Жаркое лето

Загрузить в формате: .fb2
Автор: daana
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Слэш Гет
Пейринг: Валентин Придд/Ричард Окделл Рокэ Алва/Катарина Ариго (Оллар)
Рейтинг: PG-13
Жанр: Fluff Humor
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: не претендую, не извлекаю
Аннотация: Сирень, мотыльки, влюбленные юноши и прочие летние радости.
Комментарий: все герои совершеннолетние.
Предупреждения: нет

«Или все-таки через окно?» — в последний раз подумал Ричард Окделл перед тем, как выйти в коридор.

Через окно лезть отчетливо не хотелось. Второй этаж был довольно высок, и хотя обильная и разнообразная внешняя отделка летнего дворца в Тарнике позволяла при желании залезть хоть на крышу, Ричарду эта идея представлялась слишком рискованной. Это пусть Ворон, если хочет, лазает по окнам, а герцог Окделл просто незаметно пройдет по коридору, с достоинством и не теряя лица, как и положено истинному Человеку Чести, получившему приглашение... На этом месте мысль Ричарда прервалась. Он убрал руку с дверной ручки, вернулся к столу, нашел там брошенный второпях листок и поднес его к свечке. Незачем слугам или кому-нибудь еще знать, к кому герцог Окделл ходит по ночам.

Сжигать записку было жалко, но необходимо. Дорогая плотная бумага горела неохотно, но все же вскоре превратилась в пепел. Теперь можно было отправляться.

В коридоре было темно и тихо — придворные развлечения если и продолжались, то где-то далеко отсюда, а тут уже царила глубокая ночь. Ричард оглянулся по сторонам, никого не увидел и не услышал и тихо закрыл свою дверь. Тьма стала совсем уж непроглядной. Герцог Окделл сосредоточился и попытался вспомнить, где находятся нужные ему покои. Вместо этого в голову полезли неприличные картины того, что будет происходить, когда все препятствия будут преодолены. Ричард смущенно улыбнулся и наконец рискнул сдвинуться с места.

Когда ему показалось, что он прошел уже достаточно, герцог Окделл остановился и провел рукой по стене. Пальцы нащупали дверную ручку.

Ричард вздохнул, прикусил губу и толкнул дверь.

Вошел в полутемные покои и замер. Неужели его не ждали?.. Нет, этого не может быть — а вот какой-нибудь сюрприз вполне возможен. Дикон повернул ключ в замке и сделал несколько шагов, ожидая чего угодно — прохладных ладоней на глазах, неожиданного прикосновения, негромкого голоса, который раздастся откуда угодно, необязательно с постели — тот к кому он пришел, был неистощим на подобные неожиданности, и Дикон никогда не знал, что ему предстоит. Тем прекраснее были эти дни в Тарнике, и тем больше Ричард радовался, что не поехал в Надор, и что Ворон почему-то отложил обычную поездку в Кэналлоа и заявил, что ненадолго присоединится к их величествам, проводящим время в летнем дворце... И сейчас Ричард ждал очередного сюрприза, как всегда непредсказуемого — но то, что случилось, выходило за рамки его представлений о сюрпризах. Голос действительно раздался и чуть не заставил Дикона подпрыгнуть на месте:

— Юноша, чему я обязан вашим неожиданным визитом? — язвительно поинтересовался человек, сидевший на подоконнике — Ричард только теперь заметил темный силуэт на фоне синего, почти черного неба.

— Эр Рокэ, — растерянно начал Дик, лихорадочно думая, что же сказать. — Я... Я просто...

Он беспомощно замолчал.

Ворон хмыкнул, соскользнул с подоконника и подошел к едва заметному в темноте столу. Зажег несколько свечей и повернулся к оруженосцу. Дикон увидел, что его эр насмешливо щурится, и тяжело вздохнул.

— Похоже, свободные нравы двора произвели на вас определенное воздействие, юноша, — Алва на секунду задумался. — Однако это странно...

