Дезертиры

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Клофелия
Бета: Etel Bogen
Гамма: Jenny
Категория: Джен
Пейринг: Джейк Гиттес Рокэ Алва Ричард Окделл
Рейтинг: PG
Жанр: Drama Modern-AU
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: Кэналлийское — Алве, тюрегвизе — Матильде, касеру — Клементу, героев — Камше, а мы просто играем.
Аннотация: Взявшись за расследование очередного дела, детектив Гиттес получил совсем не то, на что рассчитывал.
Комментарий: Написано на Фандомную битву – 2012.
Предупреждения: Кроссовер с фильмом «Китайский квартал».

Вместо виски детектив Джейк Гиттес мог бы запросто пить воду, неразбавленный спирт или бензин — результат был бы таким же, то есть никаким. За то время, что прошло со смерти Эвелин, ему ни разу не удавалось напиться по-настоящему: мысли становились более тяжелыми и неповоротливыми, однако сохраняли прежнюю кристальную ясность.

Все это, наверное, следовало разъяснить посетителю, который, войдя в его кабинет, первым делом втянул носом воздух и понимающе хмыкнул. Однако Джейк ничего объяснять не стал. В конце концов, перед ним стояла не какая-нибудь нервная дамочка из числа тех, что вечно подозревают своих мужей в неверности, сокрытии части доходов и Бог весть в чем еще, вплоть до тайного сговора с нацистами, а невозмутимый мужчина, которому было хорошо за тридцать. Судя по лицу гостя, по наглому прищуру синих глаз, он много чего в жизни повидал и много чего совершил сам, причем не всегда это были такие поступки, о которых можно без стыда рассказывать внукам. Пьяные дебоши точно имели место быть, прикинул Джейк. А значит, нечего стесняться.

— Садитесь, — он указал в сторону кресла, пропустив обычное в таких случаях приветствие. Длинное слово «здравствуйте» произносить не хотелось.

Посетитель подошел ближе. Во всех его жестах, от нарочито независимого поворота головы до угловатой поступи, чувствовалось скрытое напряжение, как будто он пару месяцев находился на грани срыва, но благополучно загнал это внутрь. Расположившись напротив Джейка, он поправил жесткие крахмальные манжеты рубашки, выглядывавшие из рукавов пиджака, и с вызовом уставился в глаза собеседника. Джейк потратил возникшую паузу на то, чтобы внимательнее приглядеться к гостю. Отметил новенький, только что от портного, черный костюм в мелкую полоску, щегольскую трость, которую клиент прислонил к креслу, явно не зная, что с ней делать. Он вообще производил впечатление человека, который приехал издалека и не вполне освоился с местными обычаями.

— Нальете и мне тоже? — спросил гость, кивнув на бутылку виски.

Хотя, может, и освоился.

Джейк крякнул, ловко пододвинул незнакомцу стакан и откупорил бутыль. Отчетливо и резко запахло спиртным. Гость опрокинул напиток одним глотком, не поморщившись. Да, без пьяных дебошей в прошлом дело явно не обошлось.

— Ну и мерзкое же пойло, доложу я вам!

Джейк счел это за комплимент. Начало беседы было положено.

— Итак, мистер... — он сделал паузу, давая клиенту возможность назвать себя.

— Алва. Рокэ Алва.

Иностранец, как Джейк и думал. Интересно, откуда он приехал? По имени было нипочем не угадать, да и акцент какой-то незнакомый, певучий, словно гость ленился тратить энергию на скороговорки. Все это никак не облегчало задачу. С юга, возможно? Да нет: кожа бледная, как будто сто лет не выходил на солнце. Черт его разберет, этого Рокэ Алву.

— Мне рекомендовали вас как самого успешного детектива в Лос-Анджелесе, — продолжил визитер. — Все наперебой твердили, что после того дела с убийством Холлиса Молрэя вы...

Джейк махнул рукой.

— Можете не продолжать.

Откуда бы ни приехал этот Алва, он успел разобраться в последних событиях. Наверное, читал газеты. «Лос-Анджелес Таймс» неделю или две склоняла имя Джейка на все лады. Он раскрыл убийство видного чиновника, он обнаружил тайные махинации с землей, он... Удивительно, как ему еще не икалось от такой популярности.

