Последняя истина

Открыть весь фанфик на одной странице
Загрузить в формате: .fb2
Автор: Beroald
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Преслэш Джен
Пейринг: Эрвин Ноймаринен/Валентин Придд
Рейтинг: G
Жанр: General
Размер: Миди
Статус: Закончен
Дисклеймер: Мир и герои принадлежат В. Камше
Аннотация: Приезд Валентина Придда совпадает с цепью загадочных смертей в замке Ноймар
Комментарий: нет
Предупреждения: смерть нескольких персонажей

Пролог

— Эрвин!

Голос брата эхом прошелся по стволам елей, обгоняя топот копыт по чуть подтаявшему снегу. Эрвин обернулся. Там, где дорога сворачивала к ручью, появились два всадника. Первый, что несся к нему, сжав пятками бока гнедого, был Маркус. За ним, чуть отставая, но торопясь по мере сил, ехал старый капитан Нольте. Что они там увидели?

Эрвин натянул поводья, останавливаясь. Этой зимой в окрестностях Ноймара неожиданностей не случалось — ими пестрил большой мир за краем гор, мир сошедший с ума и катившийся, казалось, к разверстой пропасти, вроде той, куда по слухам угодил на исходе лета регент Алва. Вести одна страннее другой приходили из Марагоны, из Дриксен, из сгоревшей Олларии, но здесь, над вечно мчащейся вниз Доннерштрaаль, время словно зависло, прежде, чем мутным потоком броситься вниз. Герцог после отъезда Савиньяка почувствовал себя хуже и почти не собирал советов, вместо него обязанности регента Талига по сути перешли к наследнику Людвигу, а всей обoроной Ноймаринен поставили командовать Альберта. Пока маршал Севера истреблял дриксов в Марагоне, в горах падал снег и звенела туго натянутая струна ожидания. Альберт, казалось, тоже слышал ее и каждое утро, как заведенный, выезжал из Ноймарского замка с егерями или со своим порученцем, ища спасения в скачке по снегу. Возвращался он обычно к полудню, чтобы в тысячный раз обсуждать с отцовскими офицерами планы обороны перевалов. Впрочем, и Эрвин с Маркусом по возможности находили дела за пределами замка — будь то ревизия ближайших гарнизонов, или просто выезд на учебные стрельбы с отрядом, как сегодня.

Всадники между тем приблизились. Всклокоченный, потерявший где-то шляпу Маркус подъехал первым, бледное веснушчатое лицо сейчас казалось совсем мальчишеским.

— Эрвин, там... — Голос младшего брата прервался, пока тот натягивал поводья, с трудом удерживаясь на нервно плясавшем гнедом.

Показалось, или в глазах блеснули слезы? Таким он видел Маркуса только однажды, когда на охоте егерь случайно подстрелил любимую борзую брата. Тогда ему было пятнадцать лет.

— Докладывайте, Нольте.

Эрвин повернулся к капитану, поспешно отводя взгляд от расклеившегося Маркуса, между прочим — теньента кавалерии.

— Плохо дело, господин граф, — начал было капитан, но перехватив удивленный взгляд продолжил рапорт без отступлений. — На переправе их сиятельство граф Альберт убиты. Одни, больше нет никого.

— Что...

За спиной тихо охнул один из солдат, и тут же смолк. Рука сама поднялась к груди, где под слоем сукна и батиста, у самой кожи, собирал тепло сердца небольшой камень — горный оберег. Ноймары отродясь не носили эспер. Впрочем, когда Эрвин заговорил, голос прозвучал почти ровно.

— Покажете мне место. Маркус, останешься здесь с людьми. Фулькорн, езжайте в замок и доложите герцогу... нет, лучше маркизу Ноймару. Живо.

Не оборачиваясь, чтобы убедиться, правильно ли его поняли, он тронул пятками бока чaлого и на рысях последовал за Нольте к повороту. Хотелось нестись галопом, разметая снег, соскочить с коня и проверить, нельзя ли все же оживить, вернуть... Но было откуда-то совершенно очевидно, что Альберта уже не позвать оттуда, куда он ушел внезапно, первым из четырех сыновей герцога Ноймаринен.

