Шрам от бордель-маман

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Crabat
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Джен
Пейринг: Олаф Кальдмеер Отто Бюнц
Рейтинг: G
Жанр: Humor
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: Мир и герои принадлежат В. Камше
Аннотация: нет
Комментарий: нет
Предупреждения: нет

Мало кто любит тяжелый запах лазарета. Но тяжелее любить его тому, кто привык к брызгам швана и крикам флавиотов. Еще тяжелее любить его Отто Бюнцу, ненавидящему выполнять чьи-то дурацкие указания. Единственное что он одобрял — это изредка рекомендовавшееся лекарями красное вино. Но туда добавляли мед, перец и всякую гадость, превращавших стоящее алатское в совершенное негодное пойло.

— Как здоровье, капитан цур зее?

Олаф Кальдмеер уселся на койке.

— А ты как думаешь?

— Думаю что хорошо. Хотя бы можно разобрать, что ты говоришь.

Кальдмеер хмыкнул.

— Да и рожа у тебя не такая опухшая, как вчера. Когда швы снимут?

— Через неделю.

— Здорово она тебя отделала...

Свежеиспеченный капитан цур зее кивнул.

Впрочем, какой он свежеиспеченный? Любой хлеб зачерствеет за четыре дня, пока Олаф тут валяется. Черствый капитан цур зее... Премьер-лейтенант Бюнц не выдержал и заржал.

Черствый Олаф непонимающе уставился на собеседника. Вкупе с обмотанной корпией головой жесткий взгляд серых глаз смотрелся неожиданно паршиво. И неприятно. Шварготвурм! Отто не выдержал и стал разбирать сумку.

— Все-таки здорово, что тебе выделили отдельную палату.

— Угу.

— Адольф просил передать тебе.

— Что это?

— Виноград. И бутылка «Слез блудницы»

Бюнц уже собирался высказаться в защиту бестактности Шнееталя. хотя идея была его.

Но Кальдмеер попытался улыбнуться.

— Это слишком дорого.

— Не нам с тобой считать деньги Шнееталей.

— Передай ему мою благодарность.

Бюнц кивнул, поглядывая на виноград. Ему не терпелось попробовать бордонское лакомство, но даже его шальной язык не желал требовать что-либо с увечного Кальдмеера. И разговаривать с ним не желал. Хотя за проделку с борделем Бюнц извинился в первый же день. Он два дня как проклятый бормотал извинения что перед Олафом, что перед госпожой Репербан. К вящему удовольствию последней, ей была выплачена и солидная сумма. За молчание и разбитую посуду.

— Обязательно.

Бюнц обернулся на дверь и прислушался. Вроде все тихо. Он вытащил флягу и быстро налил касеру в стакан.

— За тебя, капитан?

— За «Ноордкроне»! — Олаф отпил, не переставая косится на дверь.

Бюнц кивнул.

— Обидно...

— Обидно. Но неделя — это недолго.

— А если раньше?

— Команда не должна видеть своего капитана в таком состоянии.

— Ну как знаешь.

В голову не лезли темы для светской беседы. Бюнц отхлебнул еще и не выдержал.

— За что она тебя? За тонто? И только?

Олаф то ли кивнул, то ли покачал головой. Из-за кусков корпии лица почти не видно. Отто предпочел не докапываться до бедняги. Потом расскажет. Получить повышение, получить судно и в первый же вечер загреметь в лазарет. Из-за чего? Да из-за шлюхи.

— А чем?

— Столовым ножом. Я же говорил.

Бюнц присвистнул. Как тогда. Весь Метхенберг слышал о горячих девочках Репербан. Но ожоги оказались, скажем так, чересчур обширны. И болезненны.

Раздался осторожный стук.

— Перевязка?

В комнату вполз тощий длинный парень. Он повел носом и подозрительно нахмурился. Бюнц состроил невозмутимую мину.

— Лейтенант, вы уверены, что хотите остаться?

Бюнц пожал плечами. Медик неопределенно мотнул головой и стал снимать повязку.

Увидев исцарапанное опухшее лицо, с огромной красной полосой поперек левой скулы, Отто вздрогнул и медленным шагом пошел к выходу, клянясь в верности Святому Торнстену, Леворукому и крабьей теще. И обещая этой же веселой троице, что никогда не будет спьяну играть в тонто на проституток. Но на деньги — почему бы и нет?

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.