Слушать свою историю из чужих уст смысла не было, поэтому Джейк поспешил перевести разговор:

— Что же заставило вас прибегнуть к моим услугам?

За годы работы Джейк навидался всякого. Глядя на посетителя, он обычно мог заранее сказать, зачем тот явился, но сейчас все оказалось не так просто. Алва не был похож на человека, имеющего проблемы с супругой. Женщины обычно висли на таких холеных наглецах пачками, и ни одна в здравом уме не стала бы ему изменять. Возможно, ему, напротив, нужно было замести следы супружеской измены. Или он кого-то убил и теперь скрывался. Оба варианта выглядели вполне вероятными. Подумав, Джейк все же озвучил второй.

— Вы кого-то прикончили?

Алва хмыкнул.

— Да, но я здесь не поэтому. Мне нужно, чтобы вы нашли одного человека.

— Женщину?

— Нет, юношу. На вид ему около восемнадцати лет, примерно одного со мной роста, русые волосы, серые глаза. Его зовут Ричард Окделл.

О том, кем ему приходится пропавший, Алва предпочел не распространяться. Джейк решил, что мальчишка успел насолить клиенту. Наверное, смылся с его деньгами. О таких вещах обычно стыдятся рассказывать. Еще бы, такой крутой тип, а позволил какому-то ушлому пареньку себя провести. На его месте Джейк тоже предпочел бы помалкивать.

— Фотография есть? — деловито спросил Джейк.

Алва посмотрел на него так, словно не понимал, о чем вообще речь.

— Какой-нибудь портрет? Личные вещи? Хоть что-нибудь?

— Нет, ничего такого. Но я могу вам все рассказать на словах, а вы нарисуете.

Последний раз Джейк рисовал еще в школе. Он набросал фигуру голой женщины на промокашке. Разумеется, это нисколько не могло помочь в поисках Окделла. Джейк закатил глаза, раздумывая, не послать ли Алву ко всем чертям или, еще лучше, к кому-нибудь из конкурентов.

— Я заплачу вам вдвое больше того, что вы обычно берете за такую работу, — сказал тот, словно догадавшись о его сомнениях.

Джейк улыбнулся.

— Что же, это меняет дело.

***

Портрет Ричарда заказали художнику с соседней улицы, но дело не сдвинулось с мертвой точки. У парня не было ни родственников, ни друзей — вообще никого. Ни единой зацепки. Алва, со своей стороны, не мог даже примерно сказать, где следует искать мальчишку. Он сообщил, что Окделл вечно влипает в крупные неприятности, но в Лос-Анджелесе, как в любом большом городе, они имели свойство происходить одновременно в двадцати разных местах, что несколько затрудняло поиск. Попытка прочесать улицы и навести справки в китайском квартале тоже ни к чему не привела. Шла уже вторая неделя розысков, а результата все не было. Возможно, события развивались бы чуть быстрее, если бы Джейк не пытался искать Окделла в барах, промышлявших торговлей контрабандным спиртным, и не пропускал там стаканчик-другой. Впрочем, это была несущественная подробность.

Джейк несколько приуныл. Таких тухлых дел на его памяти давненько не случалось.

Отложив блокнот, в котором кружочками были обведены самые сносные из идей, пришедших ему в голову, он встал из-за стола и потянулся. Как ни крути, работа отвлекала, помогала забыться. Почти как спиртное, только без побочных эффектов. Благодаря вечной занятости он теперь вспоминал об Эвелин всего пару раз в день — своеобразный рекорд.

Возможно, именно поэтому Джейк до сих пор не ушел на покой.

Он сделал пару кругов по комнате, прислушиваясь к звукам, доносившимся с улицы. У людей как раз начиналось утро. Город медленно просыпался. Мимо окна несколько раз прошел мальчишка-газетчик, выкрикивавший высоким, звенящим голосом:

— Ворон снова вышел на тропу войны! Прошлой ночью ограблен еще один банк!

Интересно, где их учат так рвать глотку, подумал Джейк. В хоре этот зазывала, что ли, пел?

Вопли мешали сосредоточиться. Он открыл окно и высунулся наружу по пояс.