То, что открылось взгляду на заросшем лесом берегу выше переправы через ручей, было одновременно и страшнее, и обыденнее ожидаемого. Альберт лежал на боку, словно решил вдруг припасть ухом к заснеженной земле над ручьем, неподалеку нервно рвался с повода пойманный солдатами серый линарец с белой звездочкой на выпуклом лбу. Кровь, неровным пятном впитавшуюся в снег, Эрвин по-настоящему увидел только когда спешился. И вздрогнул, невольно поднеся руку ко рту, когда Нольте перевернул брата. Пуля разнесла часть лица, навсегда утратившего знакомые черты. Эрвин отвернулся, сделал пару шагов к воде. Снег здесь мешался с выступавшей над водой сероватой глиной, подтаявшей во время недавней оттепели.

В оцепенении он сделал еще шаг и застыл y кромки воды, глядя на другую сторону ручья. Там на берегу в таком же месиве из снега и глины отчетливо виднелись свежие конские следы.

Нольте, похоже, уже заметил направление его взгляда.

— Прикажете поискать, откуда? — капитан хмуро кивнул в сторону леса на той стороне.

— Да, пусть посмотрят, сколько их было и с какой стороны приехали, — скованно отозвался Эрвин. Оцепенение не желало проходить.

Пока люди на этой стороне ручья заворачивали в плащ тело Альберта для перевозки в замок, а на той стороне искали следы неизвестно откуда взявшихся налетчиков, он так и стоял у воды, бездумно глядя то на камни, отшлифованные до безупречности быстрым течением, то на собственные заляпанные глиной ботфорты. Где-то отзывались далёким криком над лесом стаи воронья, перекатывался по камням ручей, выбиваясь из-под слоистого льда. Холодные голоса звучали в водопаде под Эренфельс, выстуживая всю радость из сердца.

I. Следы из дома

Люди, посланные Нольте на тот берег, вернулись через полчаса с докладом, что всадник на той стороне был один и ехал со стороны Нoймара. Сквозь охватившее Эрвина странное безразличие эта новость кольнула чем-то тревожным. Только выезжая наконец на дорогу, он смог найти определение причине тревоги. Беда пришла из дома, а не из-за гор.

В замке сразу бросилась в глаза необычная для середины дня тишина, сообщавшая, что солдатам и челяди герцога Ноймаринен уже известно о происшедшем.

Людвиг встретил их на лестнице в апартаменты отца. По нетерпению, сказывавшемуся в его движениях и повороте головы, Эрвин понял, что брат настроен действовать более, чем скорбеть. Kак, впрочем, и он сам.

— Как это случилось?

— Похоже, предательство. В него стрелял кто-то из Ноймара. — Только произнеся это вслух, Эрвин до конца осознал произошедшее.

— Вот как… Отец сегодня не выходил, доклады принимал в спальне. — Людвиг говорил отрывисто, словно боялся длинными фразами выдать растерянность. — Но думаю, больше мы не можем скрывать от него.

Вместе они стали подниматься к распахнутой двери в приемную. Маркус шел следом за Эрвином — за все время пути домой он не проронил ни слова, и хотелось повернуться к нему, взять за плечи и встряхнуть, но было не время и не место.

Первым, кто встретился им в приемной, был отцовский секретарь, Хартманн. Завидев вошедших, рыжеволосый мужчина поклонился и тут же по старому обычаю коснулся того места, где носят под одеждой каменный оберег — Эрвин знал, что он родом из Придды, но за годы успел перенять обычаи ноймаров. Он отвлеченно кивнул в ответ, все еще не в силах отогнать странное оцепенение, напавшее на него на переправе.

— Герцог сегодня дважды звал мэтра Гольдбрунна, — сказал секретарь, когда Людвиг двинулся к двери. — Не может ли столь дурная новость нанести вред?

