Esta noche bailamos

Загрузить в формате: .fb2
Автор: beatlomanka
Бета: нет
Гамма: нет
Категория: Джен
Пейринг: Альберто Салина Валентин Придд Арно Сэ
Рейтинг: G
Жанр: General
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: все права на мир и персонажей принадлежат В.В. Камше.
Аннотация: нет
Комментарий: нет
Предупреждения: нет

— Ну, пойдем, Вальхен! — Арно смешно наморщил нос и потянул невозмутимого герцога за рукав. Берто склонил голову, пряча усмешку — даже лежа прямо на траве Валентин Придд умудрялся сохранять свое извечное равнодушие.

— Я ведь уже сказал, виконт, что подобные забавы не для меня, — спокойно сообщает эта Медуза, не отрывая меланхоличного взгляда от заходящего солнца. Еще по-дневному жарко, но Придд по-прежнему одет, как на парад — даже колет не расстегнул, хотя они с Арно сидят в одних распахнутых рубашках. В золотых волосах Сэ алеет какой-то зацепившийся за ленту яркий цветок, последние лучи отражаются в фамильном аметисте Валентина, и Берто кажется, что вот он — Рассвет. Что еще нужно для счастья?

— Мне иногда кажется, что ты меня старше не на год, а лет на пятнадцать, — обиженно бурчит Арно и отбирает у Берто бутылку с сангрией, прикладывается к горлышку, и тонкая темно-бордовая струйка стекает по светлой коже. Салина снова усмехается, заметив, как Придд нервно сглатывает и отводит резко взгляд. Недалеко звенят маракасы и кастаньеты, поет гитара. Там, на главной площади Марикьяры уже горят костры, фиеста в самом разгаре, соленый ветер трогает волосы, и пахнет морем и горячим песком. Даже Придд здесь кажется не таким уж холодным, а Арно так и вовсе стал почти марикьяре — научился играть на гитаре, пить сангрию, да и по-кэналлийски говорит уже почти без акцента.

Валентин молчит, прикрыв глаза, и Альберто машет на него рукой.

— Что ж, если народные танцы вокруг костра — неподходящее развлечение для Повелителя Волн, то мы, пожалуй, пойдем без него, — Берто показывает язык по-прежнему невозмутимому герцогу и тянет Арно за собой туда, где люди, и так шумно и пьяно догорает очередной летний день. Савиньяк встает легко, он весь как какая-то чудная птица из далеких краев, где нет страха и боли, идет за марикьяре, а потом вдруг оборачивается, и Берто каким-то шестым чувством знает, как сверкают сейчас черные глаза.

На площади дымно и за музыкой не разобрать, что говорят в двух шагах, Арно встряхивает головой, и длинная алая лента слетает с его волос, тяжелые золотые кудри рассыпаются по плечам. Берто ведет его к самому большому костру, мысленно начиная отсчитывать время — сколько же Валентин продержится на этот раз? Хотя бы до пятидесяти дотянет? Раз, два, три... Как красиво падал тогда снег на каштановые волосы, а серый линарец, казалось, сошел с каких-то старых гравюр — из тех, что Берто так любил в детстве. Девять, десять, одиннадцать... Как горели звезды в черном небе, когда они с Валентином сидели вдвоем около постели в лазарете. Шестнадцать, семнадцать... Придет, куда он денется, Арно ведь просто невозможно отказать — и кому, как не Придду об этом знать. Двадцать три, двадцать четыре... Как он сорвался с места тогда, услышав, что отряд Арно Сэ попал в засаду, что Савиньяк схлопотал две пули и едва ли не при смерти. Двадцать семь, двадцать восемь, двадцать девять... Слепяще-алая кровь на чистом снегу, залитый кровью мундир, склонившийся над Арно Валентин, сам Берто, почти что падающий с коня. Тридцать два, тридцать три... Огоньки свечей плясали на кубках, когда они втроем сидели у камина — и Арно казался почти прозрачным от кровопотери и слабости, а во взгляде Придда светилась такая непривычная забота. Тридцать девять, сорок... Три одинаковые серебряные цепочки, купленные той зимой, они носят теперь не снимая. Сорок четыре... Вокруг костра уже образовался круг, незнакомые люди берутся за руки — сегодня здесь все друзья, сегодня не различают титулов и чинов. Сорок восемь, сорок девять... Чьи-то холодные ладони вдруг размыкают их с Арно руки, и Сэ смеется, глядя на поджатые губы Валентина Придда — уже даже избавившегося от колета.

— Ничего смешного, — Берто скорее угадывает, чем слышит слова полковника, — вас же совершенно нельзя оставлять без присмотра. Как дети малые!
© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.