До рассвета осталось чуть-чуть

Загрузить в формате: .fb2
Автор: EstiCrouchJunior
Бета: MANDARINA DUCK
Гамма: Jenny
Категория: Гет
Пейринг: Вальтер Придд/Ангелика Придд
Рейтинг: PG-13
Жанр: AU Songfic Angst Drama
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: Кэналлийское — Алве, тюрегвизе — Матильде, касеру — Клементу, героев — Камше, а мы просто играем.
Аннотация: Вальтер и Ангелика Придд, последняя ночь в Багерлее.
Комментарий: Написано на Фандомную битву 2012
Предупреждения: Сонгфик на песню Тэм Гринхилл «Колыбельная для Тэлли»

Засыпай, до рассвета осталось чуть-чуть,
Ты устала, и надо поспать.
Уходи в царство снов, обо всем позабудь,
И душа перестанет страдать.

— Не спишь? Родная…

Ангелика Придд вздрагивает, услышав голос мужа. За все годы, что они прожили вместе, Вальтер никогда не говорил ей нежных слов. Супруги всегда были на «вы» — даже в минуты близости. Хотя… Назовешь ли близостью супружеский долг, исполняемый в темноте, быстро и поспешно, как нечто постыдное?

Они провели рядом столько лет — но только здесь, в Багерлее, между ними начинает возникать настоящая связь. Единство.

— Не спится. Больно. Страшно… — для неё это тоже впервые — просто признать свои чувства. Всю жизнь она была примерной дочерью, примерной женой и матерью, идеалом… Ей не было больно, страшно или обидно. Она всегда была гордой эрэа, настоящей герцогиней Придд, достойной спутницей Повелителя Волн. Сейчас это неважно. Она просто женщина, которая очень устала.

— Я с тобой. Мой Ангел…

Вальтер обнимает её, прикасается губами к виску. Он не знает, что делать сейчас. Ночь длинна, что будет завтра — не знает никто. Может быть, они не доживут до рассвета нового дня.

— Поговори со мной, — просит Ангелика. — Мы с тобой никогда по-настоящему не говорили.

Вальтер знает, о чем она. Не было у них разговоров по душам. Лишь светские фразы, только ритуал и этикет. В сердце будто колет иголкой — мысль о том, что, может быть, Ангелика всё это время ждала от него искренности. Как он не догадывался?

Почему не думал, любит ли он её, любит ли она его?

Возможно, эта ночь — последняя в их жизни. И их последняя возможность понять...

Лунный свет из окна на холодных камнях
Потускневшим блестит серебром...
Засыпай, пусть уйдут от тебя боль и страх,
И неважно, что будет потом.

В окно камеры заглядывает полная луна. В ее свете лица озаряются прохладным мерцающим сиянием. Вальтер и Ангелика смотрят друг на друга. Всматриваются. Так близко...

Неважно, что будет потом. Сейчас они рядом. И выживать ли или умирать – всё это примут вдвоем.

— Поговорить? О чем?

Вопрос звучит не так, как раньше — простым напоминанием о том, что их связывает лишь долг. Сейчас в нем — желание утешить.

— Не знаю. Расскажи мне что-нибудь. Ты никогда не говорил мне, о чем думаешь.

Пусть приснится тебе голубая река,
Кони в сумерках на берегу,
И дорога, что лентой уходит в закат —
Я чудесный твой сон сберегу.

Не тревожься, пусть снятся тебе острова
Из цветов в океане травы,
Пусть сплетаются в песню простые слова —
Песню леса и новой листвы.

Вальтер проводит ладонью по волосам жены и начинает рассказывать. Он шепчет о легендах и сказках, которые слушал в детстве. О том, как с кузеном Штефаном бегал на речку ловить призрачных речных красавиц.

Вспоминает, что когда-то долго не мог позабыть предание о Ледяной Королеве, и представлял себе, как встретит её.

Он говорит о том, как однажды летом побывал в Приморской Эпинэ. Вспоминает поздний вечер, ярко-алое небо, табун лошадей у реки и сам удивляется — какие же беззаботные, бессмысленные, мелкие, но в то же время прекрасные воспоминания всплывают в памяти сейчас, когда всё уже потеряно.

Он заговаривает с ней об охоте, о том, насколько весной прекрасен лес, как ветер свистит в ушах, когда мчишься на коне, не разбирая дороги, и тут же замолкает: слишком горчит на губах воспоминание. На одной из таких охот погиб его брат Фридрих, на другой — убили Джастина. Решение, принятое родом. Точнее, законами, которые даже выше самой семьи.

Какое-то время они молчат. Вальтеру вспоминается песня, которую он слышал когда-то:

Первый раз я жалею, что я не колдун —
Я бы в птицу тебя превратил
И отправил туда, где тебя не найдут,
От врагов и от смерти укрыл.

Но сейчас я могу только песню сложить,
Подарить тебе дивные сны...
Остается недолго на свете нам жить,
Мы сейчас так друг другу нужны!

Он так хотел бы спасти Ангелику от боли и страха. Но единственное, что он может сделать сейчас — перебирать её волосы, прижимать её к себе и, переведя дыхание, снова говорить… О чем-то далеком от их долга, от их жизни, от Багерлее, пыток и боли.

Я вплету в твои сны отражения звезд
Из серебряной чаши с водой.
Ты пройдешь по дорогам видений и грез,
Что волшебной встают чередой.

Под звук голоса мужа Ангелика засыпает. Ей снится волшебная даль, чистое голубое небо и свежая трава. Она чувствует себя так легко и свободно, как еще никогда в этой жизни не чувствовала. Дорога ведет ее в сад с вишнями в цвету. Страх давно ушел. Она не думает о том, каким будет завтрашний день и будет ли он вообще.

Но светлеет восток, и исчезла луна,
Гаснут звезды в небесной дали...
Скрип замка разобьет мир волшебного сна.
Просыпайся, за нами пришли...

Наступает утро.

Узников будит тяжелый звук шагов, звон ключей, скрип замка.

— Герцог Придд, герцогиня Придд, за вами пришли.

Их выводят в коридор, в конце которого их ждет палач.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.