— Шел бы ты отсюда, — почти ласково посоветовал он мальчишке.

— Купите газету, тогда уйду.

Спорить не хотелось. Джейк сходил за бумажником, оставшимся на столе, и отсчитал несколько монет. Взамен торговец протянул ему слипшиеся листы, от которых пахло типографской краской. Джейк расправил страницы и чуть не выронил газету из рук.

С первой полосы на него глядел Рокэ Алва, вооруженный новеньким блестящим пистолетом. Картинка была смазанной, но сомнений в том, что это он, возникнуть не могло. Алва глядел прямо в камеру, дерзко и с вызовом, как будто знал, что его снимают, и хотел предстать перед публикой в самом выгодном свете. Ниже помещалась еще одна фотография: он же, только теперь в полный рост, на фоне перепуганных сотрудников банка. Пистолет никуда не делся. Подпись под снимком гласила, что изображенный человек есть не кто иной, как Ворон, дерзкий грабитель, за поимку которого назначено солидное вознаграждение.

Джейк пробежал глазами заметку, затем швырнул газету в кресло. Его удивление быстро прошло, сменившись отрешенным спокойствием. Теперь, по крайней мере, было понятно, почему Алва мог себе позволить платить двойную цену. Вопросы вызывало только то, что он не потрудился хоть как-то скрыть лицо, словно желал, чтобы о нем узнало как можно больше народу. Впрочем, Джейку не хотелось с этим разбираться. Один раз он уже пытался играть в борца за справедливость. Ничего хорошего из этой затеи не вышло, да и выйти не могло.

— Доброе утро, мистер Ворон, — только и сказал он Алве при следующей встрече.

Тот приподнял бровь.

— О, вы читаете «Лос-Анджелес Таймс»? Мой вам совет: прекращайте. На редкость паршивая газетенка.

На этом тема с ограблением была закрыта. О том, что должно твориться в полиции, чтобы разыскиваемый преступник мог себе позволить праздно шататься по городу в любое время, когда ему взбредет на ум, Джейк тоже предпочитал не думать. Тот факт, что система прогнила насквозь, отнюдь не стал для него новостью, так к чему было забивать голову бесплодными рассуждениями?

***

Газетенка, может, и была паршивой, однако в итоге она все-таки сослужила Джейку хорошую службу. Правда, поначалу он не понял своего счастья и чуть не выставил вон худого юнца с мятыми листами в руках, решив, что это очередной ушлый продавец.

— Пошел вон, — буркнул Джейк, мельком взглянув на посетителя, который топтался в дверях, и снова отвернувшись.

Судя по бутылке виски, полной на две трети, время едва-едва перевалило за полдень. Солнце, еще по-летнему щедрое, заливало комнату. От яркого, слепящего белого света побаливала голова. До состояния блаженного алкогольного забытья было далеко, как до Китая, поэтому Джейк по привычке немного злился. Черт бы побрал всех сослуживцев, промелькнуло у него в голове. Превратили офис в проходной двор.

— Я, собственно, по делу... — нерешительно начал гость.

Что-то в его выговоре показалось Джейку знакомым, но он не хотел вдумываться.

— Не собираюсь ничего покупать.

— А я ничего и не продаю.

Джейк поднял голову.

— Да? Тогда что ты здесь забыл?

Парень торопливо развернул сегодняшний номер газеты. На первой странице снова красовалась фотография Ворона — не та, что раньше. Видимо, у репортеров наступил мертвый сезон, и им было больше не о чем писать.

— Я хотел попросить вас найти этого человека, — сказал посетитель.

Только тут Джейк дал себе труд взглянуть внимательнее. Перед ним стоял обычный парень, ничем не примечательный. Он слегка сутулился и явно не знал, куда девать руки. Его штаны обтрепались, а пиджак, покрытый слоем въевшейся пыли, был не по сезону теплым. На простоватом лице гостя застыло непередаваемое выражение: смесь вины, надежды и страха. Это не добавляло ему привлекательности. Если и было в нем что-то красивое, так это ресницы — длинные, с острыми кончиками, отбрасывавшие тень на щеки. Любая девчонка удавилась бы от зависти, увидев такие, а этот тип хлопал ими, как ни в чем не бывало, и таращился на Джейка.

