Отгоревшее пламя

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Китайский танк
Бета: MANDARINA DUCK
Гамма: нет
Категория: Джен
Пейринг: Ричард Окделл Рокэ Алва
Рейтинг: G
Жанр: AU Angst
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: Мир и герои принадлежат В. Камше
Аннотация: Жизнь имеет свойство преподносить сюрпризы, даже тому, кто давно перестал их ждать...
Комментарий: нет
Предупреждения: ООС, deathfic

На первом этаже отворилась дверь. Быстрые, уверенные шаги по лестнице свидетельствовали, что пришёл хозяин. Слуги ходят торопливо и тихо, опасаясь нарушить покой господ, стража никуда не спешит, да и не ходят они поодиночке. Гостям незачем подниматься в личные покои соберано в его отсутствие. За одним единственным исключением, правда. Застывший у окна человек склонил голову к плечу и с лёгким любопытством смотрел на запертую снаружи дверь кабинета, ожидая, когда она наконец откроется. Интересно, сильно ли изменился герцог Кэналлоа? Ему должно быть уже хорошо за пятьдесят. Впрочем, судя по уверенности шагов, вряд ли. Что ж, Ворону по-прежнему покровительствует Леворукий, это ничуть не странно.

Человек задумчиво улыбнулся. Его не встревожило скорое появление хозяина, тем более, не испугало. Он давно перестал испытывать волнение и страх, впрочем, как и другие эмоции. Ему было немного любопытно. Не более.

Вопросы остались где-то на горных дорогах Алати, по которым он гнал коня, торопясь то ли к окончательному и бесповоротному приговору, то ли к гибели. Письмо в деревянной шкатулке жгло руки, несмотря на то, что было надёжно спрятано в глубине седельной сумки. И всё же этот огонь помогал держаться. Дожить до пункта назначения. Сосредоточиться на нём. Неделя? Дня четыре? Это очень много, когда знаешь: дальше смерть.

Бедный запутавшийся молодой человек, торопящий покрытого пеной коня, не понимал, что безумно хочет жить.

Бедный запутавшийся молодой человек был слишком неопытен и не знал того, что мёртв уже несколько недель.

Бедный запутавшийся молодой человек. Его положение действительно достойно сожаления. Неужели никому его не жаль?.. Увы, никому. Даже тому, кто смотрит на горную дорогу своей памяти, спустя два десятилетия.

— Чем обязан визиту? — глубокий хрипловатый голос спокоен и ироничен.

Браво, герцог! Только так и надо встречать гостей, набравшихся наглости проникнуть в дом бывшего Первого маршала Талига, легендарного Ворона. Имя, ничуть не потерявшее прежней славы после того, как его обладатель отошёл от дел, передав большую их часть законному наследнику... такое имя надёжная защита от незваных гостей. Прочие посетители либо желанны, либо не нуждаются в разрешении.

— Добрый вечер, герцог. Позволите зажечь камин? Здесь прохладно.

Человек отступил от окна и, сделав шаг к застывшему на пороге хозяину, коротко поклонился. Алва кивнул в ответ. Судя по уверенности движений, нежданный посетитель знал обстановку в комнате лучше него самого. К тому же, простые люди не ходят в гости так.

Раздался сухой треск высекаемой огнивом искры. Слуги приготовили всё потребное для разведения огня, зная, что по вечерам господин предпочитает одиночество. Трут разгорелся сразу, затем вспыхнула приготовленная щепа и занялись поленья. Нетерпеливо заплясавший огонь высветил лицо гостя. Алва машинально отметил, что зрачки не сузились, реагируя на свет. Опасный противник, впрочем, это было очевидно с самого начала. Худое лицо с широкими скулами казалось странно безвозрастным, возможно, его старило выражение тёмно-серых глаз, возможно отсутствие эмоций. Гость замер, позволяя себя рассмотреть.

— Меня зовут Кристофер Лэнг, или...

