Возмутитель спокойствия

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Клофелия
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Джен
Пейринг: Ричард Окделл и другие
Рейтинг: G
Жанр: Humor Modern-AU
Размер: Драббл
Статус: Закончен
Дисклеймер: Мир и герои принадлежат В. Камше
Аннотация: Модерн-AU, те же минус Рокэ. Впрочем, этот минус ненадолго.
Комментарий: С феста ко дню рождения Ричарда Окделла
Предупреждения: нет

Вообще-то Ричард не собирался звать гостей, но Айрис сказала, что непременно придет поздравить его. За ней увязались матушка и две других сестры.

Нет, он любил, когда родные приходили к нему домой. В этот раз все тоже было довольно весело, несмотря на то, что Дейдри разбила вазу, а матушка сначала коротко поздравила его с днем рождения, а затем долго ругала за грязный стол и пятно на обоях.

Потом пришел Эпинэ со своей ручной крысой, и стало весело вдвойне. Девушки визжали, Клемент гордо шествовал по столу; кажется, опять что-то разбилось, но на это всем было уже плевать.

Когда крысу все-таки поймали и посадили в картонную коробку, когда гости расселись вокруг стола, протертого Мирабеллой, и Эпинэ предложил первый тост, раздался звонок в дверь. Открыв ее, Ричард обнаружил на пороге Валме в компании каких-то женщин. Он точно помнил, что не приглашал никого из них, но Валме принес гитару, так что не впустить его было бы невежливо.

Эпинэ пошел к соседям за стульями. В бокалы долили еще вина. Где-то между вторым тостом и закусками явился Валентин — без подарка, зато с фотоаппаратом. Валме почему-то страшно обрадовался этому и тут же затянул песню. Дамы подхватили. Кажется, подпевала даже матушка, хотя Ричард, поразмыслив, решил списать это на слуховую галлюцинацию.

Во время второй песни пришла соседка снизу. Она тоже не принесла подарка, напротив, пригрозила, что вызовет полицию, если это не прекратится. Валме прекращать не желал, и сразу после десятой песни полиция все-таки приехала. Все поругались, потом помирились, на обоях прибавилось пятен, и, не успел Ричард оглянуться, как стражи порядка уже пили наравне с остальными.

Он смутно припоминал, что позже к компании присоединились госпожа Арамона, Селина и Герард, но откуда они взялись, сказать не мог. В комнате стало тесно, так что в какой-то момент Ричард поднялся, чтобы глотнуть свежего воздуха. Незнакомец с золотыми волосами и наглым взглядом, державший на коленях кошку, свободной рукой ухватил его за рукав, заставив помедлить.

— Твой подарок на кухне! — доверительно сообщил он.

Ричард кивнул и поблагодарил. Он немного боялся, что кошка съест Клемента, но, если подумать, это были не его проблемы.

В коридоре Ричард наткнулся на фотоаппарат, забытый Валентином, и машинально пролистал первые несколько снимков: вот Валме позирует с бокалом вина в одной руке и гитарой в другой, вот торт в воздухе, вот Эпинэ в прыжке, вот какие-то размытые цветные пятна. Ричард осторожно вернул фотоаппарат на место и пошел дальше.

На кухне тоже сидели люди и раздавался гул голосов. Пахло табачным дымом. Завидев Ричарда, гости немного подвинулись, чтобы он мог пройти, хотя он сам не знал, куда идет. Никакого подарка поблизости не наблюдалось. Поозиравшись по сторонам, Ричард направился в угол. От выпитого у него начинала болеть голова. Хотелось только одного: сесть куда-нибудь и немного расслабиться. Он был очень благодарен всем гостям за то, что они пришли, но, если честно, не возражал бы, если бы их вдруг стало вполовину меньше.

Около батареи сидел черноволосый красавец с невозможно синими глазами. Он смотрелся дико, неуместно, как будто попал сюда из другой реальности. Впечатление довершало то, что на его правом запястье болталось кольцо наручника, тонкой железной цепочкой соединенной с другим таким же, защелкнутым вокруг трубы.

— А вы что здесь делаете? — спросил Ричард, не придумав ничего умнее.

— Меня привезла полиция, — пояснил тот.

Ричард сообразил, что это, должно быть, преступник, которого приковали к батарее, чтобы он не сбежал. Как ни странно, это не вызвало тревоги. Сегодняшний день просто не мог стать еще более безумным.

— За что вас арестовали? — поинтересовался Ричард, устало присаживаясь рядом.

— За пропаганду, — откликнулся гость.

Он не сказал, что именно пропагандировал, а Ричард отчего-то постеснялся спрашивать.

Впрочем, несмотря на это, разговор вскоре наладился. Он был интересным собеседником, этот возмутитель общественного спокойствия, правда, немного более язвительным, чем надо, но к этому Ричард почему-то почти сразу привык. Он чувствовал себя так, будто сегодня, сию минуту ему вернули что-то забытое, но безмерно дорогое, и сам не мог понять, откуда взялось это ощущение праздника.

— Соседка опять приходила, — прервал общение Эпинэ, заходя на кухню. — Сказала, что гости мешают ей спать и что веселиться надо на улице.

Прежде, чем Ричард успел отреагировать, его случайный собеседник легким движением освободился от наручников. Вид у него при этом был такой, словно ему, наконец, надоело подыгрывать полицейским, теша их самолюбие.

— Ну, — объявил он, растирая запястье, — раз такое дело, мы идем на улицу.

И потянул Ричарда за собой, оставляя позади ошарашенного Эпинэ, гитарные переборы, гул толпы — словом, все, что не имело отношения к ним двоим.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.