Суд над Рокэ Алвой

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Эльвинг (Аларвен)
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Джен Гет
Пейринг: Альдо Ракан Валентин Придд Робер Эпинэ Айрис Окделл Ричард Окделл
Рейтинг: PG-13
Жанр: Humor
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: все права на персонажей и мир принадлежат Вере Викторовне Камше. Мое — только содержание фанфика.
Аннотация: нет
Комментарий: нет
Предупреждения: АУ. Фанфик написан до выхода ЯМ.

— Итак, по первому пункту обвинения вышеупомянутый Рокэ Алва, незаконно объявляющий себя герцогом, соберано Кэналлоа и Первым Маршалом несуществующего и никогда не существовавшего государства Талиг, обвиняется во вторжении в дружественную Талигойе Кагету. С подтверждением сего готов выступить Гайифская Услада... — обвинитель осекся.

Альдо, поправляя пятую съехавшую золотую цепь, про себя с досадой:

— Опять этот Суза-Муза, — шепотом ближайшему гимнету:

— Передай этому уроду, чтобы уже к аморалке переходил. Там обвинений хватит, чтоб четырежды казнить!

Обрадованный обвинитель откладывает кипу бумаг, берет другую:

— ... Кроме всех вышеперечисленных бесчестных преступлений, ужасающих самого Создателя своей жестокостью, вышеупомянутый Рокэ Алва, незаконно объявляющий себя...

— Короче! — рявкнул Его Величество Великий Анакс Золотой Анаксии.

— ... Обвиняется в изнасиловании Катарины Ариго-Оллар.

— Это вранье! — вскакивает с места Айрис.

— Монсеньор не мог... — жалобно бормочет с места Селина.

— Суд вызывает Катарину Ариго-Оллар.

Катари с тихим и печальным видом поднимается на кафедру. Две пары невозможно честных глаз — серые и голубые — с надеждой смотрят на нее. Презрительно кривит губы Луиза Арамона, размышляя, кого из состава суда и свидетелей надо будет топить весной в Данаре и в каком порядке.

— ... Герцог Рокэ Алва был так добр, что своим именем скрыл мою тайную любовь к человеку, чье имя я до сих пор не смела назвать...

— Имя, сестра! — повелительно приказал с места кардинал Левий.

— Его уже нет... Мои дети — сироты... Ах, бедный, бедный Джастин!..

Несчастные серые глаза Катарины встречаются с сияющими голубыми Валентина Придда. Из чего многие делают вывод, что развод госпожи Оллар — дело решенное.

— Но, Катари!.. — раненым вепрем взвыл Дик.

— Прости, Дик, но Август Штанцлер заставлял меня лгать. Он угрожал мне, что иначе будет еще одна картина! «Королева и паж»... О неверной жене! О, этот ужасный человек!.. — Катарина плачет, Робер подает ей платок, попросив таковой предварительно у предусмотрительной госпожи Арамоны, обнимает кузину за плечи, уводит с кафедры. Где она с облегчением падает на руки как раз подоспевшего Валентина Придда.

— Леворукий бы побрал этих баб! — вполголоса ругается Альдо. — Ничего, зато следующий пункт!..

— Вышеупомянутый Рокэ Алва обвиняется в изнасиловании Джастина Придда.

— Сударь, я вас жду в Нохе! — холодно отчеканил Валентин с королевой на руках. — И ваших свидетелей — тоже. Время, место и выбор оружия — за вами.

— Герцог Придд, вы — эорий и драться на дуэли не имеете права! — рявкнул с места Альдо. — Ликтор, продолжайте!

— Герцог Эпинэ, — невозмутимо обратился Валентин к Роберу, удобно устроив как раз очнувшуюся Катарину в кресле, — ваш кастет при вас?

Робер вместо ответа ухватил Валентина за плечо. Долгое общение с невестой выработало у него верную интуицию:

— Кастет я одолжил моей невесте Айрис Окделл. Дам после суда. Сейчас — никаких драк.

— Обвинение принято! — кивнул Альдо. — Продолжайте...

— Герцог Алва не мог!..

Робер с запозданием взглянул на невесту — Айрис медленно и тяжело дышала, оттягивая воротник платья.

— Монсеньор не мог!..

— Уберет кто-нибудь этот фан-клуб или нет... — Альдо медленно и тяжело оттягивал все свои цепи по очереди. — Кто их привел, Суза-Муза?!

