Кровь на губах

Загрузить в формате: .fb2
Автор: marikiare
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Джен
Пейринг: Рокэ Алва Валентин Придд
Рейтинг: PG
Жанр: General
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: мир и герои принадлежат Вере Викторовне.
Аннотация: нет
Комментарий: написано на Хот-Фест, круг Ветра, по заявке «Рокэ/Валентин, кровь на губах».
Предупреждения: нет

— У вас кровь на губах, герцог, — Валентин стоит в тенях на другом конце комнаты.

— Черная? Дурная?

— Ваша.

Алва смеется, запрокинув голову.

Валентин знает, что у Ворона просто потрескались губы в закатной жаре его камеры, и даже здесь, почти на изнанке реального мира, он не может излечиться. Это странно и страшно — у него самого за пару часов здесь зарастали пулевые ранения.

Повелитель Волн часто бродит тут, на границе непонятно чего с неизвестно чем, создавая силой воображения пейзажи и комнаты, которые исчезают за его спиной. Когда-то Валентин думал, что истинный вид этого места — бесконечное поле с башней, потом — клубы тумана. Сейчас ему казалось, что это жар и тени, хотя он прекрасно отдавал себе отчет, что просто слишком много думает о Вороне и месте его заточения.

Он редко встречал здесь Окделла, иногда — Эпинэ, и все чаще — Алву.

Когда-то Джастин, уже мертвый, но еще не ушедший, научил его приходить сюда. Брат не мог сказать о сути и назначении, он просто взял за руку и привел. Впервые после своей смерти он прикоснулся к Валентину и всегда, чтобы появиться здесь, молодой герцог вспоминал хватку бесконечно родных, но уже потусторонне-ледяных пальцев на запястье. Чем пользовались остальные Повелители, чтобы проникнуть сюда? Ричарда он спрашивать не стал, Эпинэ ничего внятного сказать не мог, а Алва лишь усмехался и сверкал синими глазами. Больными, лихорадочными.

Они встретились впервые пару недель назад. Ворон лежал на спине, раскинув руки, словно распластанная птица, наблюдал за бегом придуманных облаков в несуществующем небе и слизывал с губ сочащуюся кровь. Кошки дернули Придда подойти, а потом и спросить, почему Повелитель Ветра так напоминает иссушенный труп. Он пытался за язвительностью скрыть растерянность, что вряд ли получилось.

Алва тогда завязал светскую беседу о высоких материях, и Валентин ловил намеки на что-то большее в простых словах, что искренне забавляло кэналлийца. Первому Маршалу нравилось играть словами и смотреть, как молодой человек пытается найти скрытый смысл там, где его нет, пропуская то, где он есть. Придд это видел и сначала принимал совершенно равнодушно, ибо в Талиге о любви Ворона к изящному издевательству над собеседником не знал только слепой и глухой, а потом ему начали нравиться эти словесные игры.

Сейчас он стоял у стены созданной кем-то из них комнаты и созерцал лежащего на кровати Алву. Потому что кэналлийский герцог не мог встать. Конечно, Валентин подозревал, что даже Ворон может проиграть и выказать слабость, однако видеть это никакого желания не было.

— Кровь, братишка, — говорил Джастин, заглядывая в окно и держась за ажурную решетку. С другой стороны. — это жизнь. Никогда не связывай свою кровь с кем-то или чем-то, не подумав. И клянись ею осторожно. Прольешь каплю крови в неудачном месте — и все, прости-прощай, мой маленький брат.

А вот если пролить кровь в удачном месте? Валентин, кажется, догадывался, каким оно может быть.

Окделла было просто найти, а обмануть еще легче.

— Приветствую Повелителя Скал, — чуть поклонился Придд. Как он и рассчитывал, спокойный тон без тени насмешки и прочих оттенков, которые звучали в его голосе при их прошлых встречах, заставил Ричарда смутиться.

— Валентин?

— Кто такой Валентин? — задал он встречный вопрос, — вы приняли меня за кого-то из своих знакомых?

Мальчишка, хоть и ровесник, но все равно мальчишка, хлопает глазами.

— Ах, я поняла, — чего стоит улыбнуться так чисто и светло? Так, как он улыбался когда-то лишь старшему брату, — вы приняли меня за Повелителя Волн. Но я не он. Я — одна из найери. Как вас должны хранить и сопровождать литто, мы храним своего Повелителя.

— Н-найери?

— Да. Думаю, вы не можете видеть мой истинный облик, потому что не принадлежите Дому Волн.

