Добро пожаловать в Раканзас!

Открыть весь фанфик на одной странице
Загрузить в формате: .fb2
Автор: Лейтенатор
Бета: Аурум
Гамма: нет
Категория: Слэш
Пейринг: Рокэ Алва/Ричард Окделл
Рейтинг: NC-17
Жанр: Action/Adventure Romance
Размер: Миди
Статус: Закончен
Дисклеймер:

Все герои произведения совершеннолетние.

Мир и герои принадлежат В. Камше
Аннотация: Написано по заявке с Однострочников "Дикий Запад. Пьянки, любовь, драки и прочие Савиньяки в салуне Красотки Марианны".
Комментарий: ковбойская АУ
Предупреждения: нет

— … и кроме всего упомянутого, у нас есть еще и конокрады! — радостно закончил перечисление новый знакомец Дика и наконец прервался, чтобы отхлебнуть щедро разбавленного виски из набитого льдом стакана.

Умником себя Дик, по трезвому рассуждению, никогда не считал. Но то, что пронырливый издатель единственной в городе газетенки много знал и мало пил, заставляло одновременно уважать и побаиваться Марселя Валме.

— А вот и они! — с восторгом прокричал тот, салютуя все еще почти полным стаканом в сторону двух белобрысых молодчиков, показавшихся в дверях салуна.

Господа конокрады были похожи друг на друга как две капли воды, и рожи у обоих были одинаково неприятные, несмотря на то, что один широко улыбался, а другой был мрачен.

— Не может быть! — Марсель просиял и поднялся из-за стола. — Друг мой, кого я вижу!

Дик прищурился и всмотрелся в маячившую за спинами близнецов фигуру. Наконец те зашли внутрь, и их спутник стал виден всем гостям салуна, как один повернувшим головы в его сторону. Это был высокий смуглокожий индеец с длинными волосами, забранными в хвост. На его скуластом лице выделялись глаза неожиданно синего цвета.

— Сам Одинокий Ворон почтил нас своим присутствием, я не верю своему счастью! — Марсель резво подскочил к индейцу и крепко обнял его.

Дик сжал пальцы на краю стола, не обращая внимания на то, как впиваются в ладони занозы. Он знал это имя. Слишком хорошо.

— И я рад тебе, мой бледнолицый друг, — проговорил Ворон тихим хрипловатым голосом и отстранил Марселя. Его взгляд остановился на Дике, и тот сцепил зубы, чтобы держать себя в руках.

Одинокий Ворон. Вождь племени кэнналийцев.

Человек, убивший его отца — как говорили, всего одним точным ударом томагавка.

Дик медленно поднялся и на негнущихся ногах пошел к барной стойке, за которой наливала выпивку гостям красотка Марианна.

— Ну, что-то вы совсем грустный, юный помощник шерифа Окделл, — золотисто рассмеялась она. — Начальник совсем вас загонял?

Дик в который раз поразился тому, как быстро разлетаются в городке все слухи.

— Я прибыл только в обед и еще не успел как следует освоиться, — глухо проговорил он, пытаясь выдавить из себя ответную улыбку. — Зовите меня Дик, пожалуйста. Можно мне выпить?

— Как вашему другу? — Марианна кивнула в сторону трещавшего без умолку Марселя и подмигнула. — Стражи закона, как и репортеры, не должны напиваться, но всегда могут сделать вид, что пьют наравне со всеми.

Дик уныло подумал, что, пожалуй, количество людей в Раканзасе, которые были умнее, чем казались — и явно умнее его самого, — росло просто с пугающей скоростью.

— Нет, — ответил он. — Официально я вступаю в должность только завтра. Поэтому еще, — он достал из кармана часы, единственное, что осталось в память об отце, и щелкнул крышкой, — полтора часа я могу быть обычным гостем города.

— Нашим гостям — все самое лучшее, — Марианна снова подмигнула ему, и Дик против воли покраснел от смущения — слишком уж та была хороша. Или декольте у нее было слишком глубокое.

Через полтора часа от его смущения не осталось и следа. От отцовских часов и собственного самообладания — тоже.

— Да он мухлюет! — заорал Дик, и сидевшая у него на коленях Марианна ласково погладила его по щеке, пытаясь успокоить, но он только отмахнулся. — Эта наглая индейская морда жульничает!

«Наглая морда» медленно поднялась из-за стола и положила широкую смуглую ладонь на рукоять торчащего из кобуры пистолета. Определенно, индейцы здесь не имели совершенно никакого представления о традициях. И о чести.

Марсель всплеснул руками и зачастил:

— Ну что вы, друг мой! Молчаливый Буйвол еще никогда никого не обманывал, клянусь вам!

