Проза жизни

Открыть весь фанфик на одной странице
Загрузить в формате: .fb2
Автор: Клофелия
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Слэш
Пейринг: Рокэ Алва/Ричард Окделл Валентин Придд Айрис Окделл Альдо Ракан
Рейтинг: R
Жанр: AU Romance Humor
Размер: Макси
Статус: Закончен
Дисклеймер:

Все герои произведения совершеннолетние.

Мир и герои принадлежат В. Камше
Аннотация: на заявку "Алвадик. Modern AU. Блоги. Знакомство в интернете. Алва - трололо, Ричард - правильный читатель".
Комментарий: нет
Предупреждения: нет

«Если вам не нравятся мои стихи, могли бы просто игнорировать их. К чему оскорбления? Человеку, у которого на аватарке государственный герб, не пристало так себя вести. Глядя на этот рисунок, я думал, будто разговариваю с культурной личностью, но вы меня разочаровали».

Перечитав комментарий, Ричард счел его достаточно метким и нажал на кнопку «Отправить». Следующие пару минут он обновлял страницу в ожидании реплики оппонента. Ответ не заставил себя долго ждать.

«Напротив, ваши вирши приводят меня в восторг! Именно это я и пытался до вас донести. Мое преклонение было так велико еще и потому, что, глядя на вашу аватарку, я думал, будто разговариваю со свиньей, а эти животные обычно не склонны к стихоплетству».

Ричард заскрежетал зубами и торопливо напечатал, что это не свинья, а вепрь, который, как известно, является древним и благородным животным. Посоветовав собеседнику впредь не демонстрировать свое невежество, он отправил комментарий и какое-то время был вполне доволен собой. Впрочем, ликование длилось недолго. Чуть позже Ричарду пришло на ум, что можно было ответить более тонко. В самом деле, разве человек с пошлым ником black_raven имел моральное право критиковать чужие юзерпики? Разумеется, нет.

«Спасибо, что просветили меня. Согласен, вепри – весьма благородные животные, если уж они способны писать стихи. Сколько нового и интересного я сегодня узнал!»

В бессильной ярости погрозив экрану кулаком, Ричард откинулся на спинку стула. Теперь у него появился еще одна причина, чтобы ненавидеть интернет. Надо сказать, поводов и без того уже набралось предостаточно.

Список претензий Ричарда к всемирной паутине начинался с того, что она забрала у него Альдо. Закадычный приятель был практически единственным, кто соглашался слушать его стихи. Правда, взамен он требовал, чтобы Ричард делал за него контрольные работы по теории управления государством, но, в конце концов, свои недостатки имелись у каждого. Ричард прощал другу и любовь к списыванию, и вычурные наряды, и вечные хвастливые рассказы о знакомстве с влиятельными банкирами. Кстати, несмотря на то, что Альдо был на короткой ноге с финансистами, денег у него никогда не водилось. Сам он объяснял этот феномен лаконично и емко:

— Кончились!

После чего с обезоруживающей улыбкой просил Ричарда дать ему в долг до стипендии, клялся, что непременно все вернет, но не возвращал, поскольку стипендию ему давно не платили.

Сотрудничество продолжалось до тех пор, пока Альдо не увлекся онлайн-игрой. Открыв для себя виртуальный мир, он решил, что завоюет собственное королевство без всяких там теорий управления, и с головой ушел в бои. Теперь они с Ричардом почти не общались. Иногда Альдо публиковал у себя в дневнике скриншоты, демонстрируя очередные штаны с крыльями, которые он купил персонажу. Ричард не знал, как это комментировать, и отделывался общими фразами о том, что штаны и впрямь симпатичные.

Следующими жертвами интернет-зависимости стали мама и сестры Ричарда. В этом он мог винить только себя, потому что собственноручно настроил им доступ в сеть. Кто же мог предвидеть, что матушка засядет на религиозном форуме, а Айрис начнет просматривать сайты знакомств? Дозвониться до родных стало невозможно, потому что они пользовались модемом. Впрочем, изредка они снисходили до того, чтобы написать Ричарду в аську. Их короткие послания казались ему приветом из другого мира.