Хартманн был располaгавшим к себе человеком, и его забота о герцоге была скорее всего искренней, но сейчас и она раздражала. Эрвин заметил, как на мгновение заколебался брат, и наконец нашел в себе силы прервать оцепенение. Сделал шаг вперед и распахнул дверь перед Людвигом. Oни прошли через пустой кабинет и маленький вестибюль, отделявший его от спальни. Лакей открыл перед ними последнюю дверь и повинуясь жесту Людвига, остался снаружи.

Рудольф Ноймаринен был аккуратно одет и выбрит, как всегда, но Эрвин невольно вздрогнул, увидев, каким усилием ему дался поворот в кресле, когда сыновья появились в комнате.

Отец обвел их взглядом, кивнул и обозначил знакомый жест рукой, предлагая говорить.

Людвиг прокашлялся, но отец опередил его, тихим, но твердым голосом спросил:

— Неужто дриксы на перевалах?

— На перевалах все спокойно, слава Создателю. — Людвигу будто стало легче оттого, что не он начал разговор. — Убили Альберта... сегодня днем.

Мгновение Эрвину казалось, что герцог не улавливает смысла сказанного, но потом он заметил, как рука отца сжала подлокотник и в совершенно ясном, как прежде, взгляде появилась определенность.

***

— Значит, следы вели из Ноймара. — Рудольф поднял тяжелый взгляд на старшего сына. — Сам-то что об этом думаешь?

Эрвин, имевший в отличие от брата больше времени, чтобы подумать над происшедшим, имел кое-какие соображения о поисках убийцы, но герцог хотел знать мнение Людвига — того, на кого готовился оставить Ноймаринен и Талиг.

— Должно быть кто-то засланный от дриксов, еще в прошлом году... или раньше. — Людвиг опустил ладонь на подлокотник кресла, как бы давая понять, что для него эта версия исчерпывает круг возможностей. — Поиск начнем немедленно, только распоряжусь, чтобы Альберта положили в часовне.

— Об этом распоряжусь я, — бесцветным голосом прервал его отец. — Ты собирай совет, и подумай, кто теперь отвечает за перевалы.

— Если в замке и вправду засланный дриксами убийца, начать стоит с этого, — чуть выдвинув вперед подбородок, как делал всегда, если решался спорить с отцом, возразил Людвиг.

— Убийцу пусть поищет Эрвин, а на тебе — Талиг и Ноймаринен, — Рудольф не принял возражение, и Эрвин мысленно поблагодарил отца за доверие. — И не забудьте про наших гостей. Идите.

— Гостей?

Эрвин недоумевающе повернулся к брату, как только они оказались в приемной, на этот раз одни — Хартманн куда-то делся.

— Да, пока вас не было, прибыл из Западной армии мoлодой Придд с отрядом, — рассеянно обронил Людвиг. — Пока не знаю, с чем пожаловали. Но это ждет до ужина, наверное. Что думаешь делать, пока следы горячи?

— Узнать, почему Альберт поехал сегодня один. Кто об этом знал. Кто вернулся в Ноймар из лесов за утро.

Людвиг кивнул, обозначая одобрение.

— Возьми себе в подчинение Нольте и сколько понадобится солдат, если нужен приказ о чьем-то аресте, считай, он у тебя есть. Я пойду, совет и вправду надо собрать.

Найти, кто знал об утреннем отъезде Альберта в одиночестве, оказалось нетрудно. Трудность состояла в том, что свидетелей оказалось слишком много — помимо часовых на воротах замка и находившейся в тот час во дворе челяди, об этом знали еще несколько слуг и не ко времени захворавший порученец, остававшийся в своей комнате. Позже, впрочем, теньент Винтерлих отправился-таки к аптекарю в город и пока не вернулся, так что расспросить его об утренних событиях не было никакой возможности. Попытки людей Нольте проверить, нет ли у какого из вернувшихся недавно в замковые конюшни коней на копытах серой глины, результатов не принесли. То ли убийца оказался умнее и перед возвращением в замок обтер коня соломой или снегом, то ли приехал он все же не из замка, а из городка. Скорее из упрямства, чем из надежды на успех, Эрвин велел проверить коней в конюшне городской стражи и во всех трактирах, и направился к себе переодеться.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.