— Что странно? — робко спросил Ричард, все еще продолжая пытаться придумать, что ему говорить.

— Вы шли к кому-то из фрейлин ее величества? — рассеянно полюбопытствовал Алва, наливая вино в два бокала и подходя с ними к Дику. — Да вы садитесь, герцог Окделл, я полагаю, вас дождутся.

— Спасибо, — машинально сказал Ричард, принимая бокал и направляясь к креслу. — Да, я шел к... — он для вида замялся, благодарный эру за мысль о фрейлинах. — Если позволите, я не буду называть ее имя.

— Разумеется, — невозмутимо согласился Ворон, усаживаясь напротив. — А странно то, что фрейлины располагаются совсем в другом крыле.

Ричард чуть не подавился сделанным глотком вина.

— Похоже, вас это удивило? — заботливо спросил Алва. — Юноша, неужели кто-то ввел вас в заблуждение? Знаете, в полутьме так легко принять фигуру в платье за женскую и принять романтическое приглашение...

Ричард все-таки закашлялся.

— В сущности, — задумчиво заметил Ворон, разглядывая оруженосца, — в этом нет ничего ужасного. Однако любопытно, кто же мог так пошутить.

— Пошутить? — растерянно переспросил Ричард. Алва наклонил голову набок:

— А, так у вас есть основания считать, что это была не шутка? Какая прелесть. Давайте подумаем, кто же из живущих в этом крыле мог таким образом привлечь ваше внимание. Надеть платье, выдать себя за фрейлину, назначить вам ночное свидание — и все это всерьез. Поразительно.

— Эр Рокэ! — протестующе начал Дикон, но эр махнул рукой:

— Не сбивайте меня с мысли, герцог Окделл. Хм. Я точно помню, что я ничего подобного не делал. Одной кандидатурой меньше, — он бросил на оруженосца быстрый взгляд. — Надеюсь, вы этим не расстроены.

— Нет, — так быстро ответил Ричард, что Алва расхохотался.

— Приятно слышать. Но к кому же тогда вы шли?.. Лионель вряд ли склонен к подобным шуткам, вот если бы здесь был Эмиль...

— Эмиль?! — вытаращил глаза Ричард, чуть не разлив вино. — Он мог бы?..

— О, юноша, — Алва возвел очи горе. — Вы не представляете, на что способен маршал Савиньяк. Однако его здесь нет — как и его адьютанта, который тоже способен на многое. Генерал Рокслей... — он задумчиво посмотрел на Ричарда. — Нет, я не хочу думать, что вы могли соблазниться прелестями Генри.

Ричард вспыхнул.

— Ничего подобного! Я...

— Да-да? — Алва оживился. — Вы все-таки знаете вашего таинственного незнакомца?

Дикон опустил глаза.

— Ну что ж, — разочарованно произнес Ворон, — тогда давайте гадать дальше. Значит, генерала Рокслея мы отметаем. А вот его оруженосец... — Алва задумчиво нахмурился. — Пожалуй, юный Придд вполне способен на подобную шалость. Выдать себя за фрейлину... Это было бы забавно.

— Нет! — возмущенно сказал Ричард, — Валентин бы никогда...

Алва вскинул брови.

Ричард отвел глаза.

— Очаровательно, — мурлыкнул Алва. — Неужели мы подобрались к разгадке?

— Монсеньор! — Ричард решительно отставил бокал. — Я как порядочный человек не имею права...

— Разумеется, юноша, разумеется, — согласился Алва. — Я вас не задерживаю. И кстати, передайте графу Васспарду, что Ее Величество хотела видеть его завтра за обедом. Как и нас с вами.

— Да, монсеньор, — кивнул Ричард, но потом спохватился. — То есть, когда я его увижу...

Алва засмеялся.

— Идите, юноша, заставлять себя ждать неприлично. Еще десять шагов по коридору — и вы окажетесь у цели.

— Спасибо, — пробормотал Ричард.

И только выйдя, закрыв за собой дверь и потерев горящие щеки, он задумался — а откуда Алве знать, сколько шагов от его двери до двери графа Васспарда?

