Сборник драбблов

Загрузить в формате: .fb2
Автор: flower dust in your eyes
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Преслэш Джен
Пейринг: Валентин Придд Джастин Придд Альдо Ракан Эрнани Ракан (Святой) Ринальди Ракан Герард Арамона (Кальперадо) Рокэ Алва Марсель Валме
Рейтинг: PG
Жанр: Romance Humor General
Размер: Драббл
Статус: Закончен
Дисклеймер: ничего не извлекаю, кроме морального удовлетворения
Аннотация: куча мелких драбблов, написанных в разное время и для разных людей + немного с хот-феста
Комментарий: все герои совершеннолетние.
Предупреждения: нет

Ринальди/Эрнани

Рино снова уходит.

Он все время уходит, а потом от него сладко пахнет, духами и женским телом, а еще иногда — вообще телами. Эрнани страдает, ломает кисти, а Диамни хмуро смотрит на сияющего Ринальди.

— Брат, я тут!..

И список имен. Кажется, он бесконечен, но Эрнани верит (читай, надеется), что однажды он все-таки кончится.

— Кто это сделал? — спрашивает Эридани у закутанной в плащ Беатрисы.

Ведьма сверкает глазами гордо и называет имя Рино.

Точка поставлена, только в мечтах Эрнани последним идет его имя, а вовсе не слезы о том, что Ринальди погибнет в проклятых подземельях Гальтары.

— Прости, брат, — шепчет Эрнани, когда его коронуют.

— Я буду помнить.

Робер/Альдо

Не для тебя придет весна, мой государь, не для тебя. Для тебя придет Закат, и ты уйдешь туда, гордый и непонимающий, крича и плача как ребенок:

— Но мы же анакс!..

Закату нет дела до того, что ты анакс, Альдо Ракан.

Закату нет дела до того, что ты хочешь умирать.

— Прощайте, — выдыхает Робер.

Закат вовремя принял вас, государь. Вы бы не пережили эту весну.

Марсель/Герард

— Вы абсолютно не подготовлены к светской жизни! — говорит Марсель, когда Герард ошарашенно смотрит на то, как творится разврат придворной жизни. — Это, Герард, очень, очень плохо! — и головой укоризненно качает, мол, как так, взрослый парень, а на дам с декольте смотришь, как на чудо заморское. Впрочем, декольте и дамы и впрямь заморские, но на марселевский вкус декольте — оно и в Багряных землях декольте.

— Наверное, — неуверенно пищит Герард, очень напоминая сейчас взъерошенного птенца. Он краснеет и опускает глаза, а Марсель, уже войдя в роль доброго старшего брата, обнимает его за плечи и говорит задушевно так:

— Сейчас мы будем учиться, господин Арамона. Вот прямо сейчас. Марина!..

Рокэ/Ричард

— Это, — говорит эр Рокэ, — суровая реальность.

Мир переворачивается, и Дикон просыпается в холодном поту.

— Юноша, что с вами? — насмешливо спрашивает эр Рокэ.

Мир качается и плывет, и Дикон не уверен, что это — реальность.

— Юноша? — голос звучит как-то странно, не то рядом, не то далеко, и он еще такой волнистый...

Мир ускользает, и Дикон перестает понимать, где он находится.

— Мне очень жаль, — скрипит лишний голос, но его уже не слышат.

Мир ускользнул. Даже суровый.

Джастин/Валентин

Сны — абстрактное проявление тайных желаний и куча еще смысл, как завещал дедушка Фрейд. В мирах Ожерелья не слышали про знаменитого дедушку.

— Ты спишь, — говорит Джастин. Его лицо расплывается и тает, он плачет, и заламывает руки.

Его глупый брат, который любил эту непонятную королеву, этого наглого Первого Маршала, это королевство и его, своего ледяного младшего брата.

— Я сплю, — соглашается Валентин и осматривается.

Сны — проявление того, что он днем загоняет подальше, спасаясь от ненужных мыслей.

