А может, все было наоборот?

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Крошка Ро
Бета: MANDARINA DUCK
Гамма: Jenny
Категория: Джен
Пейринг: Рокэ Алва Ричард Окделл
Рейтинг: PG-13
Жанр: Humor
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: Кэналлийское — Алве, тюрегвизе — Матильде, касеру — Клементу, героев — Камше, а мы просто играем.
Аннотация: А вы уверены, что в Кэртиане все действительно так, как написано в книгах?
Комментарий: Написано на Фандомную битву – 2012.
Предупреждения: ОЖП

Рокэ Алва, Первый маршал, герцог и соберано, сидел в своем кабинете и, вопреки всевозможным девичьим фантазиям, вовсе не предавался разнузданным оргиям с братьями Савиньяками или собственным домоправителем и даже не играл на гитаре кэналлийские любовные песни. Герцог Алва шмыгал простуженным носом, гнал сон третьей чашкой крепчайшего шадди с перцем и алатским бальзамом и только на одном упрямстве дочитывал многостраничный доклад одного из шпи… эээ… верноподданных Талига, обретающегося при дворе Адгемара Кагетского. Более всего ему хотелось оставить этот бумажный хлам на завтра и наконец-то отоспаться за все бессонные ночи, коих в этом месяце случилось просто удручающее количество. Да и простудой следовало бы заняться, но, увы, времени категорически не хватало. Послезавтра должен был состояться Совет Меча, итогом которого должна стать маленькая победоносная война, но разве будет она победоносной, если Первый маршал пренебрежет донесениями разведки? Правильно, не будет. Алва долил в чашку шадди, прикрыл глаза и, глубоко вздохнув, на секунду крепко сдавил пальцами переносицу. Вроде бы простой способ, а такой действенный. Разум вновь ясен и снова можно работать.

Можно, если бы не один нюанс. Когда Рокэ закрывал глаза, в кабинете он был один, а когда открыл — оказалось, что у него гостья.

— С бальзамом я, похоже, перебрал…

— Ой, а вы настоящий герцог Алва? — девица, весьма вольно устроившаяся на подлокотнике кресла, кажется, не испытывала ни малейшего смущения от того, что очутилась вечером наедине с не совсем трезвым мужчиной, да еще и в таком… такой… одежде. Впрочем, к одежде Рокэ присмотреться не успел, потому как нежданная гостья со скоростью взбесившейся морискиллы начала задавать вопросы:

— Я в Талиге? Ой, а какой сейчас год? Я должна вам так много рассказать! — От непрекращающегося щебета начинала болеть голова. Рокэ выразительно посмотрел на мгновенно замолчавшую девицу и начал отвечать.

— Да, я настоящий герцог Алва. Вы в Талиге, а точнее в Олларии. Сейчас весна 397 года. Фабианов день был неделю назад.

Девица как-то нехорошо побледнела и выдохнула сквозь сжатые зубы:

— И… кого вы взяли в оруженосцы?

— Окделла, — Алва непонимающе нахмурился. — Можно подумать, есть что-то ужасное в том, чтобы исполнить обещанное.

— Он же будет мстить! Он вас отравит!

— За кого Ричарду мне мстить?

— За отца. Вы убили его на дуэли. Это, конечно, была линия, но Дик думает иначе и…

— Я убил Эгмонта Окделла на дуэли?

— Да, в Ренквахе пять лет назад, во время его восстания.

— Пять лет назад, сударыня, я сам хоронил отца в Кэналлоа и не мог убить Эгмонта Окделла на дуэли в Ренквахе хотя бы потому, что он умер от воспаления легких три года назад.

— Как три года назад? А заговор?

— Заговор? Ну, был заговор, не спорю, только провалился бездарно. Но Эгмонт Окделл в нем не участвовал. — Рокэ стало жалко девушку, она выглядела явно ошеломленной такими неожиданными новостями. В больших глазах плескалось непонимание. Подобные эмоции довольно часто предшествовали истерике, а терпеть женские крики Алва не собирался. Так что девушке следовало дать возможность выговориться.

— Послушайте, может быть, вы расскажете, на что именно хотели раскрыть мне глаза? А я вас внимательно выслушаю. Даю слово! — Рокэ поднял на свою гостью взгляд и искушающе улыбнулся, подкрепляя обещание. Подобная улыбка заставляла таять даже Катарину Ариго, истинно добродетельную королеву. Не устояла и девица.