— Я, правда, не смогу заплатить вам сразу всю сумму... — забормотал он, когда пауза стала совсем неловкой. — Но, если вы не возражаете, согласен отработать. Я умею фехтовать, таскать тяжести и копать ямы, и еще пишу стихи. Хотя последнее вас вряд ли заинтересует, потому что, честно говоря, они плохие...

Джейк сообразил, наконец, где он прежде слышал такой акцент.

— Ричард Окделл? — спросил он наугад, вовсе не будучи уверенным, что попал.

Гость смущенно кивнул.

— А откуда вы знаете мое имя?

— Неважно. Сдается мне, я смогу помочь, — он помолчал мгновение, а затем добавил: — Если не секрет, что такого ты спер у Алвы?

Окделл выпучил глаза. Он очень забавно выглядел, когда удивлялся.

— О чем вы? Я ничего не брал.

По тому, как это было сказано, Джейк понял, что мальчишка не врет. Неправда еще не въелась ему под кожу, не стала естественной частью жизни, а потому он не смог бы ввести кого-то в заблуждение по всем правилам — самостоятельно поверив в то, что глаголет истину.

— Черт с тобой, — озвучил Джейк свой вердикт. — Я помогу бесплатно.

Увидев, какой искренней радостью озарилось лицо Окделла, он понял, что не прогадал. Наверное, третий или четвертый раз на своем веку он соглашался работать просто так, из принципа, и впервые это не доставляло ему дискомфорта. Да и что мог предложить ему Окделл? В плохих стихах Джейк не нуждался, как не нуждался, впрочем, и в хороших, а из тяжестей имел в распоряжении только собственный крест, который при всем желании не получилось бы свалить на чужие плечи.

***

Встречу назначили в центральном парке. Джейк несся на всех парах, как машинист поезда, завидевший свет в конце туннеля. Стрелка спидометра судорожно дергалась рядом с максимальным значением. Один раз машина чуть не сшибла старую леди и ее кошку, но вся эта бешеная гонка оказалась напрасной. Когда Джейк припарковал автомобиль и дошел до центральной аллеи, никого еще не было на месте. Минут пятнадцать он бродил от одной скамейки к другой и, задрав голову, разглядывал низкое свинцовое небо. Было на удивление тихо. Осень постепенно теснила лето. Последние ясные дни, похоже, закончились. Время от времени начинал накрапывать мелкий дождик. Среди зеленой листвы то тут, то там проглядывали первые рыжие сполохи, чем-то похожие на седину в еще густых волосах.

Алва и Окделл, одновременно вышедшие на тропинку с разных сторон, увидели друг друга раньше, чем Джейка. Он не мог рассмотреть выражения их лиц, поскольку стоял слишком далеко, но по тому, как они ускорили шаг, как хрустнула сухая ветка под каблуком Окделла, понял, что мог бы вовсе не приходить. Эти двое прекрасно справились бы и без него.

Джейк сделал шаг назад. Следовало, наверное, развернуться и уйти, но профессиональное любопытство и еще какое-то чувство, которое более сентиментальный человек назвал бы надеждой на лучшее, заставило его остаться. Немного подумав, он отступил в тень дерева, чтобы с аллеи его не могли заметить. Впрочем, не то чтобы кому-то было до него дело.

Окделл почти бежал, но в двух шагах от Алвы вдруг споткнулся, словно наткнувшись на невидимую преграду, и напряженно замер.

— Здравствуйте, юноша, — сказал Алва.

— Добрый день, эр Рокэ. — Окделл помолчал, потом добавил: — Я понятия не имел, что вы тоже здесь, пока не увидел фотографию в газете.

— Она там для того и появилась, — негромко ответил Алва.

Он грабил банки, чтобы дать о себе знать? Отличный план, ничего не скажешь. Джейк был готов аплодировать такой стратегии.

Вообще-то встреча выглядела довольно странно: Алва и Окделл, вопреки всем ожиданиям Джейка, не нападали друг на друга, не пытались обвинять или оправдываться, но радости на их лицах тоже не наблюдалось. Джейк пытался слушать, о чем они говорят, но поймал себя на том, что ничего не понимает. Все это напоминало какой-то грустный бред. Вроде бы Окделл отравил Алву, и тот умер — или почти умер, поправил мысленно Джейк, — а потом, терзаемый чувством вины, незадачливый преступник сам хлебнул яда, а еще потом они оба непонятно как очутились в Лос-Анджелесе.

