеющееся, полез в гардероб за недостающим, вышел из дому и отправился по вчерашним следам.

Вчера Марианна хотела о чём-то поговорить до того, как он войдёт в дом и обрастёт всеми его обитателями разом. Они пошли в сад и действительно говорили. Кажется, он даже отвечал. Теперь вспомнить бы, что именно.

Шляпа на дорожке у калитки. Бывает. Шляпы вообще имеют привычку сваливаться с головы в самый неподходящий момент. Плащ на кустах. Странно. Жасмин — не шиповник, чтобы зацепиться за куст плащом, потерять и не заметить. Перевязь на ветке яблони. Ей там одиноко и тоскливо, придётся залезть и снять. Колету повезло больше: хозяин не успел на него наступить. Камзолу — меньше: оказался прямо под ногами. Ещё один плащ, женский — маршал, вы дубина! Рубашка на скамейке. Всё? К счастью, всё. Избавляться на ходу от кавалеристских сапог — не самый полезный навык, даже для маршалов. Маршал Эпинэ, не умеющий снимать сапоги на ходу, поднял последнюю находку и отряхнул: на ней, как и на скамейке, и на всём вокруг, осел густой, мохнатый иней. А в Талиге стоял месяц Зимних Волн. Впрочем, в других местах он, вероятно, назывался как-то иначе.

3. Выигрыш — святое

— Эпинэ, не смотрите так. Да, я её выиграл. Посему извольте расстаться с вашим сомнительным достоянием, теперь оно моё. Тем более что, согласитесь, обладание сомнительными ценностями пристало мне более чем вам.

— Господин регент. — Пока Ворон не вспомнит, что у Эпинэ есть имя, будет господином регентом, как бы он ни морщился от этих слов. — Может быть, вы выберете что-нибудь другое? Она дорога мне... с некоторых пор.

— Представьте себе, с некоторых пор она дорога и мне. В своё время она поспособствовала моему освобождению из одного крайне скучного места. Уверен, вам это известно.

— Разумеется, известно. Это была достаточно громкая история. Однако с тех пор прошло больше года, и всё это время вы прекрасно обходились без неё. Почему же вам так не терпится получить её сейчас?

— Видите ли, у меня появились причины задуматься, что за странное удовольствие испытывает один весьма известный в Олларии не-вполне-святой, регулярно обнимая это сокровище. Желаю получить и обнять. Не ломайтесь, Эпинэ, жадность вам не к лицу.

— Обнять? — Иноходец явно впал в недоумение. — Может быть, ещё и вынести отсюда на руках?

— Во всяком случае, попытаюсь, — не растерялся Ворон. — Наш длительный платонический роман того стоит.

— Но, — Эпинэ очень не хотел прибегать к крайнему аргументу, однако других у него не осталось. — Герцогиня наверняка будет против. Может быть, вы всё же согласитесь забрать свой выигрыш деньгами?

В этом месте терпение Марианны лопнуло.

— Герцогиня не будет против. — Женщина влетела в комнату ураганом имени себя. — Впрочем, и герцогиней после этого она, видимо, тоже не будет.

Это был некий седоземельский ураган, потому что каждый из смолкших мужчин был одарен взглядом, равноценным ведру колотого льда, с размаху вывернутому на голову.

— Господин герцог, отдайте ваше сомнительное сокровище. Ведь карточный выигрыш свят, и какие бы то ни было обстоятельства — не повод отказываться от него, не так ли, господин регент? Возможно, вам даже удастся постичь помянутое здесь странное удовольствие. При должной мере фантазии, разумеется.

Иноходец уставился на застывшее посреди комнаты воплощение ледяного гнева и понял, что давешнее недоумение было вовсе даже не недоумением, а так, разминкой.

— Что ж, — Эпинэ безнадёжно махнул рукой в сторону массивной бронзовой вазы, покрытой грубой гальтарской чеканкой и позолотой, — забирайте, обнимайте, выносите.