«О, Четверо, — думает Валентин, наблюдая за попытками Окделла скрыть изумление и восторг и выглядеть достойно названного титула, — где берут таких идиотов?» Вместо того чтобы сказать это вслух, он приветливо улыбается и продолжает.

— Я пришла, чтобы проводить вас к месту ритуала.

Уточнять, какого ритуала, Ричард не стал, лишь важно кивнул. В очередной раз подавив желание скривиться, Придд мягко взял за руку мальчишку, так, как никогда бы не взял сам. Мысль о том, что он изображает мягкие и ласковые движения женщины перед одним мужчиной, чтобы помочь другому, совсем не грела.

Последовательно сменив усилием воли несколько окружающих пейзажей — скалистое ущелье, разрезанные вспышками молний небеса над лесом, бескрайняя степь с колышущейся под ласковым ветром травой и морское побережье, он создал вокруг них огромную залу. Это было в чем-то забавно, вспоминать гравюры в старых книгах и воссоздавать их в витражах и настенных росписях.

— Так когда-то выглядел главный храм в древней Гальтаре, — печально сказал он.

— Это было прекрасно! — Окделл, наверное, видел скрытый смысл в каждой картине из этого безумного собрания. В очередной раз подивившись человеческой глупости, Валентин аккуратно подтолкнул спутника к небольшому алтарю со стоящей на нем хрустальной чашей.

— Кэртиане нужна ваша кровь, Повелитель Скал. Ваш круг подходит к концу и необходимо вашей жизненной силой скрепить грядущий Излом, иначе произойдет катастрофа.

— Что я должен сделать? — ни дать, ни взять, истинный герой былого.

— Я надрежу вам руку, а вы в это время думайте о том, что даете часть своей силы, дабы она была использована во благо. Вы согласны?

— Да, конечно. Во благо!

Придд медленно делает надрезы, следя за количеством алой жидкости в чаше. Когда набирается достаточное количество, он одним движением завершает рисунок.

— Чтобы выкинуть кого-то отсюда, — говорил Джастин, сбивая носками сапог головки маков, — надо просто вырезать на коже вот такой символ, — и изящным росчерком кинжала вспарывал младшему брату запястье.

Эпинэ ему удалось найти только на четвертую ночь. Повелитель Молний был хмур и устал, он брел вдоль бесконечной стены, изредка касаясь серых камней ладонью.

— Здравствуйте, герцог.

— Валентин? Что вы здесь делаете?

— Мне нужна ваша помощь. Точнее не мне, а Рокэ Алве.

Первый Маршал Талигойи встрепенулся и внимательно посмотрел в глаза молодому человеку.

— Что я могу сделать?

— Сущий пустяк. На основе старых знаний я сделал предположение, что помочь Повелителю Ветра может кровь остальных.

Робер Эпинэ без малейшей задержки закатывает рукав. Воистину, есть еще благородные и достойные люди в этом мире. Просто удивительно.

— Я могу помочь вам выбраться из этого места или научить в некоторой степени влиять на происходящее, — предлагает Валентин, перевязывая разрезанное запястье своим платком.

— Хочу. Вы знаете, где мы?

— Нет, к сожалению. Однако я знаю, что все вокруг подчиняется либо нашему сознанию, и мы перекраиваем реальность вокруг себя по своему усмотрению, либо подсознанию, и тогда мы оказываемся в плену кошмаров собственного рассудка. Уйти отсюда можно следующим образом...

— Все, что у тебя есть здесь, — говорил Джастин, сидя на корточках на камне и опуская руку в ручей, — не будет существовать в реальном мире. И наоборот. То есть, если тебе что-то подарят, пользоваться этим подарком ты сможешь только здесь. — Взгляд брата становится немного печальным, — Зато оно не исчезнет.

— Вас долго не было, полковник, — насмешка в глазах Ворона горит лихорадочным блеском, — я соскучился по вашему обществу.

— Дела, господин Первый Маршал.

— Какие же? Служебные обязанности даже не дают поспать?

— Можно и так сказать, — соглашается молодой человек. — Я не предполагал, сколь разнообразными окажутся мои военные будни.

Валентин выходит из теней с бокалом алой жидкости в руках.

— Выпейте это.

Алва пожимает плечами и залпом выпивает содержимое бокала, даже не чувствуя вкуса. Слизывает одинокую каплю с губ и уточняет:

— Что это было?

— Кровь.

— Черная? Дурная?

— Наша.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.