— Ты только что обвинил человека из моего племени в обмане, — наконец открыл рот до сих пор молчавший Ворон, на которого Дик упорно пытался не смотреть всю игру в карты. Тот пил стакан за стаканом и на вид совершенно не пьянел. Видимо, Марианна подливала ему выпивку с каким-то секретом. Или это была индейская магия, черт его знает.

— Да, — Дик, пошатываясь, поднялся на ноги и скрестил руки на груди. — Чего еще можно ожидать от человека из племени вождя, который сам ничего не знает о чести?

В салуне стало очень тихо. Марианна охнула и быстро скользнула за стойку с жалобным «Только не здесь, мальчики!»

— Мы выйдем на улицу, — сказал один из близнецов Савиньяков — в начале вечера Дик выяснил, что улыбчивого звали Эмиль, а мрачного — Лионель, но сейчас выражение лица у обоих было таким одинаково пугающим, что он не смог бы их отличить и трезвым.

Второй схватил Дика за плечо и поволок за собой к дверям под одобрительные выкрики.

Посреди широкой улицы они остановились, и Дик замотал головой по сторонам.

Из салуна высыпали зеваки. Марсель что-то яростно втолковывал Молчаливому Буйволу, близнецы негромко переговаривались между собой.

Ворон стоял в нескольких шагах от него. Когда Дик увидел, как тот медленно достает из-за пояса томагавк, холодно блеснувший острым лезвием, то не выдержал и сжал кулаки до хруста.

— Что, убьешь меня, как моего отца?

Ворон неспешно подошел к нему, цепко обхватил жесткими пальцами подбородок, заставив задрать голову, повертел из стороны в сторону.

— Окделл, — выплюнул Дик ему в лицо.

Ворон кивнул, разжал пальцы и так же неторопливо отошел.

Дик растерянно захлопал глазами.

— Ты прав, — проговорил Ворон, убирая томагавк. — В убийстве человека нет чести. Но в убийстве врага всегда есть смысл.

— Если перед тобой настоящий враг! — прокричал Дик.

— Ты мне не враг, — сказал Ворон, отвернулся и пошел к привязанным у салуна лошадям. Молчаливый Буйвол присоединился к нему, и вскоре они оба скрылись в темноте.

Эмиль — он все-таки улыбнулся — подошел к Дику и похлопал его по плечу.

— Считай, что за тобой должок, Окделл. И не сомневайся, мы с Рокэ еще вернемся, чтобы стребовать его.

— Кто такой Рокэ? — пробормотал Дик. Эмиль засмеялся и ушел к брату.

— Я думаю, самое время пожелать вам спокойной ночи, мой юный друг, — вздохнул над ухом Марсель и мягко, но уверенно повел его в сторону дома шерифа. — Покой — это явно то, чего в ближайшие дни вам будет не хватать.

Если бы кто-то попросил Дика кратко описать его первый день в Раканзасе, то он сказал бы только одно. Еще никогда в жизни он не чувствовал себя таким идиотом.

***

Утро началось предсказуемо — с дикой головной боли и дикого разноса от шерифа Штанцлера.

Добро пожаловать на Дикий Запад, ничего не скажешь.

— В первый же вечер нарваться на неприятности! Да ты понимаешь, что творишь, Ричард? — Шериф покачал головой и в сердцах швырнул звезду помощника на стол. Она подскочила и жалобно зазвенела. Дик едва удержался, чтобы не закрыть лицо руками, и поднял горящее от стыда лицо.

— Я приношу свои извинения. Это больше никогда не повторится, шериф.

— Я стар, — произнес тот с тоской в голосе. — Я стар, Ричард, а ты сокращаешь мои и без того короткие дни! Как мне прикажешь уходить в отставку, когда не на кого сдать дела? Я был уверен, что ты хороший юноша, храбрый, смелый, справедливый, что из тебя выйдет со временем отличная замена. И порядочный человек, каким был твой отец. Неподкупный федеральный маршал, пресекавший беззаконие в каждом штате, куда отправлялся с проверкой!

Дик заскрипел зубами и опустил голову.

Отцовские часы все еще были у Молчаливого Буйвола, и вернуть их не представлялось возможным. Надо обязательно поговорить с Марселем, он должен ему как-то помочь...

Дик одернул себя. Он здесь чужой человек, да еще и наворотивший дел в первый же вечер. Никто не побежит помогать ему. Надо учиться держать себя в руках.

— Извините, — проговорил он глухо.

Шериф помолчал.

— Хорошо, — ответил он со вздохом. — Молодая горячая кровь, я все понимаю. А этот негодяй и в самом деле любого может довести.

— Я обещаю, что не буду пытаться мстить ему. В конце концов, вина не была доказана.

— О нет, Ричард! — Шериф сжал его ладонь, и Дик удивленно вскинулся. — Вовсе нет! Я взял тебя в помощники именно для этого. Я хочу, чтобы ты помог мне уничтожить Ворона и его банду. Завершить дело, которое начал твой отец.