Но возвращаться, чтобы спросить, было уже как-то глупо.

***

— Я так люблю Тарнику! — сказала Ее Величество, мечтательно улыбаясь и притягивая цветущую ветку сирени, чтобы вдохнуть ее запах. — Здесь я чувствую себя так... так беззаботно. Ричард, вам нравится Тарника?

— Да, Ваше Ве... Катари, очень, — искренне ответил герцог Окделл, нагруженный шалью, молитвенником, четками и флаконом с нюхательной солью.

— А вам, Валентин? — королева полуобернулась, отчего ее профиль на фоне сирени стал выглядеть особенно изящно.

— Разумеется, Ваше Величество, — согласился граф Васспард, которому досталась привилегия держать веер.

— Катари, — мягко поправила его королева. — Видите, Ричард уже привык называть меня по имени. Мне было бы приятно, если бы и вы тоже...

— Я постараюсь, Ваше Величество, — наклонил голову Придд. Ричард засмотрелся, выронил четки, наклонился подобрать, у него из рук выскользнул молитвенник и шлепнулся на дорожку. Пытаясь его поймать, Ричард уронил флакон и запутался в шали. Катари тихонько засмеялась. Герцог Окделл вздохнул.

— Позвольте вам помочь, — граф Васспард присел рядом, подобрал рассыпанные вещи и подал Ричарду.

— Благодарю вас, — церемонно ответил герцог Окделл, стараясь не смотреть на Валентина, чтобы случайно не покраснеть. Они начали выпрямляться одновременно и чуть не столкнулись лбами. Королева опять засмеялась, граф Васспард слегка улыбнулся. Ричард тоже улыбнулся, глядя на солнечные пятна, исчертившие дорожку.

— Здесь определенно не хватает живописца, — заметил, неожиданно появляясь из-за поворота, скрытого кустами сирени, Первый Маршал. — Редко когда можно наблюдать столь выразительную картину.

— Рокэ, — Катари сжала пальцы так, что ветка сирени хрустнула, — мы не ожидали вас увидеть.

— Я почему-то так и подумал, — согласился Ворон. — Но зачем же вы сами рвете цветы, Ваше Величество? На что вам в таком случае эти молодые люди? Поверьте, они вполне в состоянии наломать дров... — он усмехнулся, — и цветущей сирени в том числе.

Ричард мрачно покосился на эра, опасаясь, что подобными намеками дело не ограничится. Алва ответил ему невинным взглядом, но неожиданно подмигнул. Ричард насупился и отвернулся.

— Если вам угодно, Ваше Величество, — Придд, как всегда, невозмутимый, слегка поклонился, — мы действительно можем...

— Нет-нет, — Катари покачала головой. — Сирень так прекрасна, вовсе незачем ее ломать. Пусть цветет. Она для меня — один из символов лета.

— Надо же, — вежливо заметил Алва, — какими разными могут быть символы. А что вы скажете, например, о ночных мотыльках, которыми полон дворец? Они залетают во все окна и двери, и от них совершенно нет спасения. Вот, например, вчера ночью ко мне залетел один...

— Всего один, и вы уже жалуетесь, Рокэ? — тихо и мелодично засмеялась Катари. — Мне кажется, у меня их иногда бывают сотни. Но они ведь ничем не мешают.

— Вам — несомненно, — серьезно согласился Алва. — Но я был почти удивлен. Вероятно, этот мотылек тоже летел к вам — или куда-нибудь в другое место. И просто заблудился. Как вы полагаете, граф Васспард, возможно ли такое?

Ричард продолжал рассматривать дорожку, опасаясь поднять глаза. Разговор казался ему смутно опасным.

— Вполне возможно, — согласился Валентин. — Подобное случается. Но вы, полагаю, не причинили ему вреда.

— Разумеется, нет, — рассмеялся Ворон. — Я не воюю со столь безобидными созданиями. Однако вас, кажется, беспокоит его судьба, граф Васспард? Неужели невинное существо летело вовсе не к Ее Величеству?

