Болезнь

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Эльфийка в очках
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Слэш
Пейринг: Рокэ Алва/Ричард Окделл
Рейтинг: PG
Жанр: Humor Fluff
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: От всего отрекаюсь. Даже травка не моя.
Аннотация: нет
Комментарий: Никакой философии, никаких серьёзных и глобальных проблем. В конце то концов, чего вы ждёте от флаффа? Благодарность: автору за заявку «Рокэ/Ричард, Ричард тяжело болен. Рокэ его лечит и любит в процессе»
Предупреждения: нет

Ричарду было обидно до слёз. Конец лета, в Олларии самая жара, а он болеет. Ангиной. Горло раздирала боль, температура зашкаливала, глаза слезились, а голова болела. Короче, полный болезненный комплект. А ведь всего то и стоило, что съесть на недавнем балу вазочку холодного щербета.

Эта болезнь спутала Дику все планы. С Катари не виделся уже очень давно, к эру Августу тоже не зайти, даже, если бы температура и горло прошли, всё равно это бесчестно заражать старого больного человека. И вообще... это настоящая мука, не выходить из дома уже вторую неделю.

Но это была только первая часть проблем. Вторая же была крайне необычной и Дикон даже в глубине души надеялся, что это всё было не более чем порождением больного воображения. В конце концов, не мог же его эр на полном серьёзе утверждать, что он разработал уникальную методику лечения, которая включает в себя чтение стихов, растирание касерой и ещё несколько дополнительных процедур.

— Радостей больше уже нет в помине,
О вас вздыхаю которые сутки,
Ваш дивный профиль, как и стан ваш хрупкий,
Пребудут вечно в снах моих от ныне.

И мухой обречённой в паутине,
Из ваших взоров цвета незабудки,
К вибрациям всех нитей ваших чуткий,
Я к вам взываю, как пророк в пустыне:

О дивный, белокурый мой тарантул,
Продемонстрируйте глубокий вырез,
Гоните прочь стыдливость и страданья.

Не хватит мне уменья и таланта,
Ведь я червём из грязи только вылез,
Грудей запечатлеть чтоб колыханья!

Дикон покраснел, представив то самое колыхание грудей, а эр Рокэ, и прочитавший этот сонет, лишь похабно улыбнулся. Смутить оруженосца не так уж трудно, а краснеет он премило.

— Эр Рокэ, — еле слышно прохрипел Ричард, — У Дидериха не было таких сонетов. Вы мне лгали, когда сказали, что достали новый том, — под конец фразы, Дик всё же раскашлялся, горло, словно расцарапало тёркой, а на глаза навернулись слёзы.

— Лежать, юноша! И совершите подвиг во благо своего монсеньора — молчите. Вам в принципе вредно разговаривать, а уж в таком плачевном состояние — тем более.

Дикон замолчал, но попытался взглядом передать, какой его эр бесчестный человек и как подло это обманывать несчастного оруженосца. Леворукий бы устыдился, столько чувств выражали огромные серые глаза. Алва лишь хмыкнул — не в первый раз такое видит. Хотя выглядит это крайне очаровательно.

— Это рукописный оригинал, юноша. Я мог бы купить мориска за те деньги, какие выложил за этот сборничек второстепенных сонетов. Хотя данный мне даже понравился. «Белокурый мой тарантул» — пожалуй, я теперь буду так называть Её Печальнейшее Величество. Правда насчет «колыхания грудей» не подходит, там и колыхать то нечем...

Дикон отчаянно замотал головой, не желая слушать таких пошлых вещей о Катари. Как эр Рокэ смеет говорить такие ужасные вещи о самой прекрасной женщине?!

— Это низко, так отзываться об эрэа, — просипел Ричард, надеясь, что это звучит гневно, а не жалко.

— Но это чистая, правда! Про достопочтенную Марианну я даже не думал такое говорить, — Рокэ листал страницы. — Дрянные всё же стишки писал ваш Дидерих. И что вы в них находите?

Дикон же опять покраснел. Невольно вспомнились объёмы Марианны.

— Он великий поэт, его талант признан во многих странах, а его творчество...

— Во многом посвящено гайифской любви. Или вы стараетесь не вспоминать о данном аспекте в творчестве и жизни вашего кумира?

Дикон надулся. Растрогавшийся Алва поправил одеяло и ущипнул Ричарда за щеку.

— Я вам говорил, что, каждый раз, когда вы обижаетесь, то становитесь до невозможности очаровательным?

— Говорили, и не раз, — юноша печально вздохнул и решил давить на жалость, — Я спать хочу, уйдите, а?

— Перед сном растирание касерой! Могу позволить принять стаканчик внутрь, это тоже полезно, — Алва резко оживился.

— Позовите служанку, пусть она растирает!

— Она вас гладит. Я не собираюсь смотреть, как моего оруженосца соблазняют прямо у меня в доме. Причем мои же служанки. А то обидно как-то. Вроде бы всё моё, а удовольствие получают другие.

Дикон устало вздохнул.

— Эр Рокэ, за что вы надо мной весь день издеваетесь?

— Вам напомнить? — Алва достал из прикроватного столика бутылку касеры, — Раздевайтесь!

— Эр Рокэ, я о вас между прочим забочусь! — тихо лепетал Ричард, снимая рубашку. Руки слушались с трудом, слабость была жуткой.

— Вы надо мной издеваетесь, а вовсе не заботитесь, — мужчина отхлебнул из бутылки и довольно зажмурился.

Дикон тоже зажмурился. От страха.

— Ну вот, — довольно протянул Рокэ, ласково целуя Дика в шею, — А то «не надо, эр Рокэ, вы заболеете, эр Рокэ», — Алва пренебрежительно фыркнул, а Ричард опять покраснел, уже который раз за день — Алва очень похоже передразнил его.

— Но я, правда, не хотел, что бы вы заболели! — этот возглас, произнесенный обыкновенным голосом, а не полузадушенным шепотом, показался Дику жутко громким.

— А вот и голосок прорезался! — обрадовался Рокэ, — Я просто уверен, что ты идёшь на поправку благодаря моему лечению. Сейчас повторим процедуру, и ты выздоровеешь окончательно.

Дикон обреченно вздохнул. Если Алва вознамерился стать врачом — его ничто не остановит. Но может быть, эта нетрадиционная медицина не так уж плоха?

Можно даже сказать, что хороша, окончательно решил Дикон, когда его опять поцеловали.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.