Исповедь

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Kostr
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Слэш
Пейринг: Рокэ Алва
Рейтинг: PG-13
Жанр: Humor
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: герои и вселенная принадлежат В. Камше.
Аннотация: написано на заявку Кинк-феста 3.5.
Комментарий: нет
Предупреждения: нет

Доброе утро, святой отец. Чем могу служить? Да, я понял, что речь идет об исповеди. Но я считал, что ваши братья давно отказались от нелепой идеи спасти мою душу. Последние лет пятнадцать меня почти не тревожили. Я слышал, что теперь в столице очень модно каяться, но я же никогда не ходил в стаде. Или вы решили, что я выжил из ума? Нет? Тогда в чем причина вашего столь неожиданного визита?

Что-что вы там бормочете? Мой врач?.. О, не беспокойтесь, я знаю решительно все о моем здоровье. Да, я могу умереть в любой момент. Ничего страшного. Удивительно уже то, что я прожил так долго. Лет пятьдесят назад ни за что бы не поверил. Попробуйте это вино. Мне безразлично, что говорит врач, когда я откажусь от вина, это будет значит, что я уже умер. Он вообще не слишком хорошо соображает, раз прислал вас сюда. Отпустить мои грехи... и вы верите, что это возможно? Любезный, если Создатель действительно существует, мне найдется о чем с ним поговорить... но причем тут вы? Или вам тоже любопытно?

Почему бы и нет? Хм, в самом деле, почему бы... Я не слишком люблю вспоминать прошлое, наверное, дело в этом. Ну хорошо, так что же вы... и Создатель хотите узнать? Давайте определимся поточнее, на все мои грехи нам все равно времени не хватит. И, боюсь, мне не удастся вспомнить все мои жертвы поименно. Даже тех, кого я убил на дуэли, а уж тем более на войне. Разврат? Вы правы, это, несомненно, интереснее... но, увы, тут я тоже не могу вспомнить всех. Я даже с трудом припоминаю свою первую девушку, хоть и говорят, что это не забывается. Но поскольку мне было всего тринадцать, а кругом шла война, которая волновала меня куда больше... Что? Соблазнение невинных душ? Я?! Ох, святой отец! Ну кто вам сказал, что любой грешник только и мечтает потратить кучу своего драгоценного времени на какую-то тупую... то есть невинную овечку, когда кругом полно более доступных грехов. Вот когда соблазняют тебя — совсем другое дело.

Я не сомневался, что вы спросите о королеве. Это был самый знаменитый из моих романов. И самый скучный, не пытайся милая Катарина время от времени отправить меня в Закат — это несколько оживляло картину. Но тем не менее вряд ли я смогу рассказать об этом что-то занятное. Мои отношения с Лионелем Савиньяком в то же самое время отличались куда большим разнообразием.

Что вас так смутило? Вы что же, невнимательно слушали сплетни обо мне? Ах, считали это клеветой? Ну, клеветы там тоже было немало. Я бы сказал, что все самые шокирующие сплетни были клеветой. Поскольку самую шокирующую правду сплетники так и не узнали. Нет, Лионель не был моей жертвой, как вы изволили выразиться. Скорей уж наоборот. Он был тем самым коварным соблазнителем, который впервые склонил меня к гайифскому греху в мои нежные девятнадцать лет. Он, можете себе вообразить, развлекался таким образом со своим братом-близнецом чуть ли не с детства. Надо заметить, что Эмиль в более зрелом возрасте все же предпочитал женщин. Я тоже их предпочитал, когда они были. Ах, какие сцены Нель мне закатывал по этому поводу! Мальчишка решил, что он в меня влюблен. Это не мешало ему затаскивать в постель брата при каждом удобном случае и даже поспорить с ним, что я их не различу — после хорошей выпивки, конечно. В результате однажды утром мы проснулись втроем. Жаль, что подробностей ночи никто из нас так и не вспомнил... мне до сих пор интересно...

Нет, больше такого не случалось. Эмиль всегда знал разницу между оргией и попойкой, а в столице хватало женщин. Нель этого, к сожалению, не ценил. К тому времени, как он стал капитаном королевской охраны, он уже примирился с тем, что я не разделяю его предпочтений, и даже прекратил затаскивать меня в любой укромный уголок при каждом моем визите во дворец. И я не раз слышал о его громких романах с самыми известными красотками, он нарочно делал все это напоказ. Но когда очередной молоденький офицер начинал бросать на меня ненавидящие взгляды, я сразу понимал, в чем дело. Почему он ни разу не попался? Потому что не связывался с дураками. И сам дураком не был. Вдобавок он всегда был очень щедр со слугами. Когда какой-то из этих мальчишек посоветовал ему всегда носить с собой мазь... для рук, и он перестал хватать первый попавшийся крем из туалетных комнат, и доводить до белого каления дворцовых камеристок, он стал там всеобщим любимцем. Иногда мы все же встречались, этот негодяй умел застать меня врасплох. У него был несомненный талант полководца. Почему я не отказался, если мне это не нравилось? Хм, знаете, нахал умел настоять на своем. Я тоже, так что наши развлечения частенько заканчивались в борделе. И кто вам сказал, что мне не нравилось? Просто женщины мне нравились больше, только и всего.

Что еще из приписываемого мне было правдой? Ох, чего же мне только не приписывали... лучше спрашивайте. Фердинанд?! Опомнитесь! Я понимаю, что вы не застали его в живых, но... Вы хотя бы портреты его видели? А ведь придворные художники льстили ему как могли! Он был, возможно, не таким противным собеседником, но в постели я предпочел бы жабу. Нет, я не имел в виду его жену, это вам показалось.