— Филин, — закончил за него герцог. — Мне всегда было немного любопытно, отчего такое странное прозвище, но позвольте предложить Вам вина? Разговор, я так понимаю, предстоит долгий, иначе мы бы с Вами уже не говорили.

Гость спокойно кивнул.

— Благодарю за приглашение, с удовольствием выпью. И Вы совершенно правы, я пришёл не затем, чтобы убить.

Алва молча указал на кресло и, откупорив бутылку вина, перелил содержимое в кувшин.

— Чёрная кровь, — пояснил он. — Тридцатилетней выдержки. Это вино редко ценят, слишком специфический вкус, но мне горечь по нраву. Пусть подышит немного. Так всё же, откуда такое прозвище?..

Лэнг улыбнулся.

— Глупое наследие Двора Чудес, герцог. Хотя мы не имеем с этой горсткой сброда ничего общего, некоторые традиции неискоренимы. Намёк на суть деятельности, да и личные свойства. Увы, волк или сокол из меня вряд ли бы вышли, впрочем, как и паук.

— Что ж, полагаю, достаточно, — Алва взял кувшин. Вино, действительно похожее на венозную, уже начавшую сворачиваться кровь, тягуче лилось в хрустальные бокалы.

Оба в молчании сделали по глотку.

«Он изменился, — думал гость. — Стал спокойнее. Устал? Возможно, такая жизнь измотает кого угодно. Или смирился с возрастом. И с собой. Наверное, так. Женатый Рокэ Алва. Владетель Кэналлоа. Отец названного брата короля. Каково из вечного бунтаря внезапно стать опорой порядка? Расскажи, Ворон, мне это понимание недоступно».

«Негласный хозяин теневого мира. Сведения, предметы старины, убийства из тех, что меняют очертание провинций и государств. На меньшее Филин не разменивается. Его агентуре мог позавидовать даже Агарис времён расцвета. Впрочем, они и теперь сотрудничают. Нечасто, правда. Что же такого он хочет от меня, что пришёл лично?»

— Не хотел бы показаться невежливым, но позвольте всё же узнать причину визита, — Алва выжидающе посмотрел на гостя, задумчиво любующегося отблесками огня в хрустальных гранях бокала.

— Вы правы, герцог, время не стоит дорого, но и тратят впустую его только глупцы. Мне известно, что у Вас оказалась одна безделица гальтарского происхождения, я бы хотел её выкупить по назначенной Вами цене. Это личная прихоть, и не имеет отношения к делам.

— Вы нашли удивительно изящный способ убедить меня согласиться, — усмехнулся Рокэ. — Не вижу препятствий к сделке, но в свою очередь называю два условия. Вы расскажете мне, что это за вещь и зачем она Вам. И пообещаете оказать мне одну услугу взамен, если я о ней однажды попрошу. Обещаю, она не пойдёт вразрез с Вашей деятельностью.

Лэнг помолчал, затем вскинул на собеседника неожиданно весёлый взгляд.

— Увы, я не дракон из сказки, даже не мифический та-раканий Зверь, и не могу гарантировать того, что буду присутствовать в этом мире в тот момент, когда вам понадобится услуга. А о вещи расскажу, отчего нет. Это бронзовая печать с символом Дома Скал. Того самого, которого, как Вы знаете...

— Не существует больше, — глухо проговорил Алва, по давней привычке потерев переносицу. — Ричард... Надо же, а я всё думал, кого Вы мне напоминаете...

— Давайте предоставим прошлому хоронить своих мертвецов, герцог.

Рокэ передёрнуло, голос Лэнга был совершенно спокоен и даже доброжелателен.

— Если бы я предполагал, что Вы можете меня узнать, не пришёл бы.

— Не могу не спросить, как?.. Окделл исчез где-то в Алати на полпути к засевшему там Ракану. С тех пор о нём никто ничего не слышал.

