Невидимая нить

Открыть весь фанфик на одной странице
Загрузить в формате: .fb2
Авторы: daana, Polyn
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Слэш
Пейринг: Рокэ Алва/Ричард Окделл
Рейтинг: R
Жанр: Action/Adventure Romance Drama
Размер: Макси
Статус: Закончен
Дисклеймер:

Все герои произведения совершеннолетние.

Не претендуем, не извлекаем.
Аннотация: Фик был написан на кинк-фест по заявке «До или во время отравления: Дик теряет память, и оказывается, что он вполне способен нормально думать самостоятельно. До возвращения памяти успевает привязаться (или влюбиться) в Алву». Все герои совершеннолетние.
Комментарий: Авторы почитали в википедии о причинах и симптомах диссоциативных расстройств, так что медицинский обоснуй происходящего более или менее имеется.
Предупреждения: нет

Глава 1.

Камень, казавшийся ярким даже в полумраке коридора, как будто притягивал взгляд, наливался злым алым светом. Ричард зачем-то провел пальцем по рассекавшей его золотой молнии. Голова кружилась, черные завитки на резной двери, ведущей в кабинет Ворона, плыли перед глазами. Ричард едва осознавал, что стоит перед дверью уже несколько минут, не решаясь ни постучать, ни отойти. Часы, которые он провел, бродя по городу, казались ему то вечностью, то секундами, все мысли, которые он успел передумать, сменяли друг друга с бешеной скоростью.

Наконец осталась одна, сразу же показавшаяся очевидной. Странно, с облегчением подумал Дик, что он не принял это решение сразу же. Ведь все так просто.

Ричард постучал в дверь, и, ожидая, пока она откроется, даже улыбнулся. В голове было легко и пусто, хотя кружиться она не перестала.

Дверь тихо скрипнула, отворяясь.

— Юноша? — Алва отступил, впуская оруженосца. — Что стряслось? Вы ввязались в очередную дуэль или, не приведи Создатель, проиграли Сону?

— Нет, — Ричард сглотнул и попытался сделать шаг вперёд. Ноги слушались плохо, перед глазами стало темно. Дикон заставил себя посмотреть на эра. Ворон насмешливо приподнял бровь и изогнул тонкие губы в издевательской улыбке.

— Какая прелесть. И во что же вы вляпались на этот раз?

Ричард почувствовал, что задыхается — от злости или от волнения, он и сам не смог бы сказать. Усмехающееся лицо Алвы задрожало, расплылось, и всё потемнело окончательно. Ричард ещё успел понять, что падает.

Лежать было приятно. Постель была мягкой, воздух свежим, пламя нескольких свечей не резало глаза и скрывало комнату в уютном полумраке. Однако то, что можно было разглядеть, позволяло понять, что эта комната ему незнакома.

Юноша резко сел на постели, обводя взглядом темные стены, тяжелую резную мебель, окно, за которым дышала теплом ночь... Задремавшая в кресле возле кровати женщина встрепенулась.

— Что такое, дор Рикардо? Голова болит?

Он растерянно прикоснулся к виску. Медленно качнул головой.

— Нет, — произнес неуверенно. — Не болит. А... где я?

Вопрос был, наверное, неудачным, но женщина казалась доброжелательной и искренне обеспокоенной. Она посмотрела на него с тревогой.

— Вы в своей комнате, дор Рикардо.

Дор Рикардо — это, видимо, его имя. Похоже на кэналлийское. Он нахмурился. Если это его имя, почему оно кажется чужим?

Мысли ползли неохотно, вопросы громоздились один на другой, вокруг открывались пугающие пропасти. Он в Кэналлоа? В Талиге? Где-нибудь еще? В голове всплывали названия стран и городов, но ни одно из них не вызывало ощущения узнавания.

Он в своем доме? В чужом? Он ранен? Что с ним произошло? И... — он попытался оттолкнуть самый страшный вопрос, но тот, появившись, уже не хотел исчезать, — кто он такой? Какую фамилию он носит? Кто его родители? Где они? Где... хотя бы кто-нибудь?

Женщина — вероятно, прислуга — молчала и приглядывалась к нему с непонятным выражением лица. Потом поднялась — он вздрогнул и вскинул голову.

— Пойду позову соберано, — она вздохнула. — Беда с вами какая-то, дор Рикардо.

Когда дверь закрылась, он невидяще смотрел перед собой. Когда она открылась вновь, яснее в голове не стало. Юноша попытался рассмотреть вошедшего, надеясь, что сможет что-нибудь вспомнить.