Он чувствовал себя ужасно, ужасно одиноким.

Казалось бы, печальный опыт должен был предостеречь Ричарда от ошибок, но, когда симпатичная аспирантка Катари, по которой он вздыхал уже года два, пригласила его домой, чтобы наладить соединение с интернетом, он с готовностью согласился. По правде говоря, в глубине души Ричарда теплилась надежда, что Катарина просто изобрела благовидный предлог, чтобы остаться с ним наедине. Провозившись весь вечер с проводами, он чувствовал себя обманутым. Катари не только не предпринимала никаких попыток к сближению — она даже не предложила ему чаю! Этой бессердечной особе не был нужен он сам, только его умение разбираться с настройками компьютера.

Обретя долгожданный доступ в сеть, Катари пропала. Она больше не появлялась в университете. Ричард лишился возможности наблюдать, как она идет по коридору, беседует с преподавателями или аккуратно, стараясь не испачкаться, ест подтаявшее мороженое в столовой. Он тосковал по тем временам, когда мог безнаказанно любоваться ею. В сущности, он почти ничего не хотел от Катари — только изредка видеть ее, смотреть на игру света на ее волосах, ловить улыбки, предназначавшиеся другим. Он давно привык довольствоваться малым, но теперь потерял и то немногое, что имел.

С тех пор он окончательно возненавидел интернет. Тем не менее, виртуальный мир оставался единственным местом, где он мог найти Катари. Задействовав все свои связи, он обнаружил ее дневник. Это была победа. Ричард зарегистрировался на том же сайте и добавил Катари в друзья. Правда, он пока не решался комментировать ее посты, зато набрался мужества и выложил посвященное ей стихотворение. Он мечтал, что Катари это оценит. Разве могло выйти иначе? Ведь он вложил в послание всю свою душу! В десяти четверостишиях он подробнейшим образом описал неземную красоту Катари, ее нежность и грацию.

Увы, жестокая возлюбленная не отреагировала на поэму. Прочие читатели тоже проигнорировали шедевр, что повергло Ричарда в уныние. Единственный комментарий, который получил Ричард, был от незнакомого пользователя. Послание звучало коротко и ясно: «Спасибо, подрочил».

Оскорбившись до глубины души, Ричард полчаса придумывал достойный ответ. Разумеется, тогда он и подумать не мог, что дискуссия сведется к обсуждению свиней.

В общем, поводов не любить интернет стало еще больше.

Справедливости ради надо сказать, что поводы ненавидеть реальность у Ричарда также имелись. Точнее, повод был один. Он звался Валентином Приддом и делил с Ричардом комнату в студенческом общежитии.

Если бы когда-нибудь вражеские разведчики поймали Ричарда и принялись выпытывать у него, за что он так ненавидит Валентина, он бы ничего не сказал. И не потому, что был очень стойким, а потому, что сам не понимал, с чего взъелся на соседа по комнате. По большому счету, тот не сделал ничего плохого. Он носил щегольский пиджак из фиолетового бархата, смотрел на окружающих свысока и всегда сдавал сессию лучше Ричарда, хотя на лекции почти не ходил, — но эти поводы были какими-то несерьезными для полноценной вражды. Вот если бы Валентин воровал у Ричарда еду или разводил в комнате беспорядок, все стало бы на свои места, однако ничего подобного он не делал.

Очевидно, следовало признать, что, кроме любви с первого взгляда, существует столь же беспричинная и жгучая ненависть.

***

Несколько минут Ричард злобно пялился в экран, надеясь, что мерзкий комментарий испарится сам собой, но ничего подобного не произошло. Тогда он полез в дневник человека, называвшего себя Рэйвеном. Увы, тут его ждало разочарование. Блог почти полностью состоял из пересказа новостей: пьяный водитель трактора сбил пешехода, выхухоль в зоопарке родила троих детенышей, правительство обсудило очередную реформу. Иногда Рэйвен присовокуплял к этому саркастические комментарии. Редкие записи, не относящиеся к событиям в стране, шли под тэгом «психическое» и содержали описание забавных бытовых случаев. Писал Рэйвен хорошо, хоть и чересчур язвительно. Ричард невольно почувствовал нечто вроде зависти.