— Давно вы тут? — спросил Алва.

— Больше года. Сначала было странно, а потом я привык. Здесь много интересного. Вы видели самодвижущиеся повозки? И еще эти, как их, телефоны.

Ответа не последовало, и Окделл, только начавший воодушевляться, смущенно умолк. Впрочем, молчание длилось от силы пару мгновений, а затем он заговорил вновь.

— А что в Талиге? Вы выиграли войну?

— Выиграю, без сомнения, но пока что рано говорить об этом как о свершившемся факте. Здесь время течет иначе. Вы провели тут больше года, а у нас прошло от силы полтора часа.

Переход от темы к теме казался Джейку слишком резким и внезапным. Ему впервые пришло в голову, что оба его клиента — просто городские сумасшедшие, хоть и не совсем типичные. Обычно люди такого сорта несли чушь о конце света, а эти, надо же, выдумали объявить Лос-Анджелес частью какого-то Лабиринта, в котором они якобы застряли. С фантазией у них явно все было более чем в порядке, а вот с головой — не особо. Чем дольше Джейк слушал, тем сильнее становилось ощущение, будто у него самого тоже вот-вот поедет крыша.

— Ричард, нам нужно уходить отсюда, — несколько раз повторил Алва. — Я пришел, чтобы забрать вас, понимаете вы это или нет?

Окделл упрямо мотал головой и понимать не хотел.

— Куда я пойду? — вопрошал он. — Вы не хуже моего знаете, что Кэртиана меня не принимает. Мне нет места в том мире. Даже деревья и камни отвергают меня. Здесь я, по крайней мере, не чувствую такого. Кажется, Создателю в кои-то веки плевать, что со мной будет, и это немного похоже на счастье.

Они все так же держались на расстоянии двух шагов друг от друга, словно боясь переступить некую черту. Бывшие деловые партнеры никогда бы не стали так себя вести — давно бы уже вцепились друг другу в глотки или схватились за пистолеты. Джейк понял, что Алву и Окделла связывает что-то личное, но не мог сообразить, что именно, да и, честно говоря, ему не слишком хотелось копаться в чужих мрачных тайнах.

— Вы знаете, что пустота непременно должна быть заполнена? — донесся до Джейка голос Алвы. — Если вы не займете свое место, на него придет другой, ваш злой двойник, и все будут думать, что совершенные им подлости — дело ваших рук. Вы этого хотите?

Окделл закрыл лицо руками. Из-за этого его речь стала невнятной, но Джейк все же разобрал отрывок фразы:

— Все, чего я хочу — жить спокойно, — тут Окделл убрал ладони от лица и с какой-то отчаянной решимостью шагнул вперед. — Прошу вас, останьтесь со мной! Нам больше не придется сражаться. Не придется никого убивать. Мы сможем...

На миг Джейк и впрямь поверил, что они смогут договориться, как в детстве верил: зубная фея существует, любовь длится всю жизнь, а люди никогда не умирают.

— Мы не сможем, — сказал Алва, возвращая всех с небес на землю.

Джейк едва удержался, чтобы не врезать ему, но, черт возьми, он был прав.

***

До Окделла дошло не сразу. Он пытался спорить, убеждать, горячился и топал ногами. В его голосе сквозили жалкие, просительные нотки, совсем не вязавшиеся с воинственным видом. Джейк впервые подумал, что он, в сущности, совсем мальчишка, который пока не понял, по каким правилам играют взрослые.

— Зачем вам туда идти? — спросил он в очередной раз, когда все аргументы оказались исчерпаны. — Это... из-за Катари, да?

— Вы, я вижу, так и остались безнадежным романтиком, — припечатал Алва. — Увы, глаза Катарины, как бы они ни были хороши, не заставят меня вернуться. Я нужен другой, более требовательной даме, и ее имя — страна. Без меня армия не сможет выиграть, а Фердинанд не удержит власть. Так что...