Спрут слегка пожал плечами.

— Такое тоже вполне возможно, господин Первый Маршал. И это кажется мне куда менее удивительным, чем ваш неожиданный интерес к безобидным созданиям.

— О, мои интересы могут касаться самых разных вещей, — туманно сообщил Алва. — И созданий, разумеется. Однако солнце уже садится, скоро здесь станет прохладно. Ваше Величество, вы позволите проводить вас во дворец?

— Конечно, Рокэ, — королева опустила ручку на подставленный локоть Ворона, и они направились ко дворцу. Ричард и Валентин пошли следом. Валентин рассеянно вертел в руках веер Ее Величества, а Ричард пытался понять, что же на самом деле хотел сказать эр Рокэ.

Этим вечером приглашения под дверью его комнаты не оказалось, и Ричард, несколько минут поколебавшись между разочарованием и устойчивым желанием воспользоваться этой оказией и наконец как следует выспаться, выбрал второе. Засыпая, он смутно понадеялся, что крепкий долгий сон пойдет ему на пользу, и потом он будет лучше понимать все эти недомолвки и намеки, которые так популярны при дворе.

***

Пламя свечи дрогнуло от сквозняка, когда дверь открылась и закрылась снова. Скрежетнул ключ в замке. Граф Васспард отложил книгу, которую читал, и поднялся из кресла.

— Вина?

— Разумеется, — вошедший помедлил. — Если, конечно, сегодня вы не ждете гостей.

— Ждал, — Валентин наполнил бокалы. — Но вы уже здесь, так что вряд ли можно сказать, что я еще кого-то жду.

— Я не удивлюсь уже никаким сюрпризам, — герцог Алва принял бокал и прищурился.

— Не думал, что вас может заинтересовать более многочисленное общество, — с легким удивлением заметил Валентин, — но если вам угодно...

— Не сегодня, — Ворон усмехнулся, — хотя все возможно. Ее Величество считает лето беззаботным временем, вполне подходящим для милых невинных развлечений, и иногда я склонен с ней согласиться. Однако, признаться, я не ожидал, что мой оруженосец тоже разделяет это мнение.

— Вас что-то беспокоит? — бесстрастно поинтересовался граф Васспард, снова садясь в кресло и приглашающим жестом показывая на другое.

— Ни в коей мере, — Ворон, как будто не заметив приглашения, стоял посреди комнаты, задумчиво разглядывая Валентина. — Я совершенно не имею желания блюсти нравственность герцога Окделла. Не говоря уже о вашей.

Валентин едва заметно улыбнулся.

— Когда вы так улыбаетесь, граф Васспард, — рассеянно сообщил Алва, — у меня возникает подозрение, что допить вино вы не успеете.

— А чем вызвано... — начал Валентин, но Алва уже оказался возле его кресла и крепко взяв юношу за плечи, заставил встать. Валентин едва успел опустить бокал на столик.

— Вы нетерпеливы, — заметил он, когда Ворон на мгновение отстранился, чтобы вдохнуть.

— Я не люблю тратить время даром, — усмехнулся Алва, явно собираясь не дать графу Васспарду возможности ответить. — А на то, чтобы лишить вас самообладания, усилий обычно требуется довольно много, — добавил он еще черед минуту.

— Вы тоже не слишком склонны к немедленным реакциям, — невозмутимо откликнулся Валентин, расстегивая камзол герцога Алвы и скользнув узкой ладонью в вырез рубашки.

— Значит, вам захотелось разнообразия? — вежливо поинтересовался Ворон, занявшись, в свою очередь, одеждой графа Васспарда.

— Герцог, неужели вы ревнуете? — Валентин снова еле заметно улыбнулся.

— Не смешите меня, юноша, — Алва притянул его к себе, избавив от одежды лишь частично. — Меня мучает любопытство.

