Марк и Лаконий

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Ардорская Ласточка
Бета: melissakora
Гамма: нет
Категория: Преслэш
Пейринг: Рокэ Алва Джастин Придд
Рейтинг: G
Жанр: Romance
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: Мир и герои принадлежат В. Камше
Аннотация: еще одна зарисовка про начало отношений
Комментарий: нет
Предупреждения: возможен ООС

Значит, очнулись и ненавидим.

В светлых глазах молодого Придда действительно плещется ненависть, чистая и неразбавленная.

— Зачем вам унижать меня, герцог? Я не причинял вам зла!

Ледяной тон мальчишки не вяжется с его нелепым положением, но сие недоразумение, похоже, — не большой мастер различать, что уместно, а что — нет. И эта очаровательная логика Людей Чести! Ну конечно, у герцога Алвы не может быть иных мотивов, кроме желания унизить.

При других обстоятельствах Рокэ бы разозлился, но глупец, валяющийся перед ним в пыли, настолько бледен и растерян, что злиться на него — как пинать ребёнка.

Хотя некоторым великовозрастным детям, может, и не помешало бы дать хорошего воспитательного пинка.

Интересно, что скажет Вальтер. Все это представление настолько не в духе дома Приддов... За исключением, пожалуй, фамильного тона. До Рокэ доходили слухи, что супрем не слишком доволен наследником. Теперь понятно — почему. Право, беднягу Вальтера даже немного жаль.

Однако, у юноши есть размах. Скучно пустить себе пулю в лоб в тиши кабинета? Нет! Если сводить счёты с жизнью, то только в парадном мундире, с перьями на шляпе и перед всей армией! Сложно взбесить Вальтера вернее.

Рокэ почти весело и почти жаль супрема.

Вот только этот шальной последователь Дидериха — будущий Повелитель Волн. Может, стоило дать ему убить себя, спокойствия Талига ради? Кто там у Приддов следующий по очереди? Вряд ли такой же дурак... Говорят, один снаряд не падает в ту же воронку, во всяком случае, когда речь идет о Приддах.

— Вы так говорите, потому что не видели, как я унижаю, граф, — отвечает Рокэ снисходительно. — И не советую пытаться узнать. Встать можете?

Придд вытаскивает ногу из-под буланого, тихо стонет сквозь зубы, поднимаясь. Значит, кости целы или почти целы. Что ж, одной проблемой меньше.

— Вижу, можете. Отлично. Теперь садитесь на лошадь позади меня.

Рокэ подъезжает ближе, протягивает руку, чтобы помочь молодому глупцу влезть в седло.

Да, прямо в мятых парадных перьях, поедешь, перед всей армией, у меня за спиной. Ведь вы хотели запоминающейся сцены, юноша? Не сомневайтесь, эту сцену все запомнят.

Придд, кажется, начинает понимать всю неловкость ситуации, последние краски сходят с его лица.

— Это приказ Первого маршала, теньент, — безжалостно уточняет Рокэ, не убирая руки.

Придд в отчаянии закрывает глаза, а когда открывает вновь — от ненависти в них нет уже и следа, только мольба.

Так, так, так. Ненадолго же тебя хватило. И нет, голубчик, другого выхода ты мне не оставил.

А дурак красив — мимоходом отмечает Рокэ — редкой для мужчины, и уж тем более для Придда, чувственной красотой. Как пить дать, завтра пойдут слухи о том, что несчастный юноша бросился под пули, потому что его соблазнил беспутный Первый маршал.

Однако птенчик не спешит выполнять приказ, а у Рокэ, вообще-то, по плану сейчас сражение.

— Вы понимаете, чьё время теряете и в какой момент, теньент?

Придд сжимает губы почти в линию, подходит ближе и, опираясь на протянутую руку, взлетает в седло. Хорошо взлетает, эффектно. Сразу видно — юноша любит и умеет производить впечатление, одна смертельная скачка в радугу чего стоит...

Они возвращаются в тишине. Даже Альберт воздерживается от комментариев, когда они вновь присоединяются к армии.

