Сказки на ночь

Открыть весь фанфик на одной странице
Загрузить в формате: .fb2
Автор: Кэр Ри
Бета: Фаталит
Гамма: нет
Категория: Слэш
Пейринг: Джастин Придд/Рокэ Алва Валентин Придд/Джастин Придд
Рейтинг: PG-13
Жанр: Drama
Размер: Миди
Статус: Закончен
Дисклеймер: мир, все герои и все прочее принадлежит В. Камше.
Аннотация: нет
Комментарий: нет
Предупреждения: нет

Джастин Придд замер в нерешительности перед кабинетом герцога Алвы. С самого утра его не оставляли нехорошие предчувствия. После того, как Первый маршал спас наследника Приддов от пуль гаунау — вернее, от собственной глупости — прошло несколько месяцев, но Джастин по-прежнему боялся, что его отошлют обратно в Олларию. Глупо: ведь Алва об этом ни разу не обмолвился, более того, назначил Придда офицером для особых поручений при своей особе.

Сейчас же граф Васспард боялся до одури, до дрожи в пальцах. Оллария олицетворяла то отчаяние, тот ужас, от которого он бежал в Торку и который постепенно отступал перед пронзительным и радостным завыванием вьюг, перед снежным покровом земли, перед величественными замками Айзмессер и Ноймар, перед уютным кабинетом маршала Алвы, где можно было по вечерам распить бутылочку кэналлийского и послушать под гитарные переборы мягкий, насмешливый голос.

Вчерашний приезд графа Штефана Гирке в Ноймар нарушил вновь обретенный душевный покой Джастина. Что еще могло понадобиться его семье? Кроме возвращения наследника в родовое гнездо или в Олларию, в голову ничего не приходило. Джастин с удовольствием посетил бы Васспард, повидался бы с Валентином. Очень хотелось объяснить брату свое бегство, попросить прощения за невольное предательство и просто обнять единственного любимого человека из всей многочисленной семейки. Но не было никакого желания встречаться с отцом. Слухи, дошедшие из Олларии благодаря одному из порученцев маршала, о картине, которую подкинули семейству Приддов, вызвали еще большее отвращение к столичной жизни и перспективе объясняться с отцом.

А сегодня вечером Первый маршал попросил его зайти в свой кабинет. Переговорить с графом Гирке не удалось, и Джастин всю ночь пролежал, гадая, чем закончилась встреча графа с Алвой. И весь день не мог найти герцога: похоже, тот приехал в Ноймар как раз вод вечер.

Бледный и невыспавшийся, Джастин несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул. И постучал.

— Входите.

Алва сидел в кресле, закинув ноги на стол и вертя в руках распечатанный конверт.

— А, вот и вы. Садитесь.

Джастин сел, положив руки на колени. Его волнение выдавали только крепко сжатые губы.

— Как вам известно, вчера вечером в замок прибыл граф Гирке. Он привез письмо от вашего отца. Герцог требует освободить вас от службы в Торке и вернуть в лоно семьи.

— И что вы намерены предпринять? — глухо спросил Джастин.

Алва улыбнулся.

— Ровным счетом ничего.

Джастин никогда не был образцовым представителем хладнокровного семейства Спрутов, так что от подобного заявления у него расширились глаза:

— Что?

— Что слышали, юноша. Вы находитесь на службе у Первого маршала. Всем известно, что идет война, и действия офицера, уехавшего при таких обстоятельствах, приравниваются к дезертирству. Другое дело, что наказания за оное не будет — для вас. Впрочем, об этом нюансе известно только вам и мне.

Витиеватый ответ Алвы Придд расшифровал очень быстро: делайте, что хотите, юноша.

— Спасибо, герцог.

— Вот уж не за что. Однако я бы посоветовал вам пока остаться. Мне не хочется, чтобы наши соплеменники доделали то, что не успели вы и гаунау.

Джастин вскочил:

— Вы считаете, что?..

— Успокойтесь. Мне казалось, что после ваших приключений в Олларии вы перестали питать иллюзии по поводу того, на что способны некоторые люди, в том числе представители вашего семейства.

Джастину стало стыдно: вспылить перед тем, кто спас ему жизнь, с кем он пил по вечерам, растапливая страх и неуверенность, и кто только что предоставил ему свободу выбора. Вот в чем дело, — усмехнулся про себя Джастин. Свобода выбора. Он гнал от себя малодушные мысли всю ночь, но, то и дело, проскальзывали отчаянные мечты — как Алва запрещает своему офицеру покидать штаб, выставляет вон графа Гирке, и молодой Придд с радостью подчиняется приказу и остается в Торке на неопределенный срок. Но рано или поздно придется встретиться с герцогом Приддом, и, если оттягивать встречу, отец еще больше разозлится из-за своеволия сына. К тому же он боялся за Валентина: хотелось повидаться с братом, объяснить и предупредить как можно скорее.