— Я так и предполагал, — Валентин на мгновение прижался виском к подбородку Ворона, потерся о скулу и уткнулся лицом в плечо. — Но что вам мешает узнать самому?

— Я об этом подумаю, граф Васспард, — Ворон погладил юношу по спине и подтолкнул к кровати. — А пока не тяните время.

...Но время все же тянулось — долго и мучительно сладко, вмещая в себя больше, чем могло бы вместить — прикосновения, вздохи сквозь стиснутые зубы, тихие смешки и снова прикосновения, невыносимо легкие, едва ощутимые, а потом неожиданно жесткие и почти болезненные, и вновь неуловимо нежные — пока наконец граф Васспард не охнул, сдаваясь, и не застонал в голос, выгибаясь под знакомыми, привычными, знающими его тело руками, кусая губы и что-то бессвязно бормоча.

— Я слушаю вас, — шепнул ему на ухо мучитель, но насмешка в его голосе скрылась за сбивающимся дыханием, и граф Васспард не удержался от улыбки, прежде чем сдаться и прошептать:

— Пожалуйста...

— О, разумеется, — ответ тоже был хриплым и совсем чуть-чуть торопливым.

Сражение опять закончилось вничью.

— Пожалуй, — светским тоном заметил Ворон, одеваясь, — вы правы. Для того, чтобы узнать что-нибудь наверняка, следует проверить самому.

— Вы собираетесь заняться этим немедленно? — рассеянно поинтересовался Валентин, наблюдая за маршалом. — Вы действительно нетерпеливы.

— Как я уже говорил, глупо тратить время зря, — усмехнулся Алва. — Особенно летом, когда кругом цветет сирень и летают мотыльки.

— Но как... — начал Валентин, и, не закончив, прищурился.

— В конце концов, — пожал плечами Ворон, по-кошачьи улыбаясь, — в коридорах дворца так темно... Не только герцог Окделл может ошибиться дверью, не так ли?

***

Ричард проснулся, сам не понимая, что вырвало его из сна, в котором с ним происходили удивительные, но несомненно приятные вещи — в основном при участии графа Васспарда. В открытом окне мерцали звезды, даже самые бледные проблески рассвета еще не разгоняли ночную тьму, и Дикон, вздохнув, устроился поудобнее в надежде вернуться в тот же самый сон. От неожиданного прикосновения к волосам он вздрогнул — но тут же повернулся, ловя едва различимую тень возле кровати за руку и собираясь потянуть к себе.

— Какой восхитительный энтузиазм, юноша, — лениво сообщила тень, гибко опускаясь на край постели. Дикон охнул и резко сел.

— Эр Рокэ!

— Я решил проверить, — пожал плечами Алва, — действительно ли ошибиться дверью так легко. И представьте себе, мне это удалось.

— Но, — пробормотал Дик, до крайности смущенный, — куда же вы шли?

— Хмм, — Ворон задумался. — Полагаю, вопрос «откуда» будет более верным. Впрочем, это частности. Кстати, если вы отпустите мою руку...

— Извините! — поняв, что он до сих пор держит эра за запястье, Ричард смутился окончательно и разжал пальцы.

— Вы наверняка покраснели, — прохладная ладонь прикоснулась к его щеке. — Да, действительно. Что вас беспокоит, Ричард?

— Но я же... — Дик замер, не зная, чего он хочет — отстраниться или прижаться щекой к ладони еще сильнее. Алва был совсем не такой, как днем, он не язвил, не говорил колкостей, и его насмешливость казалась почти ласковой. — Вы же знаете...

— Не всё, — серьезно сообщил Первый Маршал. — Если ваше сердце исполнено великой любви, о которой писали Дидерих и Веннен, то я не буду склонять вас к греху.

Ричард задумался и машинально потерся щекой о ладонь Алвы. Тот тихо засмеялся.

— Вижу, начав знакомиться с придворными развлечениями, вы решили не останавливаться на полпути.

— Я не знаю, — честно признался Ричард. Алва хмыкнул.