— Теньенту нового коня! — командует Рокэ. — Теньент Васcпард, вы останетесь рядом со мной до конца боя!

Придд молча кивает, бледный и печальный, как невинно осужденный герой Дидериха.

***

К вечеру дриксы бегут. Рокэ, конечно, не собирается им этого позволять, но ловить улепётывающих гусей они будут завтра.

Рядом маячит отпрыск Вальтера, тот самый утренний любитель драмы. Почему он здесь трётся? Ах, да, Рокэ же сам приказал... Он поворачивается к мальчишке и разглядывает его в упор. Лицо Придда сияет азартом и восхищением.

Быстро же у вас меняется настроение, юноша. Тоже любим битвы?

— Я слышал про ваш военный гений, много раз! — торопливо и страстно объясняет Придд, безошибочно угадывая незаданный вопрос. — Но одно дело слышать, другое — увидеть! Ради такого стоило остаться в живых...

Придд осекается на полуслове. Видимо, хотел добавить что-нибудь вроде «ещё на один день».

— Так вы не бросили эту нелепую идею с самоубийством? — напрямую спрашивает Рокэ с подчёркнутой досадой.

Придд растерянно хмурится, не зная, что ответить. Значит, не бросил. Прискорбно.

Однако, есть в этом юноше что-то подкупающее. Какой-то он... живой, что ли. Слишком живой для Придда. Кто знает, может именно такой Повелитель Волн и нужен сейчас Талигу в целом и ему, Рокэ, в частности? Эмоциональный, открытый, уязвимый, другими словами — управляемый... Рокэ готов держать пари, что спруты такими урождаются нечасто.

Возиться с мальчишкой, конечно, не хочется, да и некогда. С другой стороны, это хороший шанс, который не стоит упускать. Рокэ пытается припомнить что-нибудь о втором по счёту сыне Вальтера. Кажется, отец им доволен гораздо больше.

Рокэ досадливо морщится. В Олларии он расспросил бы Дорака, тот знает всё со своей сетью ручных ызаргов, покрывшей весь Талиг. Здесь Дорака нет, но можно спросить Ноймаринена. Или...

Рокэ снова бросает взгляд на неудавшегося самоубийцу. Или у этого чуда в перьях. Похоже, придётся все-таки уделить ему время.

— Мы практически незнакомы, граф, я считаю это досадным упущением, — говорит Рокэ с вежливым кивком. — И раз уж мы пересеклись здесь, и вы всё ещё себя не убили каким-нибудь бессмысленным и нелепым способом, приглашаю вас сегодня отужинать со мной. После вечернего Совета. Это не приказ. Не хотите — откажитесь.

Граф Васпард снова растерянно кусает губы. Очевидно, и хочется, и колется.

— Что вас останавливает? То, что я — враг Людей Чести?

— То, что я изрядно запутался, — признаётся Придд. — И, боюсь, знакомство с вами путаницу усилит.

— Судя по сегодняшнему демаршу, усиливать вашу путаницу всё равно некуда, — пожимает плечами Рокэ. — Итак, вас ждать?

— Да, — улыбается Придд.

Его строгие черты озаряет на редкость приятная, тёплая улыбка. А наследник Вальтера умеет не только делать глупости, но и располагать к себе людей. Как не похоже на эту породу, и то, и другое. Рокэ предположил бы, что он бастард, но фамильное сходство налицо.

«И как же всё-таки мальчишка хорош собой, — отмечает второй раз за день Рокэ. — Кажется, даже Её Величество положила на него глаз? Впрочем, эту кампанию мальчика проиграл, ещё не начав. Кстати, может от этого и — под пули? Впрочем, кошки с ним, какая разница».

— Значит, жду вас сегодня у себя в шатре, сразу после совета. А сейчас можете быть свободны.

Придд растерянно кланяется, но Рокэ уже не до него.

***

Когда Придд приходит вечером, без опоздания, он производит на Рокэ уже совсем другое впечатление. Собранный, серьёзный, прекрасно воспитанный молодой человек. Вполне граф Васпард.