Из любопытства он заглянул в профиль Рэйвена. Ничего особенного: тридцать семь лет, работает редактором какого-то интернет-издания, живет в Олларии. Выяснив, что они из одного города, Ричард испытал желание выследить и убить подонка, но быстро отказался от этой мысли. Судя по количеству постоянных читателей, Рэйвен пользовался большой популярностью. Кто-нибудь вполне мог отомстить за него.

Чтобы хоть как-то успокоить нервы, Ричард отправил Айрис сообщение о том, какими подлыми бывают люди. Он не ожидал получить ответ, но девушка неожиданно отозвалась.

«Тебя кто-то обидел?» — написала она.

Ричард принялся торопливо печатать, промахиваясь мимо нужных клавиш. Он рассказ сестре о стычке с Рэйвеном и даже скопировал комментарии, чтобы Айрис могла оценить всю глубину его коварства.

«Я помню этого человека. С ним лучше не связываться. Просто закрой ему доступ в свой дневник, и все», — ответила она.

«Почему?»

Айрис набирала ответ довольно долго. Ричард успел отхлебнуть чаю, проверить почту, подумать о том, что надо бы стереть все реплики Рэйвена, и отмести эту мысль как малодушную.

«Это же сам Рэйвен! Если он решил тебя достать, то ни перед чем не остановится. От него все в ужасе. Говорят, он довел одного парня до самоубийства. Этого несчастного звали Джастин Придд».

Ричард подавился чаем. Он точно знал, что у Валентина был старший брат, погибший какой-то некрасивой смертью. Сам Валентин никогда об этом не рассказывал, но его однокурсники порой смаковали подробности. Ричард пожалел, что в свое время не прислушался к их беседам. Он считал ниже своего достоинства вникать в сплетни, пусть даже они касались врага.

Выходит, Рэйвен и впрямь был чудовищем. Впрочем, разве бесстрашному человеку с вепрем на аватарке пристало бояться тяжелых испытаний?

«Я не отступлюсь», — написал Ричард.

Айрис немного помолчала, а затем от нее пришло короткое сообщение.

«Ну и дурак».

«Ты не понимаешь! Задета моя честь, и я не собираюсь оставлять это без внимания. Рэйвен еще не понимает, с кем связался. Я отомщу ему».

«Интересно, каким образом?»

Тут Ричард задумался. Он пока не представляя себе конкретные способы расправы с обидчиком, знал только, что возмездие будет жестоким. В поисках вдохновения он покосился на стену, увидел плакат с осьминогом, принадлежавший Валентину, и быстро отвернулся, чтобы не расстраиваться. Все вещи соседа по комнате были такими же мерзкими, как он сам. Валентин привез с собой из дома не слишком много имущества, но оно каким-то непостижимым образом расползлось по комнате. Словно холодный склизкий спрут протянул свои щупальца через все помещение. Серое покрывало, расшитое мелкими перламутровыми камешками, скучные книги без картинок, какие-то офисные штуки вроде степлеров и дыроколов — все это занимало кучу места и нахально лезло Ричарду на глаза. Чтобы хоть как-то противостоять натиску, он выпросил у мамы подставку для цветов и гордо установил ее на своей половине территории. Цветов в общежитии отродясь не водилось, а подставка мешала заходить в комнату не только Валентину, но и самому Ричарду, и редким гостям, но, тем не менее, справедливость была восстановлена.

Ричард поправил абажур настольной лампы. Почистил клавиатуру. Отпил еще чая, с горечью подумав о том, что на любимой кружке появилась трещина. Наконец, его осенило. Придвинув к себе клавиатуру, он решительно напечатал:

«Я напишу политический памфлет про Рэйвена!»

Айрис почему-то никак не отреагировала. Наверное, она находилась под столь сильным впечатлением от храбрости Ричарда, что временно не могла общаться.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.