Коронация

Загрузить в формате: .fb2
Автор: Ардорская Ласточка
Бета: melissakora
Гамма: нет
Категория: Слэш
Пейринг: Рокэ Алва/Лионель Савиньяк Лионель Савиньяк/Рокэ Алва Рокэ Алва/Марсель Валме Марсель Валме/Рокэ Алва Марсель Валме/Лионель Савиньяк Лионель Савиньяк/Марсель Валме
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: Мир и герои принадлежат В. Камше
Аннотация: Написано на заявку «Лионель и Марсель, слэш, Лионель — король. И внезапно возвращается Рокэ, который был любовником каждого из них.»
Комментарий: нет
Предупреждения: постканон, ООС, намеки на threesome.

— Ваше Величество.

Герцог Алва кланяется с почтением, в котором практически не видно сарказма. А может, и вовсе не видно, просто Лионель знает, что он там есть.

Толпа, собравшаяся поглазеть на исторический момент — как последний Ракан признает власть вассала своих вассалов, — взрывается ликованием. «Впрочем, они рукоплескали бы любой выходке Рокэ, — думает Лионель. — Даже если бы он сейчас сорвал с меня корону или зарезал на глазах у всех». Чернь любила Рокэ и до таинственного исчезновения. А уж когда он вернулся из небытия и принес с собой свободу от зеленого безумия, обожание простолюдинов и вовсе перешло в неистовство.

«Что ж, пусть лучше бесятся при виде закатной красоты Рокэ Алвы, чем от неизвестной зеленой дряни», — заключает Лионель и позволяет мыслям потечь по другому, более пикантному руслу.

Пикантное русло напрямую связано с закатной красотой Рокэ.

Воспоминания, воспоминания, воспоминания... Слишком много воспоминаний. В какую все-таки неловкую ситуацию попали они с Марселем!

То, что оба были любовниками одного человека, не слишком кололо глаза в те времена, когда, потеряв и оплакав Рокэ, они начали сближаться. Глупо ревновать пропавшего без вести, особенно если соперник теперь сам греет твою постель и весьма недурно. Но, Леворукий, Создатель, Абвении и кто там еще, Рокэ вернулся, и это меняет все. Или нет?

Лионель с милостивой улыбкой государя указывает герцогу Алве почетное место по правую руку. В синих глазах долю секунды полыхает насмешливое пламя, а потом Рокэ отвешивает еще один почтительный поклон, в знак признательности. И спокойно садится на указанное место.

— Ты зря сделал такую скептическую мину, когда я тебя благодарил, — тихо говорит Рокэ, когда торжественная церемония идет своим, уже не требующим их активного участия, чередом. — Я действительно благодарен тебе за это место. Был бы благодарен за любое, кроме твоего.

— Звучит как издевательство.

— Издевательство? Леворукий упаси!

Рокэ заговорщицки подмигивает, едва прищуривая один глаз, чтобы этот маленький знак мог видеть только Лионель. В это сложно поверить, но Рокэ, кажется, намерен проявить уважение к церемонии — неслыханное для него дело!

— Когда до ужаса боишься влезть в очень грязную и большую лужу, — милостиво поясняет Рокэ, почти не открывая рта и сохраняя при этом серьезную мину, — и так ее обходишь, и эдак, и все без толку, и вдруг некто отодвигает тебя и сам туда встает... Это рождает смешанные чувства. Жалеть я тебя не собираюсь, поэтому предпочитаю считать, что ты получил то, чего хотел.

— Не хотел, — качает головой Лионель тоже едва заметно, чтобы и его жест не был виден толпе. — Но привык и даже стал находить в этом предмете на голове некоторое удовольствие. Ты бы не смог его найти, я знаю. А значит, так, как есть, — честнее.

— Спасибо, — Рокэ легко касается пальцев Лионеля.

Лионеля прошивает дрожью узнавания: это жест из их прошлого, совместного и отнюдь не невинного. В ответ Рокэ слегка приподнимает бровь.

Мерзавец, мог бы сделать вид, что не заметил! Лионель не позволяет себе сжать губы в досаде — любые изменения на лице короля увидят из первых рядов, — поэтому он продолжает милостиво улыбаться.

— Не стану скрывать, я тоже скучал, — просто говорит Рокэ. И на этот раз Лионель сдерживает дрожь.

— Как и по виконту Валме, очевидно, — замечает Лионель, сам не понимая, что хочет услышать в ответ.

— Разумеется, — спокойно отзывается Рокэ. — Ты и он — те, на кого я могу положиться.

“На кого я могу положиться”. Кто еще мог сказать подобное королю? Любопытно, что он затеял и до какой формальной роли все-таки снизойдет?

— Кстати, о виконте Валме. Ты не захотел надеть корону. Возможно, ты захочешь вернуть себе перевязь Первого маршала?