— И что мне нужно делать? — недоуменно спросил он.

— Всему свое время, мой мальчик. — Шериф покачал головой, вздохнул, сгреб со стола звезду и, словно нехотя, протянул ее Дику. — Пока что постарайся просто предотвращать беспорядки в городе. И не участвовать в них самому.

Дик понимал, что это сущее ребячество, но все же не удержался и взбежал на второй этаж, где располагались жилые комнаты. Заскочил в свою, прикрыв дверь, подышал на тусклый металл, протер его рукавом, быстро прицепил звезду на отворот крутки и посмотрел на себя в зеркало.

Отражение радостно улыбнулось ему. Дик подмигнул веселому парню в зеркале, одернул куртку и неспешно, как полагалось теперь по важной должности, спустился вниз.

Эффектный выход не удался — на пороге Дик нос к носу столкнулся с Марселем, который ойкнул, потер ушибленный лоб и тут же расхохотался.

— Да тебе, я смотрю, просто не дают прохода! Идем скорей, нужна твоя помощь. Тут недалеко!

Дик решил, что тратить время на расспросы будет еще одной глупостью с его стороны, поэтому поспешил за Марселем.

У аптеки уже начал скапливаться народ.

— Еще раз скажешь хоть слово о моих братьях, и я с тебя скальп сниму! — орал белобрысый парень, размахивая руками у самого лица другого, темноволосого, который стоял, скрестив руки поверх белого халата, и глядел на него с равнодушным недоумением. С таким же обычно глядела мать Дика на его очередную проказу, поэтому он сразу же решил встать на сторону светловолосого.

— Могу посоветовать медицинский справочник. Боюсь, что без него вы попросту не сообразите, где у человека голова. Вы же наверняка привыкли думать чем-то другим, — пробубнил себе под нос, словно ни к кому не обращаясь, темноволосый.

— Помощник шерифа Окделл. Что здесь происходит?

Зеваки расступились перед Диком, кто-то коротко хохотнул, но он только поморщился. Надо зарабатывать себе репутацию, которая заставит всех забыть о вчерашнем вечере.

— Закон, как всегда, не торопится, — процедил аптекарь и вяло протянул руку. Дик машинально пожал ее. — Валентин Придд. Помощник шерифа, будьте так добры, выпишите этому юноше штраф за порчу имущества. Или лучше сразу его братьям. Все прекрасно знают, что проблемы Арно Савиньяка он сам решить не может.

Дик вздрогнул и повернулся к младшему брату своих вчерашних знакомцев.

— Конокрады? — пробормотал он растерянно и тут же пожалел об этом, потому что Арно стал багровым от гнева.

— Это грязные сплетни! — заорал он. — Наша семья ведет серьезный бизнес! Мы торгуем лошадьми, а не воруем их!

— Но как же... — Дик повернулся к Марселю. Тот насвистывал что-то себе под нос, увлеченно разглядывая ногти на правой руке. Холеные, к слову.

— Приношу вам свои извинения, — отчеканил Дик, содрогнувшись при мысли о том, что эти слова, похоже, ему придется в Раканзасе произносить регулярно. — Пойдемте в аптеку для составления официальной жалобы. Все посторонние могут расходиться! — рявкнул он через плечо.

— Прошу меня простить, но я не хотел бы пускать в помещение вандалов, — влез Придд.

— Да я сам туда не пойду! — не остался в долгу Арно.

— Тогда ждите здесь, Савиньяк! — отрезал Дик и пошел в аптеку, про себя кляня обоих на все лады.

Пока Дик, сцепив зубы, записывал текст претензии об испорченном имуществе под мерный бубнеж Придда, он то и дело поглядывал сквозь окно на улицу, которую мерил шагами до сих пор взбешенный Арно. Несмотря на родство с сомнительными личностями, младший Савиньяк ему все же беспричинно нравился.

Скотина Марсель предусмотрительно предпочел смыться. Ничего, с ним Дик еще поговорит.

Управившись с писаниной и пообещав Придду возмещение ущерба, Дик поспешил ретироваться.

— Он первый начал! — завопил Арно, едва завидев его выходящим из аптеки. — Я всего-то зашел за порошком! А я говорил Милю, ему нужно — сам пусть и идет, нет, надо было меня послать, знают же, сволочи, как я эту гадину ненавижу!

Он погрозил кулаком равнодушно разглядывающему их из окна Придду. Тот, не меняя выражения лица, поднес пальцы к голове и на удивление живо изобразил, как снимает с нее воображаемую шляпу.

Арно зашипел что-то, развернулся и пошел к своей лошади.

— Почему вы с ним так не ладите? — спросил заинтересованный Дик, не особо, впрочем, рассчитывая на ответ.