«Держит удар, — отстраненно думал гость, глядя на спокойное лицо хозяина. — Голос лишь немного дрогнул в начале фразы. Дальше только вполне объяснимое любопытство. А ведь он потрясён. Запоздалая вина? Удивление? Презрение к ремеслу?..»

— И тела не нашли, — закончил Лэнг фразу, поднимаясь.

Он не жалел о том, что пришёл к Ворону, скорее, пытался понять, хочет ли что-то рассказывать. Как ни странно, хотел.

Конечно, тела не нашли. Запутавшийся, достойный сожаления юноша был мёртв. Но тело его было вполне живым, могло двигаться, совершать необходимые действия и даже немного говорить. С последним дела обстояли не очень хорошо, поэтому уже четвёртый день, после того, как письмо и шкатулка были вскрыты, а кольцо повелителя Скал обрело привычное место на пальце, он безвылазно сидел в маленькой чистой гостинице. По утрам выдавал трактирщику монеты за постой и заботу о лошади, ел раз в день, что подадут, не чувствуя вкуса, пил воду и ждал. То ли того, что умрёт окончательно, то ли того, что появятся наконец силы принять хоть какое-то решение. Не дождался, всё произошло куда проще: ему помогли.

Через Алати проезжал по делам Октавиан Лэнга. По странной иронии судьбы пожилой господин в богатых одеждах с безвозрастным невыразительным лицом и мягкой походкой убийцы обратил внимание на тупо уставившегося в окно Дика. Такая вот извращённая сказка о девице и соблазнителе. Нет, тело юноши Лэнга интересовало лишь постольку поскольку. Но малоосмысленные руины некогда живого человека показались ему перспективными. На этой стадии разрушения личности обычно либо погибают, либо постепенно возвращаются к старому. Юноша, казалось, настойчиво отказывался от обеих возможностей. Что ж, стоило предоставить ему третью, хотя бы просто из любопытства, что из этого выйдет.

Вспоминая, он не заметил, как заговорил. Алва молчал, внимательно слушая и исподволь разглядывая его. Выискивал знакомые черты? Кристоферу было безразлично. Он хотел говорить.

— Я сразу продал кольцо, оружие и Сону. Лэнга дал всё необходимое, а цепляться за родовые вещи и Ваши подарки было глупо, ведь Окделл был мертв. В тот момент я вообще никем не был. Потом... мне просто понравилось учиться. Забавно, герцог, я отверг предложенное Вами великолепие, ради того, чтобы стать пусть высокопоставленной, но всего лишь Тенью. Что ж, Ричард Окделл великолепия не заслуживал, а я, как оказалось, тянулся к иному. Мне нравились дисциплина и необходимость думать над каждым шагом. Нравилось видеть постепенно появляющееся уважение окружающих, — это было против правил, но Лэнга сразу представил меня как преемника. Нравилось умение быть незаметным. И незаменимым. Время шло, Лэнга умер. От старости, не от моей руки, — единственный, пожалуй, из прежних моих принципов. Я немного изменил фамилию, кэналлийское имя в сочетании с моим лицом было довольно нелепым, и занял его место.

— Пролив при этом, насколько мне известно, немало крови? — иронично приподнял бровь Алва.

— Во всяком случае, меньше, чем Ракан на своём провальном пути к трону, — гость не остался в долгу, глядя на хозяина с той же иронией. — Вот что значит браться за дело умеючи.

— Умеючи, да, — задумчиво протянул Рокэ. Он немного наклонился вперёд, разглядывая лицо Кристофера уже совершенно открыто. — Я бы никогда не подумал, что можно настолько стать другим человеком. И внешне, и внутренне. Всё же, зачем ты здесь?..

Бесцеремонное «ты» покоробило. Хотелось сказать «Мы не настолько близки, герцог, чтобы переходить на дружеский тон». И всё же он смолчал, понимая, что словами Алвы руководствовали отголоски удивления. И задетого самолюбия, пожалуй. Ворон и прежде не любил не понимать чего-либо.

