Лед, блестящий на солнце

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Эльвинг (Аларвен)
Бета: Крейди
Гамма: нет
Категория: Джен
Пейринг: Валентин Придд Ричард Окделл
Рейтинг: G
Жанр: Drama Angst
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: все права на персонажей и мир принадлежат Вере Викторовне Камше. Мое — только содержание фанфика.
Аннотация: глава, предшествующая непосредственно дуэли, рассказанная от лица Валентина Придда.
Комментарий: нет
Предупреждения: нет

— Капрал, сегодня прохладно, — Валентин Придд остановился у боковой калитки, пропуская Ричарда вперед.

— Да, монсеньор.

— Угостите своих друзей, когда сменитесь.

— Премного благодарим, монсеньор.

Тусклый блеск золота и еще более тусклая зависть в глазах Окделла. В чем дело, сударь? Мало наворовали у своего бывшего эра?!

Серое-серое небо... Серее траура... Зачем сейчас?! Что тебе этот выродок, предатель и мародер? Он посмел назвать бывшей твою королеву, но разве ему ты собирался мстить?

— Мы прошли достаточно, — Валентин Придд выпустил локоть Ричарда и отступил вбок. — Не стоит и дальше скрывать наши чувства.

— Вы предлагаете покончить с делом здесь?

Он предлагал прекратить идти под руку, как лучшие друзья или гайифские кавалеры, но какая разница?.. А Окделлу совсем не хватает терпения. По большому счету, ты — дурак, Валентин Придд, но не согласиться на дуэль было нельзя. Окделл рвался в бой как бык на красную тряпку. Не терпелось продемонстрировать, чему научился за последние полтора года. У человека, которого предал...

— Если угодно, — сощурился Валентин, — но Верхний парк для наших целей несколько удобнее.

— Что ж, сотня лишних шагов никому не повредит.

— Несомненно.

Пологий бурый склон остался позади — вместе с мраморным быком с человечьей головой. Повелители Скал один раз уже оставили его позади, и нынешний даже не оглянулся. Вернее всего — не знает. Кичиться предками и не узнать собственный бывший герб — кем надо быть? Ричардом Окделлом...

Мерзлая листва под ногами... Хрустит... Весной она была жива, она так хотела жить... Она не знала, что придет осень и убьет ее. Он тоже прошлой весной еще ничего не знал...

Плеск воды... Драконий источник... Сотни лет в него на счастье бросают монетки. Бросить? Нет. Чего-чего, а счастья-то не будет точно. Разве что загадать на удачу, но такую удачу на источник не сваливают. Даже если он — Драконий...

Аллея... Та самая, с дикими розами... Сейчас они облетели...

У этого пруда стояла тогда Катари. Катари с белой веткой шиповника в руках. И вздрогнула, когда он подошел к ней... Он считал себя взрослым — считал после смерти Джастина! — но рядом с ней вновь казался себе наивным мальчишкой... И ей наверняка тоже...

Валентин сам едва не вздрогнул от шороха, но это Окделл засмотрелся на тополя, облепленные птичьими гнездами. Едва не упал. Жаль, что не упал... Нет, хорошо, что не упал. Пришлось бы подавать руку...

— Осторожней, сударь.

— Благодарю, сударь, — теперь Недовепрь уставился на останки голубя на аллее. Таки свалится!

— Смотрите под ноги. Упасть перед боем — дурная примета.

Потому что драться, хромая, трудно. Если, конечно, ты не Рокэ Алва.

— Впрочем, мы почти пришли.

— Вы неплохо знакомы с дворцовыми парками, — небрежно бросил Окделл.

А ты неплохо знаком с уединенными аббатствами...

— Увы, у меня не было возможности их изучить...

Кто ж тебя просил вместо этого Алат изучать?!

— У меня хорошая память, — Валентин пожал плечами, — очень хорошая. Иногда это помогает.

— А иногда мешает?

Ах ты!.. В Багерлее бы тебя! К Колиньярам с Манриками, мразь!..

— Видимо, да. Глядя на ваше счастливое лицо, осознаешь всю прелесть забывчивости.

Лед, блестящий на солнце. Так учил отец. Что бы ни происходило при тебе... что бы ни делали с тобой... или с близкими тебе! — лед, блестящий на солнце! Он не выдержал всего дважды, но Окделл — не отец и не мерзавец Колиньяр!..

— И что же я, по-вашему, забыл?

Издевается?! Нет... Создатель, нет!.. Валентин едва подавил желание расхохотаться.

— Вот как? Выходит, вы забыли даже то, что забыли? Не рискну вам напоминать, в глубинах памяти водятся очень опасные рыбы!..

И иногда всплывают из глубин. Учти это, Окделл. На будущее. У таких, как ты, оно бывает...

— Может, я и забыл, сколько в столичных парках статуй, зато помню, как держать шпагу.

— Возможно. Но вот помните ли вы, кем вам приходится тот, кто вас этому обучил? — бесполезно, Валентин. Если Ричард Окделл сейчас что-то поймет, это будет не Окделл, а его приятель Эпинэ...

— К счастью, не тем, кем вашему покойному брату.

Да что ты говоришь?! Конечно, не тем. Джастин Придд был учеником Алвы. Мечтал стать другом. И больше никем. И уж точно не предателем и не отравителем!

— Вас следовало бы пожалеть, не будь вы столь глупы, — Валентин невольно тронул герцогскую цепь. Это Джастину следовало бы ее носить. Если бы не... — до смерти или до первой крови?

— Как вам угодно. Но иногда первая кровь оказывается последней.

Оказалась бы. Твоя! Не появись вовремя Алва тебя спасать!

— Я слышал о подобном. А вы видели.

— Сударь, мы сошлись на том, что деремся здесь, в Верхнем парке, без свидетелей, пока можем и желаем продолжать бой.

— Оружие? Вам довольно шпаги или желаете еще и кинжал?

— Я не кэналлиец!

Да. Тебя всего лишь из милости взял к себе в оруженосцы кэналлиец и научил тому, что ты хочешь сейчас продемонстрировать. Отрекшись при этом от учителя!..

Что ж, Окделл, ты вдвойне не кэналлиец, потому что, отказавшись от кинжала, ты выдал себя. Будучи учеником Алвы, так и не выучился драться левой. А значит, шанс есть!

— Разумеется, вы не кэналлиец.

Дернулся. Хорошо.

— К вашим услугам.

— К вашим услугам.
© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.