— Мне сказали, что вы пришли в себя, но ведёте себя странно. Думаете, вам это поможет? — холодно произнёс очень красивый человек в чёрном, которого ему наконец удалось разглядеть в полутьме.

— Я... — Рикардо, как он решил себя называть, растерялся. — Я не знаю.

Человек остановился возле кровати и посмотрел сверху вниз. Юноше показалось, что его собеседник то ли зол, то ли раздражен, но сказать точнее он бы не взялся. Кроме того, слово «соберано», которое произнесла служанка перед тем, как уйти, прозвучало как-то знакомо. Рикардо прикрыл глаза на мгновение — и вспомнил. Так жители Кэналлоа называют своего правителя. А правитель Кэналлоа — это...

— Вы Рокэ Алва! — радостно сказал Рикардо, забыв о недовольстве человека в черном. — Первый Маршал Талига!

— Вы решили начать с самого начала, герцог Окделл? — все так же холодно поинтересовался его собеседник. — Я бы предпочел услышать конец истории. Начало мне известно.

Юноша непонимающе моргнул и нахмурился. Герцог Окделл — тоже что-то знакомое, но что?..

— Я не знаю, сударь, — как можно твёрже произнёс он.

— Очаровательно, — собеседник напоминал большую хищную кошку. — Неужели вы думаете, что я не найду способа освежить вашу память?

— Это возможно? — Рикардо даже подался вперед, как будто стараясь поймать мелькнувшую надежду. — Пожалуйста!..

Рокэ Алва несколько секунд смотрел на него с выражением, больше всего похожим на недоумение. Потом молча опустился в стоящее рядом с кроватью кресло, провел пальцами по глазам.

— Я буду спрашивать, — сухо сказал он, — а вы отвечайте, не задумываясь. Кто правит Талигом?

— Фердинанд Оллар, — быстро, как было велено, откликнулся юноша.

— Как зовут его супругу?

— Катарина, урожденная Ариго.

— Где мы находимся?

— Не знаю, — юноша виновато пожал плечами, но Алва уже задавал следующий вопрос:

— Как называется столица Ургота?

— Урготелла.

— В каком году Эгмонт Окделл поднял восстание?

— Восстание? — Рикардо растерялся. Алва коротко кивнул.

— Назовите осенние созвездия.

— Щит, Всадница, Враги, Конь.

— Айрис, Дейдри и...?

Рикардо посмотрел на Алву непонимающе.

— С какими государствами граничит Талиг?

— Дриксен, Гаунау, Кадана...

— Довольно, — резко перебил его Алва. — В чём основная разница между эсператизмом и олларианством?

— Эсператисты различают семь ипостасей создателя, чем умаляют его величие.

Алва изогнул бровь.

— Однако. Назовите гербовые цвета Манриков?..

Через несколько минут град вопросов прекратился. На многие из них Рикардо смог ответить, другие ставили его в тупик, а некоторых он просто не понял. Алва вздохнул и откинулся на спинку кресла.

— Ну что ж. До сегодняшнего вечера притворяться вы не умели. Если исключить вероятность того, что вас научили этому за несколько часов... — он рассеянно расправил манжеты. Юноша молчал, ожидая продолжения.

— Вас зовут Ричард, герцог Окделл, — неожиданно резко сказал Алва. — Вы Повелитель Скал. И мой оруженосец.

Ричард осторожно кивнул, пытаясь привыкнуть к окончательному варианту своего имени.

— Вы находитесь в моем доме в Олларии, — продолжил Алва после паузы. — Несколько часов назад вы вернулись домой и... — новая пауза была почти незаметной, но Ричарду показалось, что Алва на мгновение заколебался, — вам стало плохо. Вы потеряли сознание и пришли в себя, — он пожал плечами, — вот таким. Ну что ж, бывает.

— Бывает? — переспросил Ричард. — Вы хотите сказать, это... Я заболел? Это можно вылечить?

Алва опять пожал плечами.

— Я когда-то читал о подобном. Возможно, память вернется к вам сама. Возможно, нет. Впрочем, вы немного потеряли, юноша. Землеописание вы по-прежнему знаете, сонеты Веннена помните, историю... по большей части тоже знаете. Вряд ли вы забыли, как держать шпагу и сидеть на лошади. Если мы считаем, что раньше вы это умели, конечно, — он усмехнулся. Ричард подумал, что Алва говорит несерьезно, и неуверенно улыбнулся в ответ. Вероятно, он сделал это зря — потому что Кэналлийский Ворон вдруг перестал усмехаться и внимательно вгляделся в него. Ричарду стало неуютно. Алва молчал, и он неуверенно спросил:

— А что... дальше?