— Я понимаю, герцог. Но не сегодня, так спустя месяц я окажусь в Васспарде.

Алва раздраженно поморщился:

— Я думал, вы достаточно сообразительны, чтобы понять, что мой совет относится именно к вашему отъезду с графом Гирке в ближайшие дни.

Джастин улыбнулся. Да, он послушается совета Первого маршала: отложит поездку на пару месяцев. И уже весной отправится в Олларию вместе с Алвой. И муки выбора его на время оставят. А уж в Олларии никто не посмеет что-либо сделать с офицером для особых поручений при Первом маршале Талига. Особенно при наличии самого маршала в Талиге.

Безграничная вера в Кэналлийского Ворона порой пугала Джастина, но он каждый раз напоминал себе, как герцог переборол его отвращение к жизни, казавшееся непобедимым.

— Чему улыбаетесь, юноша?

— Тому, что решил остаться. Смотрите, герцог: за окнами метель, и, скорее всего, она будет продолжаться еще несколько дней. Путешествие в Васспард может затянуться, так что разумнее всего его отложить.

— Так и скажем вашему Гирке, — улыбнулся в ответ Алва, — и наконец-то вы оттаяли, а то сидели как ледяная статуя у нас перед замком. Вы, между прочим, видели, какие скульптуры сделали торские народные умельцы?

Джастин покраснел.

— Значит, видели. И ведь не признается никто. Может, объявить, что создатель лучшей статуи получит денежное вознаграждение?

— Тогда откликнутся все, начиная с нашего повара.

— А мы попросим повторить.

Джастин фыркнул, представив, что во дворе будет несколько экземпляров, при взгляде на которые молодые девушки должны падать в обморок — разумеется, приличные молодые девушки.

— Герцог, видели бы вы, какие у нас в Васспарде были ледяные скульптуры, когда еще матушку не отозвали ко двору служить фрейлиной ее величеству.

— Ангелика Придд любит зимние праздники?

— Вы не представляете, как! Мы с сестрами, а позже и с Тино украшали весь замок, иногда на несколько дней приезжал отец, привозил разноцветные елочные шары и гирлянды. Матушка веселилась с нами до поздней ночи, даже когда ждала Клауса. После того, как Катарина Ариго стала супругой Оллара, матушка только однажды выбралась к нам зимой… Вам интересно?

— Иначе я бы не слушал, — по-доброму усмехнулся Алва. Джастин неуверенно улыбнулся в ответ. Было так хорошо сидеть в натопленной комнате, рядом с тлеющими угольками в камине, слушать завывание вьюги за окном. И наконец найти человека, который может выслушать, который может помочь, который уже помогает. Пляшет в синих глазах отраженный огонек из камина… И вовсе не нарушает тишину, а сплетается с ней негромкий голос:

— Так что было, когда герцогиня выбралась к вам зимой?

Это была последняя счастливая зима для него с Валентином.

— Мне было тогда восемнадцать, Валентину скоро исполнялось двенадцать Странно, но тогда разница в возрасте почти не чувствовалась. Тино всегда казался старше своего возраста… Я приехал из столицы вместе с матерью. Помню, как Валентин бросился к нам с порога. В тот вечер мы бегали по дворцу, украшали комнаты старыми гирляндами, найденными в запыленных сундуках в кладовках. Кажется, мы опрокинули пару ваз… А пятилетний Клаус разбил одну коробку со стеклянными шарами, пытаясь поспеть за нами…

— Да, не так я себе представлял гнездо Спрутов, — расcмеялся Алва.

— Да ну вас, герцог, мы были детьми!

— Особенно вы, Джастин, — продолжал веселиться Алва.

— Можно подумать, что вы были образцом послушания!

— Ха! У нас, южан, непослушание в крови, юноша.

— Представляю, как было весело в Алвасете, когда вы росли.

— Иногда было, — хмыкнул герцог, — мы с Карлосом доставляли много неприятностей своим воспитателям.

— Я почему-то уверен, что именно вы изобретали проказы и подстрекали брата.

— Не буду отрицать. Впрочем, мы отвлеклись.

— Нет-нет, мне очень интересно, как прошло ваше детство, герцог.