— Этот негодяй хотел жениться на моей дочери — не в очередь выкрикнула герцогиня Мирабелла Окделл. — Требую для него за это казни!

— Мой жених — не негодяй!.. — перекричала ее Айрис, позабыв об астме.

— Конечно, нет! — Робер переорал всех трех (кого — трех? Айрис, Мирабеллу и Альдо Ракана ). — Дорогая, меня никто негодяем не обзывал!

Айрис осеклась, но тут же, сообразив, подхватила:

— Мама не назвала имени! А кто еще, кроме тебя, собирался на мне жениться?

— Матушка, не смейте оскорблять герцога Эпинэ! — очнулся от шока после признания Катари Дик. — Он — святой, если женится на Айрис! Никто не назовет его негодяем!

И тут же на весь зал громче всей компании раздался прямо-таки душераздирающий вопль:

— Я назову! Этот мерзавец изнасиловал меня, а потом отдал своим офицерам, своему коню Дракко и своему крысу Клементу! Хотите, синяки покажу?

Растрепанная, в оборванном платье юная Ивонн вылетела в центр зала.

— Это не тот суд, дура! — прошипел про себя Альдо. — Кто эту-то сюда привел?! Герцог Окделл, вам хоть что-нибудь поручить можно?!

— Альдо... простите... там такие обвинения... я решил, что это монсень... Рокэ Алву обвиняют, эр Робер ведь хороший...

— Не смей оскорблять Робера! — Айрис вцепилась в волосы Ивонн. Робер кинулся их разнимать. Придд, воспользовавшись ситуацией, подошел к обвинителю и точным ударом в челюсть отправил оного в нокаут.

Робер наконец оттащил Айрис от недобитой Ивонн:

— Разрешите, я поговорю с невестой наедине?

— Разрешаю, иди! — отмахнулся Альдо. — Герцог Придд, оставьте в покое то, что осталось от обвинителя и вернитесь на место. Список остальных обвинений преступника зачитает герцог Окделл. Ричард, прошу.

— Рокэ Алва обвиняется в групповом изнасиловании... — Дик осекся. — Ой, это же только что было...

— Все верно, Дикон! — рявкнул Альдо. — Группа пострадавших, встаньте!

С дальней скамьи встает экипаж «Морской пантеры» в откровенных нарядах и боевой раскраске.

— Сии доблестные пленные офицеры дружественного Бордона были зверски и с особой жестокостью...

— Мы сами! — защебетали хором «пантерки». — Сами расскажем!..

На середине их живописного рассказа возвращаются Робер и Айрис, зал слышит их остаточные реплики:

— Ну, погоди у меня дома! — сказанные почти синхронно.

— Айри, пошли их поколотим! — жалобно попросила Селина. — Они врут, что монсеньор...

— Ваше Высочество, разрешите, я поговорю с дочерью наедине! — Луиза, не дожидаясь ответа, поволокла Сэль к выходу.

— Разрешаю. Идите. Все, дамы, хватит, про люстру, стол, палубу, бассейн и ковер из киркорелл вы уже рассказывали... А я, между прочим, который месяц женщину без рубашки не вид... Клелия, замолчите, наконец! София, вы говорили про Рокэ Алву, при чем здесь горячие бордонские матросы?!

— Ну, легче ведь вспоминаются более поздние события... — по-кошачьи потянулась София, недвусмысленно смерив взглядом Альдо и Робера и остановившись на последнем. Айрис столь же недвусмысленно показала ей побывавший во многих боях кулак.

— Окделл, давайте дальше!

— Рокэ Алва обвиняется в убийстве герцога Эгмонта Окделла, а также в убийстве маркиза Мориса Эр-При и его сыновей — Арсена Эпинэ, Мишеля Эпинэ, Сержа Эпинэ... Свидетель Август Штанцлер...

Айрис, отчаянно пытаясь вынуть из руки Робера пистолет двумя своими руками (не получается!..):

— Ваше Величество, разрешите... ну, держись у меня дома! Разрешите мне переговорить с женихом наедине!

— Разрешаю! И за все перечисленные здесь преступления Рокэ Алва приговаривается к казни через...

— Дуэль с обвинителями? — с надеждой спрашивает Валентин.

— Нет, со Зверем Раканов! Ибо преступления Рокэ Алвы превысили даже совершенное Ринальди Раканом. Вчетверо! Рокэ Алва, вам больше не на что рассчитывать, кроме встречи с Леворуким!..

Рино (на Рубеже):

— Ну, иду, иду!
© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.