Роман в письмах

Открыть весь фанфик на одной странице
Загрузить в формате: .fb2
Автор: Фельтин
Бета: Ева Шварц
Гамма: Etel Bogen
Категория: Гет
Пейринг: Август Гирке/Ирэна Придд (Гирке) Лионель Савиньяк Эмиль Савиньяк
Рейтинг: PG-13
Жанр: Drama
Размер: Макси
Статус: Закончен
Дисклеймер: Автор ни на что не претендует.
Аннотация: У графини Гирке появился таинственный поклонник.
Комментарий: В эпиграфах использовано стихотворение М. Цветаевой «Генералам 1812 года». Авторы стихов в письмах - Арношка и Шагги.
Предупреждения: Смерть персонажа.

Пролог

Вы, чьи широкие шинели
Напоминали паруса,
Чьи шпоры весело звенели
И голоса,

И чьи глаза, как бриллианты,
На сердце вырезали след, —
Очаровательные франты
Минувших лет!

Когда тебе нет и двадцати, любовь является смыслом жизни. Даже для хладнокровных найери.

И пусть с виду ты привычно бесстрастна и сдержанна, легкий румянец на бледных щеках, вспыхивающий при Его появлении взгляд, прижившийся на прикроватном столике томик Веннена и оплывшие к утру свечи выдают тщательно оберегаемую тобой, но давно известную всему дому тайну.

Когда тебе нет и двадцати, ты признаешь лишь взаимную любовь, не считая возможным размениваться на полумеры. Бросаясь с признанием, словно в омут, и разбиваясь о дно отказа, ты лишь слишком резко и поспешно щелкаешь открывшимся веером и уходишь, небрежно бросив какую-то глупую фразу, которая вылетает у тебя из головы через пару минут. И краснеешь, и закусываешь губы, готовая разрыдаться, лишь споткнувшись взглядом о мелькнувшую за колонной фигуру в черно-белом мундире — случайного свидетеля твоего унижения.

Когда тебе всего лишь двадцать, тебе кажется, что отвергнутая любовь перечеркивает всю оставшуюся жизнь.

Когда тебе всего лишь двадцать, мир делится лишь на Него и всех остальных. Если не Он, то какая разница, кто!

Да, виконт довольно мил, хотя и скучен.

Да, Юстиниан, я помню, что он твой друг.

Да-да, теньент, но подает большие надежды.

Да, я понимаю, что виконт — слишком скромная партия для дочери герцога.

Да, маменька, я догадываюсь, что в этом есть свои положительные моменты.

Да, папенька, я знаю, что вы приложите необходимые усилия, чтобы сделать своего зятя хотя бы графом.

Да, сестрица, мне не нужно напоминать, что дочери герцогов выходят замуж за тех, за кого нужно, а не за тех, за кого хотят.

Да, Валентин. Просто: «Да». И спасибо, что молчишь.

Да, Корнелий. Теперь ведь мне следует так вас называть?

Да, отче.

Когда тебе уже сильно за двадцать, ты жена и верная подруга, в любовь ты уже не веришь.

Иногда перед сном ты благодаришь Создателя за посланного тебе супруга — не каждой девице выпадает такое счастье: молод, недурен собой, хоть и не чета Кэналлийскому Ворону, наследник графского титула, офицер, герой, на хорошем счету у начальства, служит в столице, к жене относится с уважением и пониманием, супружеские обязанности исполняет добросовестно, но в меру, любви до гроба не требует, открыто любовниц не заводит. Наверняка, многие ей завидуют — те, кого в семнадцать-восемнадцать лет повыдавали за богатых стариков, испорченных столицей эгоистичных и жестоких наследников влиятельных фамилий, скучных недалеких «друзей дома», унылых соседей из провинции...

Да, ей очень повезло. А слезы? А что слезы? Другие их чаще льют.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.