Они под водой, и мимо плавают важно рыхлые медузы. Валентин вспоминает графа из Путеллы и усмехается. Джастин плачет, вообще, это смешно наверное, под водой плакать.

Сны не бесконечны.

— Доброе утро, молодой господин, — пожилой лакей стоит с подносом в руках у его постели.

Валентин кивает и встает на холодный пол. Начинается новый день.

Рокэ/Джастин

— Молодой человек, — холодно поинтересовался Рокэ, — может, вы соизволите встать? Насколько я помню, вы все еще мой порученец, и у меня есть для вас задание.

Джастин Придд что-то тихо простонал и забился с головой под одеяло. Ему было плохо. То самое плохо, которое еще в народе называют похмельем.

Хлопнула дверь (звук неприятно отдался в голове графа Васспарда), кто-то забегал по коридору. Вскоре дверь вновь хлопнула, а через пару мгновений на Джастина обрушилось несколько литров ледяной воды.

— Надеюсь, это вам помогло? — вежливо поинтересовался Алва.

— Д-да, — стуча зубами, ответил Джастин и пулей вылетел из промокшей постели.

Рокэ, Марсель, «птице-рыбо-дура»

— Какая это к кошкам женщина, — лениво протянул Рокэ. — Если у нее хвост, и с ней нельзя переспать!

Марсель просто молча согласился. Ему было больше нечего сказать.

Рокэ/Ада

— Ты придешь к нам, — шепчут вразнобой тихие голоса.

— Ты придешь к нам? — спрашивают они, и от грусти в них хочется плакать.

Рокэ холодно смотрит в белую мглу и качает головой. К нему навстречу идет тоненькая бледная девушка — тяжелые светлые кудри, прозрачные синие глаза — Алва ведь любят блондинок, им не нужна та страсть, что забрала Ринальди когда-то.

Она идет, и шепчет сотней голосов — придешь?

Надежда, вера и любовь — их рисовали бы с этого светлого ангела, но не все Алва любят блондинок. Рокэ отворачивается со скучающим видом, изучая всю ту же белую мглу.

— Нет.

— Ты придешь к нам, — шепчет за его спиной девушка.

— Вы ошиблись лицом, — насмешливо говорит Рокэ.

Ада зло щурится, ангельская красота и чистота меркнут от этой злобы, что клубиться в синих глазах.

— Ты придешь к нам, — вместо шепота — звон разбитого стекла. — Придешь, ты нужен нам!..

— Не сейчас.

Стекло звенит громче, в ушах закладывает, а потом Рокэ Алва просыпается и помнит только то, что должен идти на коронацию своего пасынка Карла.

Рокэ, Джастин

— Так, не понял, — Рокэ приподнял бровь. — Меня же должны звать красивые женщины на эту мистическую ересь.

— Ну, понимаете, монсеньор... — замялся Джастин Придд. — Они решили попробовать с другой стороны!

Ринальди и раттон

Чуда не случилось.

Ринальди вздохнул, перехватил меч поудобнее, и уныло посмотрел на неловко топчущегося напротив раттона, который выглядел подозрительно слабым и изнеженным. Выходит в таком виде против Одинокого — глупость несусветная, что чуть ранее он и сообщил незадачливому врагу.

А ведь он честно зажмурился, давая врагу время на то, чтобы изменить внешний облик, но когда открыл глаза — чуда не случилось.

— Ты что, — тяжело вздохнул Ринальди, — новенький?

— Ну да, — как-то очень застенчиво пробормотал паренек и вдруг со стоном опустился на землю.

Почему-то убить этот смешного юношу, даже помня, что это злой и сердитый раттон по идее, Ринальди не мог. Было что-то в грустных глазах такое... Ну, то, что до Пламени было.

— Брысь, — пробурчал наконец Ринальди. — Выучишься — тогда убивать буду.

Раттон улыбнулся неуверенно и пропал. А попав к себе, радостно смахнул личину недомерка, которую увидел в памяти этого сентиментального Стража.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.