Страх

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Крейди
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Преслэш
Пейринг: Рокэ Алва/Лионель Савиньяк
Рейтинг: PG
Жанр: Drama
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: персонажи и вселенная принадлежат В. Камше
Аннотация: нет
Комментарий: нет
Предупреждения: намёки на слэш

Снег на приграничных пустошах долго не задерживался, — то ли мало его было этой зимой, то ли яростные, свистящие порывы ветра сметали все подчистую с каменистой, неприветливой земли. Странно, как здесь смогли пустить корни низкие, изо дня в день причесываемые вихрями кусты вереска.

Сегодня тут было холоднее, чем вчера, а завтра... завтра он все равно придет сюда, снова молча кивнув уже привыкшему к его прогулкам штабу перед тем, как открыть дверь и спрыгнуть с крыльца навстречу ветру, смешанному со снегом, пылью и мелкими камешками, и подступающему к горлу и глазам отчаянному ожиданию. Он принес присягу, он будет ждать приказа от регента Ноймаринена, — сквозь зубы отвечая на умоляющие взгляды Давенпорта, и не его одного, все тем же «еще не время». А потом, уже ночью, слушая потрескивание веток в кострах и шаги патрульных, напоминать самому себе, что он маршал Талига, а не тот спятивший от страха мальчишка, который когда-то ворвался во дворец властителей Кэналлоа.

***

— Соберано не принимает.

— Да мне плевать, принимает он или нет! Он тяжело ранен? Что с ним?

Хуан стоял перед дверью все с тем же каменным лицом, но кажется, немного сдвинулся в сторону. Как оказалось, вовсе не потому, что ошалел от наглости проникшего во дворец с черного хода и орущего во всю глотку теньента Савиньяка. Просто кэналлиец раньше него услышал шаги с той стороны.

— Это ты, Лионель? Заходи.

Рокэ выглядел усталым, мрачным и совершенно трезвым, хотя рубашка была в свежих винных пятнах.

— Так что же стряслось в хранимой Создателем Олларии?

Лионель на миг прислонился к стене, но тут же пересек комнату и, присев на край длинного стола темного дерева, помнившего, казалось, еще Алонсо Алву, нервно скрестил руки на груди.

— Ничего. Просто все — кто шепотом, кто во весь голос — твердят о том, что прошлой ночью на тебя напало десятка три убийц, когда ты... — Лионель прервался, — Рокэ протягивал ему почти до краев наполненный бокал. Савиньяк слегка кивнул, благодарный не за вино — за паузу, позволившую сдержать готовые вырваться слова: «Когда ты был у своей, чтоб ей в Закате сгинуть, девицы».

— Винную улицу уже называют Кровавой.

— Любопытно. А что еще говорят? — Алва, как всегда, насмешливо улыбался, но было в его лице, в голосе, даже в том, как он, отхлебнув прямо из горлышка, поставил почти пустую бутылку на стол, — что-то новое, едва уловимое и пока непонятное. Да кто бы не изменился после такого? Хотя с трудом верилось, что несколько часов назад Рокэ...

— Ты это знаешь не хуже меня, — негромко сказал Лионель, продолжая исподволь наблюдать за другом, — я только что оттуда. Трупы еще не увезли, стражники и дознаватели пожимают плечами и предполагают, что тебе помог кто-то неизвестный.

— А втихомолку шепчутся, что это был Чужой, — голос Рокэ звучал устало и словно издалека, хотя он стоял рядом. Лионель поднял глаза — мало кто понял бы, что Ворон напряжен сейчас до предела, но он знал, как обманчиво это холодное, равнодушное спокойствие — Алву выдавали потемневшие, почти черные глаза и еле заметно дрогнувшая жилка на шее. И еще — непривычное, неестественное для него прежнего молчание после этих слов.

— Так это правда? — полуутвердительно спросил Лионель.

Алва рассмеялся — коротко и сухо, словно отгораживаясь от него этим страшноватым весельем.

— Он не представился, Нель. Шучу. Я не помню — может, там и был кто-то еще. Скорее всего, но я его не заметил — не до того было.

— Ты... — Лионель снова сдержался, — Рокэ было больно, тяжело, наверняка он имел основания не говорить ему всей правды и вот так небрежно отшучиваться. Если Алва и не был серьезно ранен, то все еще не отошел от смертельного напряжения, усталости и... никогда еще прежде он не был таким отстраненным.

— Да, я. Я не хочу впутывать тебя во все это, Нель. Ни тебя, ни кого-нибудь другого...

Лионель не стал говорить, что он не хрупкая морисская статуэтка из слоновой кости — он не был ею и пять лет назад, когда Рокэ легко и изящно, словно отточенным, совершенным приемом в фехтовальном зале, отвел в сторону... не его руку, нет — все его тело, весь разум, всю душу. Изящно и вроде бы необидно, но так, что было больно до сих пор. Все считали их близкими друзьями, но никто, кроме Эмиля, не чувствовал, что эти двое с радостью отдадут жизнь друг за друга, но меньше всего на свете любят оставаться наедине.

А сегодня... может, это было не очень честно — направлять давно уже обдуманный удар сквозь его непрочную защиту. Но он мог выговорить только эти слова — или уйти молча.

— Рокэ. Извини за неожиданный визит.

Лионель и так не произнес всего, что хотел сказать.

«Я боялся потерять тебя навсегда».

Но Ворон, казалось, услышал.

— Не уходи, Нель.
© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.