Рокэ даёт себе труд быть обаятельным. Под натиском этого убийственного оружия сдалось немало крепостей, в те времена, когда герцог Алва ещё не ленился пускать его в ход. Но то, как легко оказалось покорить этого Придда, удивляет даже Рокэ.

Джастин, граф Васпард, не сильно избалован любовью и вниманием?

Весьма странно для молодого человека с его положением в обществе, манерами и красотой.

К концу ужина Придд совершенно очарован. И это не то чтобы взаимно, но Рокэ, пожалуй, готов взять назад некоторые свои слишком резкие суждения о нём.

Возможно, их встреча принесёт плоды.

— Вы понимаете, что о сегодняшнем происшествии донесут вашему отцу, — касается наконец скользкой темы Рокэ. — Полагаю, он будет неприятно удивлён.

— Почему вы так думаете? — усмехается Джастин, но усмешка получается невесёлой.

Рокэ поднимает бровь.

— Не думаю, что отец сочтёт мой поступок странным, — серьёзно и горько говорит Джастин. — Предательским, недопустимым — да. Странным — нет.

Так, так, так. То есть сегодня мы видели не взбалмошную выходку начитавшегося Дидериха мальчишки, а развязку сложной семейной драмы?

Рокэ поднимает уже две брови.

— Семейные дела — дурная тема для разговора, — быстро продолжает Джастин, спохватившись. — Забудьте, пожалуйста. Вас это ни в коей мере не касается, простите, что я вообще начал об этом говорить.

И, с улыбкой, добавляет:

— Этот вечер — лучшее, что со мной случилось за этот трудный год.

— Если так, то год у вас действительно выдался не слишком удачным, — салютует бокалом Рокэ. — Когда окончится эта война, а она окончится скоро, я дам вам пару уроков в прожигании жизни. В вашем возрасте они необходимы.

Джастин смеётся, открыто, заразительно, но на дне смеха — горечь. (Кажется, с семьёй у него всё ещё сложнее, чем можно предположить.) А затем делает весьма изящный поклон.

— Я почту за честь учиться непотребству и разврату у мастера.

Ай, ай, а у нас есть зубы.

Рокэ не спешит реагировать, молчит и смотрит на Джастина, ему любопытно, как тот поступит дальше.

Джастин улыбается, немного смущённо, но без тени страха.

— Я сказал дерзость? Вы, говорят, убиваете за меньшее?

— Вы признали мастерство там, где оно наличествует, — усмехается Рокэ. — И даже сделали из этого факта правильные выводы. Что до второй части вашего замечания, то я убиваю на дуэли только тех, кто не хочет умирать. Тех же, кто хочет, я всего лишь унизительно калечу.

Джастин смеётся. На его высоких, бледных скулах едва заметно проступает румянец удовольствия.

— Хотел бы я хоть немного походить на вас, герцог!

Какая прелесть.

— Жестокостью?

— И силой, — кивает Джастин. — Горе вашим врагам!

— Обычно мне лень тратить на них время, — пожимает плечами Рокэ, удивляясь тому, как потеплело на душе от столь нехитрой, прямолинейной лести. А мальчик не так прост.

Можно было бы, конечно, отметить, что врагам Вальтера Придда тоже приходится несладко. Но отчего-то лишний раз поднимать эту тему не хочется. Слишком мирный, приятный ужин, кошки с ним, с Вальтером и его интригами.

К тому моменту, когда Придд, откланявшись, покидает шатер, Рокэ уже принимает решение. Он возьмет этого странного Спрута под своё крыло и, вероятно, будет иметь дело с возмущением его скользкого семейства. Но этим можно пренебречь. Если оставить юношу в армии, где власть Рокэ непререкаема, возможностей для маневра у Вальтера не будет.

Что ж, осталось уговорить мальчишку. Он, кажется, вовсе не мнит себя военным и приехал сюда в поисках смерти, а не призвания. Ну ничего. Уговорим как-нибудь. И, конечно, теньент — непоходящее звание для мужчины в двадцать три, если только он не полный бездарь. А молодой Джастин, при всей его эксцентричности, определённо не бездарь.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.