Алва потянулся:

— Не столь увлекательно, как вы думаете. Джастин, подкиньте еще дров в камин, а я открою бутылку, выпьем за наше прошедшее детство.

Огонь осветил покрытое изящным узором стекло. В комнате царил покой, не мертвый, а очень уютный, и нарушал его лишь звон бокалов.

— Пока не забыл: граф Гирке просил передать вам письмо Валентина. — Алва подал конверт Джастину.

— Я прочту, с вашего позволения.

Джастину письмо показалось тяжелым, хотя внутри был один листок. Иногда у Джастина возникало ощущение, что какая-то вещь — лишняя в мире. Так и теперь он отчетливо понял, что белому конверту не место в этой комнате. Захотелось бросить письмо в камин. В тишине, которая вдруг стала неприятной, послышался визгливый смех. Взметнулось пламя в камине, как будто от налетевшего ветерка, но в комнате по-прежнему царила неподвижность, только уже липкая и обволакивающая, как паутинка.

— … еще раз спрашиваю, вы собираетесь читать или будете таращиться на него, как девица на паука?

Джастин вздрогнул, и наваждение исчезло. Развернув лист, он прочел, криво улыбнулся на вопросительный взгляд Алвы и спрятал письмо в карман колета.

— Неприятные новости?

— Новости? Нет, отчего же… — рассеянно ответил Джастин, — просто я кое о чем вспомнил.

— Не поделитесь?

— Иногда лучше не делиться. Герцог, я налью еще «Крови»?

— Извольте.

Придд залпом осушил бокал. Алва лишь пригубил, внимательно наблюдая за Джастином. Тот смотрел в камин, сжимая бокал в руках, и, судя по всему, беседу продолжать не собирался.

Алва встал со своего кресла и присел рядом с Джастином на диван. Они еще долго сидели в тишине. Потом Придд вдруг с силой бросил бокал на пол и рассмеялся.

— Простите, герцог…

— Я позову слуг.

— Нет, не надо, — быстро, запинаясь, прошептал Джастин, — не сейчас.

— Молодой человек, вы немедленно расскажете мне, что происходит или…

— Или что?

— Или я все равно узнаю.

— Все повторяется, круг замыкается, — нараспев проговорил Придд, — все в порядке, герцог, я вас уверяю. А хотите… хотите, я расскажу вам сказку?

— Вы меня удивляете. Что ж, я не слышал хороших сказок с детства.

— Сейчас услышите, очень хорошую, — пообещал Придд, — атмосфера располагает.

Алва откинулся на спинку дивана, вытянул ноги и одобрительно хмыкнул:

— Да уж, ночь, затухающий камин… Романтика, вы не находите?

Джастин прикрыл глаза и улыбнулся, вспоминая.

Сказка первая

В старинном замке жило одно семейство. Будем называть замок Васспардом, а семью — семьей герцогов Приддов. Отец был добропорядочным семьянином. Его домочадцы ни в чем не нуждались, более того, жили в роскоши, в отличие от своих соседей. Однако герцог Васспард не любил ни жены, ни детей.

Вы не поверите, но одним из сыновей достопочтенного герцога был я, Джастин Придд, граф Васспард. Удивительные события случились в нашем замке, когда мне было пятнадцать. Стоял, как и сегодня, месяц Зимних Волн, восстание Борна еще не началось. Брату моему Валентину скоро должно было исполниться девять. Наша добрая матушка впервые заболела на зимние праздники, поэтому обычного веселья в замке не было.

Герцогиня Придд носила под сердцем своего последнего ребенка, в будущем нареченного Питером. Герцогине в последнее время нездоровилось, слуги ходили по замку на цыпочках, стараясь ее не беспокоить. Старшая сестра Джастина, Ирэна, молчаливая и добродушная девушка, постоянно проводила время в комнате матери. Двухлетний Клаус оказался на попечении мадам Лансэ, жены мэтра Лансэ, наставника юных господ, Джастина и Валентина.

Сам мэтр в тот день искал своих подопечных. Бесполезное занятие, нужно заметить, потому что, если кто захочет спрятаться в таком замке, как Васспард, то найти их будет очень трудно. Замок — настоящее жилище спрутов, только спрутов сухопутных и любящих уют и порядок. Множество потайных, кладовок, подвалов, лазеек, скрытых пушистыми коврами — столько таинственных открытий для мальчишек!

Братья хорошо спрятались, но не в подвал, а в одну из самых высоких башенок, венчающих замок. Башня эта, надо сказать, весьма примечательна, до сих пор попасть в нее можно только с помощью веревочной лестницы, которую после того, как по ней вскарабкаешься, нужно втянуть за собой, и тогда уже никто не сможет забраться следом.