— Я понимаю, — сказал, вздохнув, Ричард.

Алва сухо кивнул. Он не выглядел победителем, да в этой ситуации и вовсе не могло быть выигравших, только проигравшие и дезертиры.

— Если вы встретитесь с моим двойником, вы его убьете? — спросил Окделл.

— Возможно. Но, скорее всего, кто-то другой успеет сделать это до меня.

— Хорошо, — голос Окделла предательски дрогнул. — Если вдруг... ну, словом, если выйдет так, что вы вновь окажетесь здесь, найдите меня. Я буду ждать.

— Непременно.

Где-то хрустнула ветка. Джейк опять перестал слушать, о чем говорят его клиенты. Он пытался сообразить, в какой стране сейчас может идти война, и даже вспомнил какие-то обрывки газетных статей, подходящие к случаю, но интуиция подсказывала ему, что все догадки ошибочны. Не было никакой Кэртианы, не было монарха по имени Фердинанд, были только два психа, запутавшиеся в своих бреднях. Впрочем, это не имело значения. Ничего не имело значения, кроме того, что один из этих сумасшедших уходил, а другой оставался.

Алва повернулся спиной к Ричарду и пошел прочь — без прощальных слов, буднично, словно они расставались всего на пару часов. Как ни странно, сейчас он казался более расслабленным, чем обычно. Линия плеч, до того резкая и изломанная, стала плавной, движения приобрели мягкость. Он словно смирился, наконец, с тем, что происходило. Так смиряются люди, когда после лета приходит осень: в какой-то момент внутреннее сопротивление исчезает, и на смену ему приходит тишина, в которой все чувствуется особенно остро.

Джейку вдруг пришло в голову, что решение сдаться на милость судьбы, наверное, самое сложное из всех, что приходилось принимать Алве, и при этом самое человеческое. Впервые за все время он, кажется, начал понимать своего клиента. Впрочем, толку от этого было немного.

Окделл беспомощно огляделся по сторонам, как будто искал поддержки, и заметил Джейка. Кажется, его это даже не слишком удивило.

— Вы все время были здесь? — спросил он на всякий случай.

Джейк издал неопределенный звук. Вдруг вспомнилось, что Алва, сукин сын, так и не заплатил за расследование. Эта мысль потянула за собой другие, такие же житейские, и стало немного легче.

— Знаешь что? — спросил Джейк, поманив к себе Окделла.

— Что?

— Думаю, тебе надо выпить.

Не то чтобы он полагал, будто это поможет Окделлу смириться с ситуацией, но, по крайней мере, спиртное давало шанс ненадолго забыть о ней. Иногда и это могло сойти за величайшее благо.

***

— Может, это был вовсе не эр Рокэ, — пробормотал Ричард, уставившись в одну точку. — Может, это злой дух пытался сбить меня с пути, чтобы я не нашел выход из Лабиринта.

Джейку начинало казаться, что пить с сумасшедшим — не самая лучшая идея. Виски не произвело на Окделла большого впечатления, но он все-таки опорожнил пару стаканов. Не то чтобы после этого его речь стала бессвязной, но она и раньше не отличалась логичностью построений. Окделл сидел боком к столу, неловко облокотившись на самый край, словно чувствовал себя здесь лишним, нервно глотал виски, пытался что-то рассказывать — Джейк особо не вслушивался, но даже так было понятно, что это полный бред. Когда Окделл прикидывал, как бы у него получилось грабить банки вместе с Алвой, это звучало почти нормально, но затем он несколько раз повторил, что так и не успел попросить прощения у своего эра, и понес чушь про отравления, дуэли и некую Катари, которая, ясное дело, была во всем виновата. В любой безнадежной истории с кучей смертей и предательств виноватой всегда оказывалась женщина — это Джейк успел усвоить очень хорошо.

Помощника, поначалу тоже принимавшего участие в беседе, пришлось выдворить вон из кабинета: он как-то уж слишком живо реагировал на то, что нес Окделл, и, кажется, даже записывал отдельные выдающиеся моменты. Не иначе, собрался донести. В этом городе никому нельзя было верить, кроме кошек и умалишенных.

— Вы согласны с тем, что это был дух? — осведомился Окделл.