— В таком случае, вам не помешают новые знания. В конце концов, сложно делать умозаключения, не представляя, о чем идет речь.

— А? — спросил Ричард, не поняв, что хотел сказать его эр. Алва опять засмеялся и потянул Ричарда к себе. Тот поддался, как завороженный, и когда теплые губы начали исследовать его лицо, а уверенные руки откинули одеяло, он уже не смог бы возражать и сопротивляться, так что закрыл глаза и решил думать, что это еще один сон.

Наутро Ричард проснулся с приятными воспоминаниями, но все же растерянный и изрядно обеспокоенный. Весь день он пытался размышлять о том, что произошло, чтобы решить, как к этому следует относиться. Размышления оказались тяжелыми, потому что каждый раз, встречаясь с Первым Маршалом, Ричард терялся и краснел, а Алва смотрел на него с таким невинным недоумением, что Ричард не знал, смущаться или улыбаться. Вопрос разрешился, когда, в очередной раз отводя глаза от недоумевающего взгляда эра, Ричард столкнулся взглядом с графом Васспардом. Тот несколько секунд внимательно рассматривал герцога Окделла, а потом прищурился и вежливо наклонил голову. Ричард вздрогнул, как будто его ударили. Как же он сразу не понял, что Валентину может быть неприятно, что он так в открытую пялится на Алву! Ричард прикусил губу и глубоко задумался. Разумеется, они с графом Васспардом не обещали хранить друг другу верность, да это было бы и нелепо, но поведение, которое позволил себе Ричард, по его мнению, все же выходило за рамки приличий. Он наверняка оскорбил Валентина.

Ричард расстроился до такой степени, что ушел к себе, забыв про обед и послеобеденную прогулку с Ее Величеством, и до самого вечера размышлял, что же теперь делать. Вечером, так ничего и не придумав, но устав сидеть в душной пустой комнате, он незаметно пробрался в сад и отправился бродить по самым заброшенным его дорожкам.

Когда вечерние сумерки уже готовы были окутать Тарнику, Ричард направился обратно, по-прежнему не зная, что делать. Ноги принесли его к одному из раскидистых дубов под самыми окнами дворца, и Ричард утомленно опустился на траву под деревом, потирая виски и в тысячный раз перебирая возможные способы решения проблемы. Может быть, вызвать Алву на дуэль? Но он его уже вызывал, и это ни к чему не привело. Может быть, запирать дверь на ключ на ночь? Но тогда Валентин тоже не сможет к нему прийти. Хотя он, наверное, теперь и не захочет. Ричард тяжело вздохнул. Может быть, надо извиниться?.. Конечно! Ричард вскочил на ноги, собираясь немедленно бежать во дворец, идти к графу Васспарду и просить прощения — а потом вскинул голову и с облегчением понял, что бежать никуда не надо.

Ноги оказались умнее головы и привели его прямо под окно Валентина — открытое по случаю духоты. Граф Васспард собственной персоной сидел на подоконнике, листая толстую тяжелую книгу. Ричард чуть не охнул — он сидит тут уже почти час, практически рядом с Валентином, а тот его даже не заметил. Впрочем, и сам-то он хорош!

— Граф Васспард! — решительно сказал Дик, опасаясь, что если промедлит, то может передумать. — Я... мне нужно с вами поговорить!

Неподвижная фигура в окне шевельнулась: Валентин поднял голову и теперь смотрел прямо на Ричарда.

— Вы уверены, что выбрали подходящее время и место, герцог Окделл?

— Я вас обидел, — так же решительно продолжил Ричард, — но я не хотел!

— Вы ничем меня не обидели, — по-прежнему спокойно сообщил Валентин, перелистывая очередную страницу. — И я все-таки хотел бы обратить ваше внимание...

— Выслушайте меня! — Ричард сжал кулаки. Спокойствие Придда наверняка было показным, он просто старался скрыть, как сильно задело его легкомыслие герцога Окделла. Конечно, Ричард и сам бы не стал такое показывать — но необходимости извиняться это не отменяло.

