Бессонница

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Eleonore Magilinon
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Джен
Пейринг: Валентин Придд Арно Сэ
Рейтинг: G
Жанр: General Angst
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: Мир и герои принадлежат В. Камше
Аннотация: нет
Комментарий: написано на Круг Молний Хот-Феста всея Этерны.
Предупреждения: нет

Арно лежал на своей кровати, смотрел в потолок и никак не мог заснуть. Это было глупо и странно, он даже не пытался удобнее устроиться, ворочаясь с боку на бок. Он просто спокойно и ясно осознавал, что сон к нему сейчас не придет. Вот спрут уже наверняка давно заснул, а он...

Ну вот, опять.

Человек на соседней с ним кровати перевернулся на другой бок, тут же дернулся обратно, сжался, будто защищаясь от чего, снова распрямился... Все эти телодвижения сопровождались раздражающим скрипом так, что было странно, как человек до сих пор не проснулся.

Арно всегда отличался крепким и здоровым сном, засыпал практически мгновенно, потому о данной «привычке» соседа ему стало известно далеко не сразу. И только однажды, после особо бурного дня, энергия все еще искала выхода и не давала уснуть... Тогда это показалось настолько необычным, что он и не сразу понял, что это за звуки: почему-то ему представлялось, что идеально собранный герцог и во сне остается недвижимой статуей. А оказывается...

Помнится, сначала его даже обрадовало внезапное обнаружение слабости полковника Заразы, он с некоторым злорадством поднялся его разбудить, намереваясь при этом всенепременно указать господину Придду, что он своим поведением доставляет неудобство окружающим. Подошёл, протянул руку... и в этот момент Валентин неразборчиво пробормотал что-то во сне. Арно стало интересно, что не дает спать ледяному герцогу, он наклонился ближе, прислушался...

И вздрогнул, когда дергающийся, сминая простыни, будто пытавшийся вырваться — там, во сне — человек тихо, сквозь зубы прошипел: «Не смейте». Голосом, в котором сквозила ненависть к несправедливости и собственному бессилию перед ней: «Не смейте, ее это не касается! Она тут ни при чем!»

Он метался и бормотал проклятия, но никогда не кричал от боли, никогда не просил пощады, никогда вообще ни о чем не просил. Только раз — в другом сне, который, впрочем, еще тяжелее давался ему, — он шептал просьбу, одну, но повторяющуюся раз за разом, тихо и с отчаяньем: «Юстин, не уходи! Останься, я прошу тебя...»

У Арно было два старших брата, безмерно любимых, а еще раскиданных маршалами по двум опасным войнам — неопасных войн не бывает. А еще у Арно была самая дорогая ему на свете матушка, которой тоже судьба не позволила отсиживаться в Савиньяке...

Потому желание позлорадствовать как-то мягко растворилось и исчезло. И даже будить его казалось не самой лучшей идеей — вряд ли ему захочется, вырвавшись из подобных кошмаров, первым делом увидеть рядом кого-нибудь вроде виконта Сэ или же осознать, что раскрыл перед оным подобную «тайну» — знает он такое мышление, Ли тоже скрытный до раздражения. Их с Милем.

Потому он просто положил руку ему на лоб. Так делала матушка, когда в детстве были кошмары у него, он запомнил ее теплую руку сквозь сон. Проснется — ну и кошки с ним! А если... Придд не проснулся, только метаться стал немного меньше, будто успокоился. Какой же холодный у него лоб! И правду говорят, что спруты — ледяные. Будто не умеют хранить тепло. Или будто не хватает его им... Кто их разберет.

Вот так вот он и стоял, в первый раз, пока человек перед ним не успокоился окончательно, а прерывистое дыхание не сменилось ровным, размеренным. И только потом вернулся к себе в постель.

На следующее утро он, разумеется, проспал. И спрута весь день не видел... да и что было сказать? Нечего. Ни ему, ни полковнику Заразе.

Но спать он стал хуже. И часто начал просыпаться среди ночи, только чтобы обнаружить, что кошмары у герцога Придда — явление, принадлежащее скорее к роду правил, нежели исключений. Ну и, конечно же, это все еще мешало заснуть...

Вот так он и приобрел — страшно подумать! — привычку заниматься личными проблемами полковника Придда, причем исключительно в ночное время суток. Днем... а что днем? Днем все было как обычно, спрут отличался выдержкой и непоколебимым спокойствием, с которым продолжал говорить и совершать такое, что полковника Заразу хотелось придушить на месте. Или пристрелить, или вызвать на дуэль... По последнему пункту свое мнение имел не только маршал, но и лично генерал Ариго, однако налаживанию сколько-нибудь дружественных отношений это никоим образом не способствовало. Потому почти каждый день он успевал забывать, и почти каждый раз, пытаясь уснуть или же просыпаясь ночью, заново удивлялся.

И заново приседал на краю кровати, клал руку на лоб или же мягко проводил по волосам, гладя по голове — это тоже было хорошее средство.

Вглядывался в измученное тяжелыми видениями лицо и думал — временами — чего же стоит этому человеку быть всегда собранным и невозмутимым днем.

Глупый он все-таки, этот Придд. И упрямый. Никто же не требует с него все тащить в одиночку.

А впрочем, кто из них тут идиот? Уж не тот ли, кто сидит сейчас здесь, чтобы завтра днем дать этой скользкой спрутьей твари возможность в очередной раз выставить его на посмешище, потому что он опять, не выспавшись, допустит ошибку?

А Придд тем временем давно перестал ворочаться и застыл, так, что стало слышно его дыхание. И Арно показалось — он не поверил своим глазам и решил, что это просто лунный свет решил над ним так подшутить — что у Валентина едва заметно поднялись уголки губ, будто он, слабо и нерешительно, улыбнулся во сне каким-то своим мыслям.
© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.