Отеческая нежность

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Крошка Ро
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Джен
Пейринг: Валентин Придд Август Гирке
Рейтинг: G
Жанр: General
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: Мир и герои принадлежат В. Камше
Аннотация: нет
Комментарий: написано на Хот-Фест всея Этерны.
Предупреждения: нет

В Васспарде снова дождь. Весенний, негромкий, приносящий с собой запахи сирени и свежесть, остужающий самые буйные головы и заставляющий самых отъявленных сухарей улыбаться, мечтательно прислушиваясь. Но вместе с тем, в дождь всегда как-то смутно на душе. Странные желания, не имеющие точного названия ни в одном языке, непонятные даже самому себе чувства. Обычно такое состояние проходит годам к двадцати двум, или же успешно лечится женитьбой, как лечится страсть к написанию дурных подражаний Дидериху у юношей и томные страдания, вызванные у юных дев прочтением все того же Дидериха. Но Валентину Придду пока что нет двадцати двух, и пусть подражаний Дидериху и Веннену он не пишет, но это не мешает ему сидеть на подоконнике, прислушиваясь к шелесту дождя по стеклам и ждать чего-то. Нет, разумеется, не старшего брата. Он умер и забыл дорогу в Васспард, он очень постарался забыть, так что Валентин ждет, сам не знает чего. Может, это просто бессонница давит на плечи, может, одиночество обнимает. В такие ночи он понимает герцога Алву, запивающего досаду вином и гонящего тоску гитарными переборами. Это помогает. Либо дает милосердную иллюзию неодиночества, либо становится легче вспоминать. Вот только самому герцогу Придду почти нечего вспоминать, пить он не желает, а музыка никогда не была его сильной стороной. Что поделать, талант подбирать мелодию на слух достался Джастину, а Валентин куда как легче обращался с написанными словами, а не с натянутыми струнами. А раз сделать с бессонницей нечего, то можно сидеть на подоконнике и ждать рассвета. За рассветом придет день, заботы и дела, которых в повседневной герцогской жизни немало, не дадут снова погрузиться в странную хандру. И можно понадеяться, что день вымотает его настолько, что сил хватит только дойти до кровати, скинуть одежду, упасть и уснуть.

Валентин прислонился виском к раме и подышал на стекло. Подумал немного и совсем как в детстве стал рисовать на запотевшем пятачке какой-то вензель. С другой стороны окна по стеклу стекали дождинки, хорошо видные там, где пролегли линии рисунка. Он какое-то время любовался на него, а потом закрыл глаза. Не то задремал, не то просто не захотел смотреть.

Августу Гирке не спалось. Ирэна уехала в Альт-Вельдер, и господин полковник скучал по своей супруге. Дождь, обычно успокаивающий мысли и навевавший сладкие сны, не действовал. Что-то было разлито в воздухе, что-то, чему Август не мог найти определения, но совершенно точно не должное тут находиться. А уж чему-чему, а своим чувствам полковник привык доверять. Так что он оделся, зажег свечу и пошел по коридорам, стараясь понять, где беспокоящие ощущения будут острей всего. Обострившиеся чувства привели Августа в библиотеку. На первый взгляд комната была пуста, но, приглядевшись, он заметил знакомый силуэт. Валентин уже не в первый раз заснул на подоконнике. Гирке поставил подсвечник на стол, вздохнул и подошел к дремлющему Валентину. Нет, разумеется, поднимать двадцатилетнего герцога на руки и нести в постель он не собирался, поэтому просто легонько тронул за плечо.

— Валентин, на подоконниках не спят.

— Я... не спал, Август.

— Ну да, просто закрыл глаза на секунду, — мужчина улыбнулся и кивнул. — Пойдем, Валентин, одного я тебя тут не оставлю.

Пришлось подчиниться. Валентин слез с подоконника, бросил последний взгляд за окно и послушно пошел за Августом в свою спальню. Пока Гирке зажигал от своей свечи остальные, Валентин быстро разделся и нырнул под одеяло. Стесняться тут было совершенно нечего, за то время, которое им пришлось провоевать, Валентин привык не стесняться того, что за его спиной кто-то есть. И потом, это же Август, а нее кто-то посторонний. Словом, когда Гирке справился со свечами, Валентин уже лежал в постели и созерцал потолок. Он думал, что на этом-то все и закончится, и зять оставит его в покое. Странным образом, оставаться в одиночестве не хотелось. Но попросить остаться — веяло от этого чем-то детским. Впрочем, Август понял все без слов. Пододвинул кресло к кровати, опустился в него и начал неспешный разговор. Он недавно был в Альт-Вельдере, а вот Валентин не смог приехать к сестре — оказалось, что за время его отсутствия накопилось слишком много дел, так что сейчас он с интересом слушал рассказ Августа, спрашивал о чем-то, сам начинал рассказывать о произошедшем в Васспарде и не заметил, как уснул. Август посмотрел на тихонько дышащего во сне Валентина, бесшумно поднялся на ноги и поправил почти сползшее с плеч шурина одеяло.

— Спи, Валентин. Доброй ночи, — он легко коснулся каштановых прядей и вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь. Ирэна просила его присмотреть за братом, и он, как умел, выполнял ее просьбу. Заботиться о чересчур самостоятельном герцоге было сложно, но хотя бы не оставлять одного, заговаривать пустячными историями, спускаться утром во внутренний двор, чтобы час до завтрака фехтовать — все это Август мог. Так что пусть герцог спит и пусть знает, что рядом всегда будет кто-то, на кого можно опереться.

Весенний дождь за стенами Васспарда зашумел с удвоенной силой, оповещая о своем скором исходе. Ночь будет теплой.
© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.