— Хорошо, я вас слушаю, — согласился Валентин, снова переведя взгляд на книгу.

— Если вас задело то, что я спал с эром Рокэ... — начал Дикон, бросаясь в признание как в холодную воду. Что говорить дальше, он не придумал и поэтому замялся. В соседнем окне вздрогнула занавеска, но Ричард, смотревший только на графа Васспарда, не придал этому значения.

— Рокэ, это возмутительно! — прошипела Её Величество, мотнув головой, чтобы зажимавшая ее рот ладонь убралась. — Что вы себе позволяете?!

— Что именно вы имеете в виду? — поинтересовался герцог Алва, который крепко держал королеву за талию, не позволяя ей высунуться из-за занавески. — Если вы по поводу Окделла...

— Как вы смеете со мной так обращаться? — перебила его Катари. — Это... непочтительно.

— Вы собирались хихикать, Ваше Величество, — шепотом пояснил Алва. — Это бы выдало нас как наблюдателей и помешало бы развитию событий. Вы ничего не понимаете в тонком деле шпионажа.

— Да как вы... — начала Катари, но Алва прижал ее крепче.

— Кроме того, — мурлыкающим шепотом сказал он ей на ухо, — без верхней юбки и с расшнурованным корсетом вы выглядите недостаточно величественно. Вы хотите шокировать молодых людей?

— А их можно шокировать? — с сомнением пробормотала Катари.

— Если вы перестанете болтать, — заметил Ворон, — мы услышим продолжение трагической сцены, достойной пера лучших поэтов. Да не высовывайтесь же вы!

Валентин молчал несколько томительно долгих секунд, и Дикон уже решил, что все испортил своим признанием.

— Нет, — наконец уронил граф Васспард. — Не задело.

— Как это — не задело?! — возмущенно спросил Ричард, не успев себя остановить. Занавеска в соседнем окне опять вздрогнула.

— Это совершенно невозможно, — заметил Первый Маршал, поймав слегка вздрагивающую от сдерживаемого смеха королеву. — Ваше Величество, я бы никогда не взял вас с собой в разведку. Держите же себя в руках.

— Я надеялась, что меня удержите вы, — выдавила Катари, стараясь перестать смеяться. — На вас совершенно невозможно положиться.

Алва очень удачно потерял дар речи, так что Ее Величество смогла вернуться к наблюдению, успокоившись и тщательно игнорируя настойчивую руку, исследующую предоставленные расшнурованным корсетом возможности.

— Герцог Окделл, — сдержанно начал граф Васспард после очередной паузы, — если вы хотите подробно обсудить некоторые развлечения, к которым склонен двор, то окажите любезность и зайдите ко мне. Я не привык беседовать о таких вещах настолько публично.

— Нет, погодите! — возмутился Ричард. — Я хотел принести вам извинения, а вас это не задело! То, что я... Что мы с Алвой...

— Нет, — терпеливо подтвердил Валентин, окончательно смирившись с необходимостью беседовать свысока. — Меня не задело то, что вы с Алвой. Надеюсь, то, что мы с Алвой... — он почти точно воспроизвел интонации Ричарда, — вас тоже не заденет.

Из соседнего окна донесся придушенный женский возглас.

Ричард вздрогнул, моргнул и перевел взгляд на это окно, но ничего, кроме подрагивающей занавески, не увидел.

— А теперь, — с прежней невозмутимостью продолжил Придд, — когда мы полностью осведомили Её Величество о наших невинных развлечениях, может быть, вы все-таки подниметесь?

— Её Вели... — Дикон замер.

— Юноша, — занавеска отдернулась и в соседнем окне появился эр Рокэ, без камзола и в распахнутой на груди рубахе. — Я рекомендую вам принять приглашение графа Васспарда. Впрочем, если после всех потрясений вечера вы хотите выпить стаканчик кэналлийского, то у меня, кажется...

На этот раз возмущенный возглас «Рокэ!» было слышно вполне отчетливо.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.