Я вижу, тема гайифского греха вас весьма волнует. Не стесняйтесь, это естественно. Кто же вам еще такое расскажет... Да, вот про Джастина — чистая правда. Но я его не совращал, как об этом болтали. Семья вынудила его расстаться с прежним любовником — его однокорытником откуда-то с юга. Тот вскоре погиб, говорили о самоубийстве, Джастин тоже пытался... Он был симпатичным мальчиком и очень ко мне привязался. Это его и погубило — отказался участвовать в заговоре против меня. Его брат мало на него походил, разве что тоже предпочитал быть снизу. И поговорить потом очень любил — наверное, у них дома говорить откровенно можно было только ночью? Правда, если Джастин размышлял о счастье, то Валентин больше о политике. Я с самого начала не сомневался, что он далеко пойдет, он отлично соображал — даже после целой ночи...

Может быть, продолжим завтра? Нет, со мной все в порядке. Это вы себя как будто неважно чувствуете. Вы уверены? Ну, смотрите сами. Забавно, что вас шокируют такие мелочи — при том, что вы собирались исповедовать чуть ли не самого Леворукого. Не смущайтесь, все это было так давно, что скорее выглядит как историческое исследование, чем как исповедь. Да и герои моего повествования почти все в Рассветных садах — и их мало волнует наша беседа.

Один Эпинэ дожил. Он, похоже, и меня переживет... Ну да, и он тоже. А что вас удивляет? Он был на редкость хорош собой когда-то. И отличался завидной фантазией. Догадался же он назначить мне встречу на крыше. Я и не думал, насколько удобны все эти статуи... Правда, он почему-то утверждал, что эту идею подал ему я. Во сне. Он еще и во сне развлекаться умудрялся, представьте себе. И каждый раз наутро я узнавал о себе много нового. Потом мы встречались и в спальне, но он каждый раз опасался, что его друзья-южане догадаются. Они меня терпеть не могли. Меня это забавляло, но этот чудак так искренне расстраивался. Я до сих пор уверен, что некоторые просто ревновали. Потом он, к сожалению, женился... и стал скучен, как всякий добропорядочный семьянин. А, вы слышали эту историю? Роман века? Да, в то время был довольно громкий скандал. Он поссорился с половиной своих вассалов и даже парочку убил на дуэли... и обещал отрезать уши какому-то поэту, сложившему об этом балладу. Или отрезал? Не помню... Но, конечно, своего он добился — его герцогиню признали все. Ближайшие друзья его поддерживали — может, решили, что лучше она, чем я?.. Мы расстались, конечно. Увы, законный брак, да еще по любви, — надежнейшая из клеток. Он, кажется, даже не изменял жене никогда. Впрочем, учитывая ум и опыт этой дамы, ничего удивительного.

Окделл? Надо же вам было его вспомнить... Ну разумеется, такие сплетни не забудутся и через четыреста лет. Почему-то этот бестолковый мальчишка считается то ли моей главной жертвой, то ли любовью всей моей жизни — а чаще и тем и другим сразу. Полный бред. Верно, мне пришлось потратить на него пару месяцев после Излома — он был на грани помешательства и вполне мог покончить с собой, и, как обычно, все его проблемы свалились на меня... Что может быть хуже, чем истеричный краснеющий девственник! ...Что с вами? Поперхнулись?.. Он еще и извинялся по любому поводу — хотя это выглядело довольно мило, особенно в постели. Когда он немного пришел в себя, я отправил его в Торку — туда как раз возвращались его приятели-бергеры — и был счастлив забыть о его существовании. Потом, правда, доходили слухи, что он стал причиной серьезных раздоров в одном почтенном бергерском семействе, из-за него даже поссорились близнецы... видимо, юноша вошел во вкус, но тут я ни за что не ручаюсь. Сам я его больше не видел.

После войны ничего особенно интересного не было. У меня не хватало времени на поиски приключений, как и на обычный сон, впрочем, и я долгое время встречался с одной милой дамой... а, вы даже слышали? Ну что ж, это было не худшее время моей жизни. Странная история? А что вы видите странного? Она была вдовой, не особенно красивой, тут слухи не лгут, но я не знал другой женщины, которая так мало бы меня раздражала днем. Поначалу она собиралась утешить меня — вы помните, тогда как раз скончалась королева. Не то, чтоб я сильно переживал, но способ утешения мне так понравился... и, как я уже сказал, мы чудесно ладили. Позже мне пришлось жениться, она захотела перебраться к внукам... Хотя мы встречались и потом. Нечасто, но все же...

Думаю, пора заканчивать мой рассказ. Все равно ничего занятного в нем уже не будет. У регента слишком мало времени на развлечения, не зря я так старался отвертеться. Конечно, политика тоже дельце не для ангелов, но можно ли считать грехом совершенное на благо государства? К тому же... Такие мелочи, как дуэли, войны, потоп, вас ведь не слишком интересуют? Ну вот и хорошо. Я, признаться, устал, да и вам неплохо бы отдохнуть. Вы правы, я ни в чем не раскаиваюсь. Глупо каяться в том, о чем нисколько не сожалеешь. Но знаете, какое преимущество есть у грешников? В старости есть что вспомнить. Молиться? Не думаю, что моей душе так уж нужны ваши молитвы, но если вам так хочется — не буду спорить. Надеюсь, мои воспоминания несколько скрасят вам это занятие. Всего доброго.
© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.