— Полагаю, все возможно, — выкрутился Джейк.

Вступать в пререкания ему не хотелось. По-хорошему, следовало прекратить заниматься благотворительностью и выставить излишне разговорчивого собеседника за дверь, но Джейк пока что медлил.

— Или эр, напротив, был моим проводником, и тогда получается, что я дурак, — развил мысль Окделл. — Как вы думаете?

— Думаю, ты дурак в любом случае.

Джейк налил себе еще немного.

— Наверное, мне надо его забыть, — поделился Окделл.

Уточнять, о ком речь, не потребовалось.

— Забудешь, — обнадежил Джейк. — Рано или поздно все проходит.

Он вдруг осознал, что за весь день ни разу не думал об Эвелин. Более того, впервые он не смог вспомнить ее лица. Он представлял фигуру, одежду, но черты расплывались в памяти, как будто сотню негативов с ее портретом наложили друг на друга и проявили. Все смешалось. Джейк не знал, хорошо это или плохо. Вопрос был слишком сложным, чтобы обдумывать его в такой обстановке. И потом, он вроде как запретил себе предаваться бесплодным сожалениям.

— И что мне теперь делать? — спросил Окделл.

— А я знаю?

На самом деле Джейк вполне представлял себе, как ответить, но ему было лень ворочать языком. Что делать? Да просто жить дальше, потому что иного выхода все равно нет. Пользоваться набором маленьких земных радостей, что есть в распоряжении, пить, не пьянея, крутить романы с женами богачей и стараться не думать о том, что настоящее счастье, возможно, прошло мимо.

Ничего из этого Джейк, понятное дело, не сказал. В последнее время он стал слишком сентиментален, и это следовало прекращать.

— Или это все-таки был злой дух? — вернулся к своим бредовым рассуждениям Окделл. — Тогда непонятно, где мой проводник. Может...

Он не договорил и уставился на Джейка так, словно видел его впервые в жизни.

— Нет, — поспешно сказал тот.

— Понятное дело, вам нельзя признаваться, — покладисто кивнул Окделл. — Но вы мне поможете?

— В обмен на стихи? — поддел Джейк.

Окделл не понял иронии.

— Они же плохие.

— Да, я помню. Что еще ты можешь предложить? — Джейк помедлил, ожидая ответа, но не дождался и заговорил сам: — У нас не хватает людей. Хочешь поработать на подхвате? У тебя, конечно, не все дома, но на людей ты не бросаешься, и на том спасибо. Более адекватные личности в нашей профессии просто не задерживаются.

— Я пытался отравить эра, — напомнил Окделл, водя пальцем по ободку стакана.

— Тоже мне, удивил.

— То есть для вас это не проблема?

— Не больше, чем тот факт, что ты вечно несешь чушь. Я научился пропускать ее мимо ушей. Думаю, остальные тоже привыкнут.

Окделл кивнул с видимым облегчением.

— Тогда я согласен.

В его взгляде читалась решимость свернуть горы, но, попытавшись встать, он свернул со стола стакан, к счастью, пустой, и был вынужден усесться обратно. Все-таки виски оказалось коварной штукой.

— И все-таки, вы сможете меня вывести? — запоздало поинтересовался Окделл.

— Куда? — уточнил Джейк. — На чистую воду?

— Из Лабиринта.

Джейк поймал себя на том, что уже не видит противоречия в словах Окделла. Разве все люди не плутали в лабиринте своих страстей и желаний? Другой вопрос, что найти выход из него едва ли представлялось возможным. Но, в конце концов, почему бы не попробовать?

Остатки здравого смысла вопили, чтобы Джейк прекратил забивать себе голову всяким бредом и вернулся в реальность, но вряд ли реальности это было нужно. И уж точно это не было нужно Джейку.

— Я постараюсь, — сказал он.

По крайней мере, это была хоть какая-то цель. Джейк мельком поймал благодарный взгляд Окделла и посмотрел поверх его головы, туда, где за окном шуршали на ветру листья, еще только начавшие желтеть. Сентябрь медленно вступал в свои права. До тех промозглых дней, когда по городу стелется туман, а старые раны невыносимо ноют, оставалось еще достаточно времени, а значит, они с Окделлом вполне могли успеть.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.