Раздался голос младшего из мальчишек, который уже залез и оказался в круглом помещении со стенами из толстого стекла:

— Юстин, чего ты там возишься, давай быстрее. Смотри, какая красота! — отсюда можно было разглядывать окрестности замка: конюшни, суетящихся во дворе слуг, снежные еловые лапы почти под самыми окнами. Вдали рядом с лесом виднелось даже замерзшее озеро, в котором так весело было плескаться летом.

— Юстин, ну наконец-то!

— Куда ж ты так торопишься?

— А ты забыл? Мы сегодня хотели устроить праздник!

— Я не забыл, просто подумал, что послезавтра у тебя день рождения, вот тогда и устроим…

Валентин с негодованием уставился на старшего брата:

— Ты что, не понимаешь? День рождения — это одно! А сегодня будет наш собственный зимний праздник!

Джастин нахмурился:

— Я понимаю, Тино. Но матушка болеет, и…

— Нет-нет, мы не будем шуметь! Мы можем даже не украшать замок.

— Ну нет, украшать мы будем. Думаю, это обрадует матушку.

Валентин в задумчивости посмотрел за окно.

— А давай после праздничного ужина пойдем на озеро? Подожди-подожди, дай договорить, — затараторил он, видя, что брат хочет возразить, — мы никому не будем мешать. Никто не узнает. А на озере сейчас так красиво!

— Ты что, ходил туда один?

— Нет, Юстин, я просто вчера залезал сюда и видел, как вечером там загорались огоньки. Как будто светлячки.

— Глупости, какие светлячки на замерзшем озере?

— Я видел! — насупился Валентин, но потом, вспомнив о том, что твердо решил уговорить брата, продолжил. — Там просто красиво. И это последняя зима, которую ты проводишь с нами. На следующий год ты отправляешься в этот Лаик. Ну пожалуйста, пойдем!

Джастин почти никогда не мог устоять перед просьбами младшего брата. Валентин просил очень редко, смотрел огромными серыми глазами, словно в последней надежде взывая к совести брата. И если кто ему отказывал, то чувствовал себя потом очень и очень виноватым.

— Тино…

— Я знал, я знал, что ты согласишься!

— Ты невозможен, Тино, — рассмеялся Джастин, глядя на сияющее лицо брата.

— Так когда пойдем? — деловито спросил Валентин. — Давай, когда нас разгонят по комнатам, встретимся на первом этаже в правом крыле около черного хода?

— Как я понимаю, ты уже все продумал?

— Ну…

— Хорошо, но только оденься потеплее!

— Я тебе не маленький, сам знаю.

Джастин подхватил брата на руки и закружил.

— Юстин, отпусти! Подожди, смотри: вон там снова зажглись огоньки! Уже четвертый вечер подряд!

Джастин пригляделся:

— Я ничего не вижу.

— Они такие маленькие и постоянно перемещаются, ты…

— Ох, ладно-ладно. Нам пора. Лансэ нас обыскался. Хорошо, если он ничего матушке не скажет, нельзя ей сейчас волноваться.

В напряженном молчании они спустились вниз. Джастин сердился, что его всегда рассудительный брат придумал невесть чего, а Валентин дулся из-за того, что Юстин ему не верил. Как их можно было не заметить? Оранжевые, красные, зеленоватые огоньки кружились и переливались. Может быть, сегодня они увидят их вблизи?

На ужин в большую гостиную спустилась даже герцогиня Придд под руку с Ирэной. Мэтр Лансэ ничего ей не сказал о проказах братьев, только сам сделал им выговор. Валентин опускал глаза, а Джастин уверял, что этого больше не повторится, напоминал, что это последний год, который он проводит с семьей в Васспарде, клялся, что им очень стыдно. В конце концов, растрогав пожилого мэтра, они начали украшать гостиную.

И сейчас сияющая чистотой и разноцветными шарами в свете горящих свеч, которых управляющий в кои веки не пожалел, комната наполнялась смехом, разговорами, агуканьем Клауса, звоном бокалов.

— Тино не наливать!

— А я и не больно-то хотел пить вашу кислятину!