Так и прощаются с иллюзиями, Тень. Сначала тебе было просто любопытно, потом... потом Алва разбудил давно, казалось, похороненные воспоминания. А теперь ты смотришь на этого ещё красивого, в сущности, человека. Гордого, обладающего властью. И понимаешь, что ты изменился, ушёл далеко вперёд, а он остался прежним. Тот факт, что ты однажды подохнешь с ножом в сердце или удавкой на шее и будешь наспех прикопан в общей могиле, а он спокойно и с чувством исполненного долга скончается на герцогской постели в окружении скорбящих домочадцев, ничего не меняет. Теперь ты стОишь больше.

— Жизнь редко обращает внимание на наши планы, — неожиданно резко ответил Лэнг. — Я думал, что иду за гальтарской безделицей. Оказалось, за памятью.

— И как оно?

«Что это, соберано, горечь? Неужели ты меня понял?» Наплевав на выдрессированную за долгие годы сдержанность, Лэнг подошёл к Рокэ и опустился на корточки, так, чтобы смотреть прямо в глаза. Сквозь морщины, сквозь брезгливое выражение скуки последних лет и привычную маску надменности проступал всё тот же бешеный синий огонь на дне зрачков.

— Так плохо? — невесело усмехнулся Алва.

Он не старался отвести взгляд. Не отстранился, даже когда Лэнг довольно бесцеремонно взял его за подбородок и развернул лицо к свету.

Кристофер помолчал. Взгляд тёмно-серых глаз был совершенно нечитаем. Потом, покачав головой, он отодвинулся и одним плавным движением встал на ноги.

— Ты знаешь, как. Тебе тоже здесь тесно, — помолчав, он добавил:

— Разница между нами лишь в том, что ты отошел от дел, заслужив покой, а мы прекращаем деятельность, только умирая. Поспеши со своим желанием, Рокэ, у тебя есть не больше года. Мой ученик... более перспективен, чем был некогда я, скажем так, и я всё больше склоняюсь к тому, чтобы поддаться.

Алва кивнул. Медленно, словно движение причиняло боль, он поднялся и извлёк из потайного ящика стола бронзовую печать. Лэнг повертел ее в руках и без всякого почтения сунул в карман.

— Бесцельный предмет. Ракан никогда не был умен, но, видимо, спятил окончательно, когда начал придавать этим вещам такое значение. Впрочем, кто теперь о нём помнит?..

— Знаете, герцог, — он вновь стал официален, но глаза были на удивление тёплыми. — Думаю, в той истории с ядом мы оба лишились чего-то важного. И, как водится, обрели другое. К добру ли, к худу... Я доволен тем, что из меня сделала жизнь, и своей жизнью я тоже доволен, однако порой мне неизмеримо жаль. Прощайте!

Он мимолётно улыбнулся, кивнул и вышел из кабинета, аккуратно притворив за собой дверь. Отчего-то Алва не сомневался, что слуги проводят его без расспросов.

— Мне тоже, — проговорил бывший Первый маршал Талига, незряче глядя в пустоту. — Мне тоже очень жаль, Дикон.

В конце апреля во дворце состоялось бракосочетание молодого герцога Кэналлоа с принцессой дома Олларов. Среди толпы Алва на краткий миг заметил знакомый прямой взгляд серых глаз. Лэнг едва заметно кивнул ему и скрылся за спинами разряженных придворных. Это было прощанием.

Через несколько недель осведомители донесли, что у Теней сменился глава. Ворон молча кивнул и заперся в кабинете, приказав не беспокоить его. Секретарь полагал, что герцог составляет письма, новость была важной, но тот просто сидел в кресле, пристально глядя на тяжелый перстень с сапфиром. Наконец, он поднялся и тяжело вздохнул.

— Ты был прав, Дикон, пусть прошлое само хоронит своих мертвецов. Вот только немного интересно, жив ли я сам...
© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.