— Чтобы клясться тебе на крови? Нет уж, уволь. Марсель куда изящнее умеет обходиться с клятвами, здоровая кровь "навозников" тут, знаешь ли, — преимущество.

Лионель все-таки слегка поджимает губы.

— Ты полагаешь, я бы злоупотребил твоей клятвой?

— Я полагаю, что никогда и никому больше не дам такой власти надо мной. Некоторые ошибки, Ли, совершаются только однажды.

Рокэ прав. Что за глупая фантазия — чтобы этот человек присягал тебе, Лионель? Разве мало того, что он сегодня сел по правую руку?

— Кстати, а где господин Первый маршал?

Тон у Рокэ скучающий, но Лионеля не обманешь. Марсель повел себя с прибывшим во дворец из ниоткуда герцогом Алвой весьма скандально: узнав, что Рокэ уже пару месяцев живет в Олларии инкогнито, попросту вмазал ему по физиономии. Во всяком случае, попытался — по этой бестии не так легко попасть в драке. Все присутствующие тогда затаили дыхание. Даже Лионель, признаться, разозлился и приготовился спасать идиота. Но Рокэ только расхохотался и подмигнул: «Все такой же горячий».

Лионеля это короткое замечание обожгло ревностью (еще бы понять — к кому из них двоих), но и успокоило. Война между ближайшими немногочисленными сторонниками отменялась, а интересы Талига Лионель всегда ставил выше собственных постельных неурядиц.

— Виконт Валме прислал записку, в которой сетует на внезапно сваливший его с ног недуг.

— Бедняга заболел от злости?

— Ну, если тебе интересно, он написал, что не видит смысла присутствовать при этом балагане. Он отчего-то уверен, что ты обязательно полезешь править.

— Правда? А вчера он орал что-то про безответственность... Заставь повесу и гуляку тянуть на своих плечах бремя власти — и характер у него стремительно испортится.

— Тебя это тоже касается, не правда ли?

— От души надеюсь, что теперь мой характер расцветет от пьянства и распутства.

— Ты же не бросишь меня со всем этим?

— Ну что ты, буду время от времени заходить к тебе в гости с вином.

Рокэ дурачится, но Лионель знает — он будет пить, дебоширить и изображать легкомысленного мерзавца до последнего, а затем придет и встанет даже не за спиной — впереди, закрывая собой. Как же Лионелю его не хватало!

— Пока мы торчим здесь и маемся бездельем, я хотел бы поднять еще одну тему...

Лионель ловит выразительный взгляд кардинала и делает приветственный жест. Представители разных сословий теперь могут приблизиться, чтобы преклонить колени перед новым королем. Значит, церемония подходит к концу. Впрочем, людская река течет неспешно, и у них есть время договорить.

— Я весь внимание, Ваше Величество.

Рокэ продолжает развлекаться.

— Когда-то мы были любовниками, — с места в карьер пускается Лионель. Несколько по-кавалеристски, а кавалерист в семье Савиньяков не он, но времени в обрез, и затягивать не хочется.

— Что ты еще собираешься мне напомнить? — смеется Рокэ — Имя моего отца? Я не жалуюсь на память, Ли.

— Пусть это было неудачное начало, но оно сразу подводит нас к сути проблемы.

— Ты о том, что мое место у тебя под боком занято новым Первым маршалом? Ли, я это переживу.

— А если я... продолжаю испытывать к тебе чувства?

— То я готов вспомнить былое.

Синие глаза по-прежнему смеются, но смотрят острее, прямо в душу.

— А если я при этом продолжаю испытывать чувства и к новому Первому маршалу?

— Давай-ка я продолжу твои логические изыскания. А что, если и я тоже испытываю чувства к упомянутому нервному Первому маршалу, одновременно испытывая их и к тебе?

— Тааааак.

Лионель не находится с лучшим ответом. Он, конечно, понимает, куда клонит Рокэ. Это повисшее в воздухе предложение настолько в духе главного скандалиста Талига, что Лионель удивлен, что не предвидел его.

Церемония подходит к тому моменту, когда король должен величественно встать и покинуть своих подданных под восхваляющие восклицания. Что Лионель и проделывает.

— Я не думаю, что для кого-то из нас троих это станет проблемой, — бросает ему вслед Рокэ.

Счастливец, баловень судьбы, все ему нипочем, даже бездна, даже проклятая зелень и уж конечно — любовь втроем.

Лионель позволяет снять с себя торжественные одежды, затем делает знак, и его оставляют одного. Тогда он с удовольствием потягивается и улыбается. Хорошо бы поехать к Марселю и самым вульгарным образом дать мерзавцу в глаз. Неуважительное отношение к королю в этом государстве мог себе позволить только один человек, и даже он сегодня соизволил присутствовать!

Лионель снова потягивается, расстегивает ворот камзола. Сегодняшняя ночь будет бурной, а завтра их будет уже трое на один забытый Абвениями Талиг.

© 2011 «Архивы Гальтары». Все права защищены.