Она вдохновенно раскрывала заговоры, изобличала лжецов и предателей, сыпала именами, обвиняла королеву в заговоре против страны и лично герцога Алва, а супрема Талига — в убийстве сына. Причем заговорилась настолько, что не заметила, как в кабинет зашел оруженосец герцога.

Ричард вопросительно поглядел на девушку, живописующую то, как в скором времени обрушится Надор, погребая под собой всех, потом перевел взгляд на Рокэ, слушающего с неописуемым выражением лица. Алва сидел, подперев щеку ладонью, и по мере того, как рассказ девицы обрастал ужасающими подробностями вроде соленой воды, камеры над пекарней и кровавой гибели глубоко беременной королевы от руки герцога Окделла, синие глаза распахивались все шире, и вежливое внимание в них сменялось благоговейным ужасом.

— Эр Рокэ, — Ричард наклонился и зашептал Алве в самое ухо, чтобы не привлекать излишнего внимания дамы (а ну как эта умалишенная опасна?), — а это кто?

— Понятия не имею, Дик, но как интересно слушать… — Алва даже не обернулся, полностью поглощенный историей, а девица, завершив рассказ на патетической сцене падения соберано в пропасть, восхищенно взвизгнула:

— Ой, Дикуууша!

— Кто?

Дик застыл на месте, а Алва сочувственно кивнул.

— Терпите, юноша, это еще не самое страшное.

— А что, будет страшнее?

— Вам еще королеву убивать. Беременную.

— За что?!

— Сударыня утверждает, что от большой любви.

— От большой любви к кому? — осторожно поинтересовался Дик у Алвы. Ответила, впрочем, девица:

— К Катари, конечно же. Ты ее очень-очень любишь, но она беременна от Алвы, а ты его осудил, но Валечка ему помог сбежать. Ты узнал, что она дочь Штанцлера, и… вот…

Наверное, будь Рокэ один, он бы сдержался, но, взглянув на застывшее лицо оруженосца, где одновременно отразился не только ужас, но и категорическое неприятие услышанного, со всего маху ткнулся лбом в сложенные ладони и рассмеялся в голос. С всхлипами, жалкими попытками отдышаться и лихорадочным шепотом: «Создатель милосердный!.. Это слишком нелогично, чтобы быть правдой, слишком... У кого же так мозги вывернулись?»

Наконец, отсмеявшись, Рокэ поднял голову и вновь улыбнулся настороженно хмурящейся девице.

— Простите, сударыня, но то, что вы рассказали сейчас… Это… Это невозможно.

— Но…. Но почему? Вы же герцог Алва!

— Герцог, несомненно, но Эгмонта Окделла я не убивал, в пропасть не прыгал и в Багерлее не сидел.

— А… дети королевы?

— Упаси Создатель! Мне за один взгляд в сторону Ее Величества Его Величество лично голову оторвет. А потом Ее Величество добавит в вино каких-нибудь оригинальных травок и буду я тихо лежать, красивый и очень мертвый. — Алва хмыкнул и прошелся по кабинету, все еще улыбаясь.

— Поймите, сударыня, то, что вы рассказали, имеет мало отношения к истории нашей страны. А точнее — практически никакого, разве что совпадают имена и время. Фердинанд вовсе не… как же это… вовсе не «беленая груша». Поверьте, жители Талига искренне любят своего короля, а армия под его предводительством может многое. Да и умения править у него предостаточно. И королева вовсе не бледный, а как раз стальной гиацинт.

— Тогда я поеду в Хексберг. Море, оно же честное, да?

— Не советую, сударыня. Вальдес под настроение сочиняет непристойные частушки, Рамон играет в шахматы сам с собой или в карты с Ротгером, а Первый адмирал Кальдмеер приглядывает за этими балбесами. За этой парочкой нужен глаз да глаз. То сорвутся вдвоем в сезон штормов пройти проливом Мальдито, то из обычного рейда явятся с караваном дриксов на привязи… Словом, вам не очень понравится увиденное. Мы все живые люди, со своими ошибками. Простите, но не стоит вписывать нас в придуманные кем-то каноны. Мы не персонажи книги, так что поступать так, как вольно было решить автору, мы не собираемся.

Рокэ посмотрел на гостью в упор своими невозможно синими глазами и мягко добавил:

— Спите, сударыня, пусть утром вы вспомните только хороший сон. Поверьте, так будет лучше для всех.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.