— Два года назад он выиграл у меня в соревновании стрелков, — неожиданно ответил Арно и скривился. — А я, как дурак, поспорил с ним перед этим, что сожру свою шляпу, если он победит. Вот он меня два года этой шляпой и донимает, сволочь. Обидно до жути. Еще и эти две скотины все время ржут надо мной...

— Спорим, стреляешь ты все равно лучше меня, — Дик со смешком похлопал его по плечу. Арно улыбнулся, перестал возиться с привязью и тоже рассмеялся.

— Не уверен, Окделл. Судя по тому, что мне рассказали братцы, ты тот еще рисковый парень. Потому что надо быть либо очень рисковым, либо полным идиотом, чтобы спорить с Рокэ.

— Да кто этот Рокэ, объяснит мне кто?

Арно уставился на него во все глаза, хмыкнул и схватил за локоть.

— Ты уже обедал? Или до сих пор мутит со вчерашнего? Пойдем, самое время перекусить, там и поговорим, — сказал он, не дожидаясь ответа Дика, и потащил его в салун.

В обед там было спокойнее и тише. Вместо Марианны за стойкой хозяйничала худая девица с цепкими глазами. Посетителей почти не было, поэтому Дик быстро пробрался к столу у дальней стенки и уселся спиной ко входу. Арно поглядел на него, покачал головой и заказал еды у подскочившей девицы.

— Рокэ — это Ворон, — сказал он, усевшись напротив Дика и откинувшись на спинку стула. — А Ворон — это Рокэ. Я думал, ты о нем все знаешь.

— Не все. Только... — Дик осекся и замолчал. Если братья Арно водят дружбу с Вороном, доверять ему не стоит, как бы ни хотелось.

— Только то, что он убил твоего отца, — закончил Арно за него и, как ни в чем не бывало, принялся за подоспевший обед. — Не волнуйся, Окделл. Ты мне нравишься, но я не дурак — понимаю, что откровенничать с первым встречным ты не будешь.

Дик скривился, вспомнив вчерашний день и Марселя, радостно вцепившегося в него уже буквально через час после приезда.

— Зови меня Дик, — сказал он, отламывая кусок хлеба и обмакивая его в подливку к мясу.

— Договорились. Так вот, Дик. Я не буду ни в чем тебя убеждать, но поверь мне на слово — Ворон ни за что бы не убил невиновного. Я не говорю, что твой отец в чем-то виноват, нет! — замахал он руками. — Но, может быть, они просто в чем-то друг друга не поняли. Послушай моего совета — не делай поспешных выводов. Рокэ... хороший, вот увидишь. Тебе просто надо узнать его получше.

— Я думал, у индейцев принято брать наши имена, только если они принимают другую веру и уходят из племени к нам, насовсем.

— Ворон — не чистокровный индеец, — объяснил Арно, вытирая рот изрядно помятым платком.

— Полукровка, — кивнул Дик, но Арно замотал головой, отодвинув от себя опустевшую тарелку. Дик понял, что еще толком и не принялся за собственный обед.

— Нет. Его бабка сбежала из дома, когда была совсем девчонкой. Влюбилась в индейца без памяти и поминай, как звали. А через пару лет вернулась с ребенком — индейца ее убили, а жить без него в племени не смогла. Помаялась, а потом вышла замуж — говорят, очень красивая была, муж на все глаза закрыл, и на прошлое ее, и на сына. Через год родила еще одного, но умерла очень скоро. Не сказать, чтоб ее первенца сильно не любили в городе — полукровок всегда хватает, да и отчим его был человек богатый. Но ему не сиделось на месте, и в конце концов он сбежал, как и его мать. К индейцам. Но своему сыну дал два имени. В память о ней, может быть. Кто его знает.

— То есть Ворон в родстве с какими-то городскими богачами?

— Ну да. Они с нашим мэром двоюродные. А ты не знал?

Дик присвистнул. Затея шерифа упечь Ворона за решетку становилась все нереальнее с каждой минутой.

Он покачал головой.

— Да уж, Раканзас полон сюрпризов, — усмехнулся Арно и посмотрел куда-то за спину Дика. Тот повернулся и окаменел — над его плечом возвышался индеец вдвое мощнее Молчаливого Буйвола.

— Передает, — сказал он, сунул Дику в руки сверток, развернулся и ушел.

Арно озадаченно почесал в затылке.

— Странно. Когда они... словом, когда вызывают на бой, присылают другое.

Дик решительно разорвал бумагу и изумленно уставился на содержимое свертка.

Это были отцовские часы.

«Мы с Рокэ еще вернемся, чтобы стребовать должок», — некстати всплыло в голове. Дик закусил губу и сунул часы в карман. Неприятности только начинались.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.