— Дальше? — Ворон снова изогнул бровь. Ричард почувствовал, что краснеет.

— В ближайшее время вы, юноша, будете приходить в себя. Кончита о вас позаботится, — Алва прищурился. — А я пока займусь личными делами. Поговорим через пару дней.

Он встал и сделал несколько шагов к двери. На полпути обернулся.

— И не вздумайте покидать дом до моего разрешения.

— Слушаюсь, монсеньор, — с готовностью кивнул Ричард.

Алва покачал головой, непонятно хмыкнул и скрылся за дверью.

Ричард с облегчением откинулся на подушки. Он так и не понял толком, почему Рокэ Алва вдруг перестал злиться, но то, что он смог вспомнить о Первом Маршале Талига, заставляло его думать, что с эром ему, видимо, повезло.

Снилась башня в степи, охваченная то ли рассветным, то ли закатным пламенем. Ричард проснулся, когда уже рассвело, вызвал слугу — появился незнакомый южанин с непроницаемым лицом — умылся и спустился во двор со шпагой. Чувствуя себя неловким и нелепым, сделал несколько выпадов в воздух.

— Неплохо, — услышал он насмешливый голос за спиной. — Даже забыв всё, что касалось вас лично, вы не смогли выбросить из памяти наши утренние тренировки.

— Нет, монсеньор, — Ричард виновато улыбнулся. Ему казалось, что монсеньору зачем-то было очень нужно, чтобы он вспомнил что-то важное, но воспоминания не возвращались. — Я просто... проснулся.

— Раз уж вы проснулись в такую рань, глупо было бы упускать случай, — Алва насмешливо отсалютовал ему шпагой. — Защищайтесь.

И Ричарду пришлось туго.

— Ну что ж, — сказал наконец Ворон, опустив шпагу и прищуренными глазами наблюдая, как Ричард утирает мокрое от пота лицо и волосы. — По крайней мере, не хуже, чем было. Если не лучше.

— Лучше? — Ричард не смог сдержать удивления.

— Вероятно, юноша, вы в кои-то веки уделяли больше внимания тому, что я делаю, чем тому, что я собой представляю, — Алва улыбнулся, но улыбка показалась Ричарду не слишком веселой.

— Монсеньор, — неуверенно начал он. — Я не понимаю...

— Разумеется, — невозмутимо согласился Алва. — И это, пожалуй, к лучшему.

Ричард тяжело вздохнул, но сразу же улыбнулся. К манере Алвы говорить непонятные вещи насмешливым тоном он уже начал привыкать, и, не чувствуя в этом тоне ни злости, ни неприязни, решил, что это не худшее, что могло с ним случиться.

— Я уже отдохнул, — он снова встал в позицию. — И я не понял, где ошибся в последний раз. Если вы повторите...

— Вам это все равно не поможет, — Алва рассмеялся, глядя на замешательство Ричарда, — но я повторю. Ваше стремление к знаниям заслуживает награды.

Алва повторил ещё и ещё раз. Ричард понял, но исправить положение не сумел.

— Монсеньор, не могли бы вы объяснить мне, что нужно делать? — осторожно попросил он.

Рокэ смотрел на оруженосца с выражением, которое тот не мог понять. Ричард видел только, что его эр не злится. Ворон поднял взгляд вверх и прищурился — солнце уже взошло и отражалось в окнах.

— Пожалуй, мог бы. Но не сейчас.

— Хорошо, — Ричард понадеялся, что у него получилось скрыть досаду. — А что мне делать дальше?

— Позавтракайте и отправляйтесь в библиотеку. Вы иногда проводили там время, когда вам нечего было делать, — пояснил Алва, видя растерянность юноши.

— Спасибо, монсеньор, — Ричард только сейчас понял, что голоден, и улыбнулся.

— Приятно видеть, — неожиданно заметил Ворон, — что ваше недомогание вас совершенно не печалит.

Ричард решил, что спрашивать, почему Алва так считает, было бы глупо, и просто пожал плечами:

— Я подумал, что могло быть и хуже.

На лице Ворона на долю секунды появилось все то же непонятное выражение. Ричард открыл было рот, чтобы поблагодарить эра за утренний урок фехтования, но Алва неожиданно резко сказал:

— Можете идти.

— Слушаюсь, монсеньор, — машинально откликнулся Ричард.

Все-таки жаль, подумал он, что он ничего не помнит о себе. Возможно, именно из-за этого ему и не удается понять, почему Алва временами ведет себя так странно.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.