4. Имя для дочки

— Нет, ты не назовёшь нашу дочь Жозефина-Арлетта-Катарина-Матильда! — герцогиня Эпинэ выпалила истинно аристократическое имя на одном дыхании и мысленно себе удивилась.

Герцог Эпинэ, в свою очередь, озадачился. Вообще-то в оглашённом варианте не хватало Магдалы, но он согласился бы и на это, однако супруга была бескомпромиссна.

— Ну, что-то одно. Ну, два. Любые. Но не четыре же!

Одно? Как его выберешь? Два? Любые два звучат оксюмороном. То, как звучат пять, почему-то не смущало. Иноходец задумался. Потом покосился на пылающую праведным негодованием Марианну — значит, любое? — и задумался в другую сторону.

Последнее лето перед Лаик. Как же её звали? Золотисто-русые косички, в которые солнце вплело рыжину, серо-зелёные глаза, чуть полноватая аппетитная фигурка, громкий, заливистый смех и веснушки.

— Дениз?

Марианна наклонила голову к плечу, переплела руки на груди и промолчала.

Недолгий столичный бенефис вырвавшегося на волю унара.

— Адель? Оливия? Лилиан? Клара?

Ирэны в этом синопсисе не было, и хорошо, ей там совершенно нечего делать.

Герцогиня Эпинэ молчала ещё более многозначительно и взирала уже несколько исподлобья. Герцог Эпинэ сжал зубы, дабы не расплыться в улыбке.

— Ирма? Берта? Марта? Эльза? — Надо же, снова. — Клара?

Да, Клары есть и в Торке. Там вообще много всего есть.

Серьёзность Марианны сделалась предгрозовой, руки сами собой упёрлись в бока, с головой выдавая прекраснейшую из птичниц, и это было крайне недобрым знаком. Но на Иноходца нашёл стих. Теперь ему даже не требовалось сдерживать неуместное веселье, лицо стало вдохновенным и возвышенным. Последовал краткий свод агарийских имён. Совсем краткий, с полдюжины — не больше. Без Клары. В Агарисе Клара была у Альдо. Ну и кошки с ними. Но когда маркиз-изгнанник уже решил, на каком он свете, и ещё мог позволить себе, по крайней мере, цветы...

Девяти кагетских женских имён Эпинэ не только не знал тех самых, но и не мог назвать любых навскидку. Этери? Да, одно вспомнил. Но, будем откровенны, принцесса не причём. Однако муза крылата и безудержна, посему далее были озвучены вольные вариации небогатого запаса известных Иноходцу бирисских слов. Он честно старался избегать ругательств. Однако на каком-то особо подозрительном сочетании звуков Марианна резко развернулась — юбки взметнулись не хуже полкового штандарта — и вышла из комнаты. Чтобы вернуться с изящным серебряным подносом в руках. Впрочем, на сей раз, она использовала достопамятный предмет в качестве гонга, гулко хлопнув в него ладонью.

— Герцог. — В голосе женщины также звучала боевая медь. — Я соглашусь на любой из предложенных вами вариантов. Но с условием. Если Создатель подарит нам ещё одного сына, имя для него буду выбирать я.

Марианна отложила грозный столовый прибор, наклонилась к утратившему стих и голос Иноходцу и улыбнулась. Выжидательно, многообещающе, почти ласково.

Из соседней комнаты донёсся вопль протеста — нечленораздельный, но категоричный. Нарекаемая имела в виду что-то вроде «А не перестанут ли дражайшие родители галдеть в открытую дверь?!» В конце концов, она достаточно наслушалась этих двоих до рождения, и не только наслушалась. Когда дражайшие родители предстали перед кроваткой безымянной дочери, оттуда раздалось нечто более мирное. Означавшее: «А меня никто спросить не хочет?» Дальнейшая церемония наречения прошла быстро, по-деловому, с консенсусом в один заинтересованный голос.
© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.