Герцогиня засмеялась. В свои тридцать семь лет она выглядела прекрасно. Статная, красивая женщина с пышными волосами, уложенными в замысловатую прическу… «Чувствуется работа Ирэны», — подумал про себя Джастин. Только очень бледной выглядела герцогиня. Но шутила, смеялась, ласково смотрела на домочадцев. И Джастин понимал, что любит свой дом, и если бы можно было, то он растянул этот момент на много лет вперед, чтобы каждую зиму вот так сидеть, слышать мягкий низкий голос матери, видеть, как Валентин серьезно обводит взглядом комнату и вдруг подмигивает брату. Все наелись, слуги убрали подносы. Джастин нашел под столом руку брата и сжал ее. Тино хмыкнул. Стрелки клонились к девяти, герцогиня с дочерью покинули комнату, мадам Лансэ увела своих детей и Клауса спать. Джастин тоже встал из-за стола и демонстративно зевнул.

— Не торопитесь, герцог, и не забывайте, что это только сказка. Когда закончился ужин, мы отправились в свои комнаты. И со мной по дороге случилась странная история. Я уже собирался подняться по лестнице, как на меня налетел какой-то карлик и чуть не сбил с ног. Не смейтесь! У него были весьма внушительное сложение! Широченный размах плеч при маленьком росте! Лица его я не разглядел: оно было скрыто под капюшоном. Я прикрикнул на него и спросил, откуда он тут взялся. На это карлик рассмеялся. У него оказался на удивление тонкий голосок. И карлик прочел мне что-то, отдаленно напоминающее стих. Примерно оно звучало так: к несчастью нашего народа, мы должны предупреждать, не сумеешь нас понять — твоя беда, а нам победа, нужные люди у нас исчезают… Дальше не помню. И, знаете, какая-то чепуха про настоящую любовь, силу… Как только он закончил, так сразу дал деру, а я побежал за ним. Похоже, что он очень хорошо знал расположение комнат и потайных ходов в нашем замке, потому что, скользнув за лестницу, карлик побежал по узкому проходу и на первом же повороте свернул направо — а за поворотом как раз находился лаз. Мы с Валентином часто им пользовались, когда нужно было попасть во двор в обход воспитателей. Но в этот лаз мы сами еле протискивались, а, как это сделал карлик, при его-то плечищах, ума не приложу. Когда я пролез следом за ним, то во дворе уже никого не было. Пришлось лезть обратно…

Джастин, задумавшись о странном происшествии, едва не прозевал момент, когда нужно было выходить навстречу брату. Одевшись потеплее, он выскользнул из комнаты и, осторожно ступая, спустился по лестнице. Валентин уже ждал.

— Знаешь, Тино, мне что-то расхотелось идти на озеро… но, — поспешно сказал он, видя, что брат готов расплакаться, — если ты так хочешь…

— Хочу!

Выбравшись во двор, они взялись за руки, обошли несколько сараев и, наконец, вышли к лесу. Идти до озера по заснеженной тропе было недолго. Три дня назад была сильная метель, и снега было столько, что его даже во дворе не весь расчистили. Они шли, проваливаясь чуть ли не по пояс. А сверху, если они задевали ветки, на них падали комья снега. Джастин слепил снежок и кинул в брата.

— Попал!

— Нечестно! — Валентин с хохотом бросился к Юстину. И оба упали на снежный ковер.

Вволю навалявшись, они легли на спину.

— Простудимся ведь, Тино…

— Ага, вспомни, когда мы в последний раз болели. Сколько лет назад?

— Много…

В ту ночь стояла замечательная погода. Дул легкий западный ветер, вовсе не колючий, а очень приятный. Светила луна, сквозь редкие облака можно было разглядеть звезды. Ночные облака вообще причудливая вещь. Если смотреть в одну точку, то кажется, что это сам летишь куда-то вместе с луной, а не облака ползут по небу.

— Ну все, пошли, а то так и не доберемся. — Джастин решительно поднял брата на ноги и стал отряхивать.

Вскоре они вышли к озеру. Казалось, что кто-то на берегу расчищал снег: он лежал тонким ровным слоем, а через несколько шагов от озера вновь был толщиной в пару бье.

Поверхность самого озера была гладкой и блестела.

— Так красиво…

— Да. А где же твои огоньки? — насмешливо поинтересовался Джастин.

— Не знаю, — расстроено ответил брат, — может быть, спрятались. Давай покатаемся по озеру?

— Ну уж нет! Я не знаю, достаточно ли оно замерзло, а мы все-таки не настоящие спруты.

— А что, настоящие бы не замерзли?

— Не знаю, но они точно бы не утонули.

— А давай тогда поиграем в прятки?

— Какие у тебя идеи сегодня, братец! Ладно, прячься, только не уходи на ту сторону озера, договорились?

— Да.

— Считаю до тридцати.

Джастин отвернулся к росшей возле озера иве, а Валентин побежал вглубь леса.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.